ほととぎす
ながなくさとの
あまたあれば
猶うとまれぬ
思ふものから
ほととぎす
ながなくさとの
あまたあれば
なほうとまれぬ
おもふものから
Селений, в которых
поешь ты, кукушка,
так много!
Сторонюсь от тебя я,
хоть и люблю...
Включено в Кокинсю, 147
名のみたつ
しでのたをさは
けさぞなく
いほりあまたと
うとまれぬれば
なのみたつ
しでのたをさは
けさぞなく
いほりあまたと
うとまれぬれば
Кукушка та, лишь о которой
сложилось имя так,
сегодня утром плачет...
Ведь в стольких хижинах от ней
так сторонятся люди!

いほりおほき
しでのたをさは
猶たのむ
わがすむさとに
こゑしたえずは
いほりおほき
しでのたをさは
なほたのむ
わがすむさとに
こゑしたえずは
Во многих хижинах... и всё же —
кукушке этой верю!
Вот если б только голос
не смолк её в селеньи,
где я живу...

ほととぎす
鳴きつる方を
眺むれば
ただ有明の
月ぞのこれる
ほととぎす
なきつるかたを
ながむれば
ただありあけの
つきぞのこれる
Я взглядом ищу:
Не там ли сейчас промелькнул
Кукушки голос?
Но нет! Одна лишь луна
Медлит в рассветном небе.
Данное стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 161 («Песни лета»).
ひぐらしに
君まつ山の
ほととぎす
とはぬ時にぞ
声もをしまぬ
ひぐらしに
きみまつやまの
ほととぎす
とはぬときにぞ
こゑもをしまぬ
Цикаду
Ждущая горная
Кукушка,
Не пришли к тебе,
И ты плачешь, слез не жалея[81] —
81. В танка обыгрываются омонимы: мацу – «ждать» и часть топонима Мацуяма, хигураси – «закат дня» и «цикада». Из них складывается второй смысл стихотворения: «До заката дня ждала я и, подобно кукушке, плачу, что не пришел ты».
嘆きのみ
しげきみ山の
ほととぎす
木がくれゐても
音をのみぞなく
なげきのみ
しげきみやまの
ほととぎす
きがくれゐても
ねをのみぞなく
Только все стонет
В густых горных лесах
Кукушка.
Хоть и спрятана в деревьях,
Все же слышен плачущий голос.

それがなかに、むめをかざすよりはじめて、ほとゝぎすをきゝ、もみぢをゝり、ゆきをみるにいたるまで、又つるかめにつけてきみをおもひ、人をもいはひ、あきはぎなつくさをみてつまをこひ、あふさか山にいたりてたむけをいのり、あるは春夏あき冬にもいらぬくさ〳〵の歌をなむ、えらばせたまひける。すべて千うたはたまき、なづけて古今和歌集といふ。

Собрали мы великое множество песен, начиная с тех, в которых говорится о том, как любуются цветущей сливой, и, далее, о том, как слушают пенье соловья, срывают ветку осеннего клена, созерцают снег. Также отобрали мы те песни, в которых содержатся пожелания долголетия Государю, а век его сравнивается с веком журавля и черепахи; песни-славословия; песни, передающие тоску разлуки с милой женой при виде осенних листьев хаги или летних трав; песни, рассказывающие о том, как возносят молитвы на «холме Встреч» — Оосака, и еще немало разнообразных песен, кои не распределены по временам года, не относятся непосредственно к весне, лету, осени или зиме. Все эти песни числом в тысячу заключены в двадцати свитках, и назван сей труд «Собрание старых и новых песен Японии».

枕草子 > 5. 四月、祭の頃 (Прекрасна пора четвертой луны…)
すこしくもりたる夕つ方、夜など、しのびたる郭公の、遠くそらかねかとおぼゆばかり、たどたどしきを聞きつけたらむは、

А вечером и ночью, когда набегут легкие облака, где-то в отдаленье прячется крик кукушки, такой неясный и тихий, словно чудится тебе…

古尓
戀良武鳥者
霍公鳥
盖哉鳴之
吾<念>流<碁>騰
いにしへに
こふらむとりは
ほととぎす
けだしやなきし
あがもへるごと
Та птица, что тоскует о былом, —
Ведь это бедная кукушка!
Боюсь, что это плакала она,
Совсем как я,
Что о былом тоскую…

霍公鳥者立夏之日来鳴必定
又越中風土希有橙橘也
因此大伴宿祢家持感發於懐聊於裁此歌
三月廿九日

Кукушка прилетает петь с наступлением лета, и сроки эти точно определены. Однако в провинции Эттю мало цветов татибана: выращивать их не в обычаях этой провинции. В связи с этим Отомо Якамоти и выразил свои чувства, записав эти песни. 29-й день 3-й луны
В данном году начало лета приходилось на середину 3-й луны (МС). Кукушка обычно поет среди цветов татибана.
角障經
石村之道乎
朝不離
将歸人乃
念乍
通計萬<口>波
霍公鳥
鳴五月者
菖蒲
花橘乎
玉尓貫
(一云
貫交)
蘰尓将為登
九月能
四具礼能時者
黄葉乎
折挿頭跡
延葛乃
弥遠永
(一云
田葛根乃
弥遠長尓)
萬世尓
不絶等念而
(一云
大舟之
念憑而)
将通
君乎婆明日従
(一云
君乎従明日<者>)
外尓可聞見牟
つのさはふ
いはれのみちを
あささらず
ゆきけむひとの
おもひつつ
かよひけまくは
ほととぎす
なくさつきには
あやめぐさ
はなたちばなを
たまにぬき
(ぬきまじへ)
かづらにせむと
ながつきの
しぐれのときは
もみちばを
をりかざさむと
はふくずの
いやとほながく
(くずのねの
いやとほながに)
よろづよに
たえじとおもひて
(おほぶねの
おもひたのみて)
かよひけむ
きみをばあすゆ
(きみをあすゆは)
よそにかもみむ
Обвита плющом скала
По дороге в Иварэ…
Утром рано
Каждый день
Проходил, наверно, ты,
Совершая этот путь,
Верно, думал каждый раз:
Лишь придет веселый май,
Запоет кукушка здесь,
Нежных ирисов цветы,
Померанцы мы сорвем,
Яшмой нанизав на нить,
Мы сплетем себе венки…
В долгий месяц сентября,
В моросящий мелкий дождь
Украшаться будем мы
Клена алою листвой.
И как долго без конца
Тянется ползучий плющ,
Долго будет длиться все,
Вечно, тысячи веков!
Так, наверно, думал ты,
По дороге проходя…
И возможно ль, что тебя
Будем завтра мы считать
Нам чужим уже навек?

狛山尓
鳴霍公鳥
泉河
渡乎遠見
此間尓不通
(一云
渡遠哉
不通<有>武)
こまやまに
なくほととぎす
いづみがは
わたりをとほみ
ここにかよはず
(わたりとほみか
かよはずあるらむ)
Кукушка, что поёт
На склонах гор Кома,
Из-за того что очень далека
На Идзуми речная переправа,
Совсем не прилетает петь сюда.

奥の細道 > 殺生石の章段 (Смертоносный Камень)
野を横に
馬牽むけよ
ほとゝぎす
のをよこに
うまひきむけよ
ほととぎす
Наискосок
Через поле веди коня,
Кукушка.

奥の細道 > 雄島が磯の章段 (Взморье Одзима)
松島や
鶴に身をかれ
ほとゝぎす
まつしまや
つるにみをかれ
ほとゝぎす
О, Мацусима!
Займи же обличье у журавля
Сегодня, кукушка.

霍公鳥
痛莫鳴
汝音乎
五月玉尓
相貫左右二
ほととぎす
いたくななきそ
ながこゑを
さつきのたまに
あへぬくまでに
Кукушка!
Ты не плачь с такой тоской,
Пока не нанижу я жемчуг майский
И вместе с жемчугом
Печальный голос твой!
* Жемчуг майский (сацуки-но тама) — душистые лекарственные плоды, которые нанизывают в мае на нить, затем их вкладывают в мешочек из парчи и украшают его сверху искусственными цветами — ирисами, лотосами и др. и прикрепляют к нему длинные пятицветные нити, скрученные в виде шнуров. Это является магическим актом против болезней и простуды. Обычай украшать в праздники майским жемчугом жилище пришел из Китая. Этот разукрашенный мешочек называют еще кусуридама — “лекарственный жемчуг”.

神名火乃
磐瀬之<社>之
霍公鳥
毛無乃岳尓
何時来将鳴
かむなびの
いはせのもりの
ほととぎす
けなしのをかに
いつかきなかむ
Кукушка, что поешь в священной роще
В Ивасэ, в Камунаби, мне скажи:
К холмам Нараси,
Где живу я ныне,
Когда ты прилетишь и будешь петь?
* Камунаби — общее обозначение для священных рощ и гор, где, считалось, обитали боги, потом оно стало собственным названием. Здесь это местность в Тацута (совр. городок Тацута).
霍公鳥
無流國尓毛
去而師香
其鳴音手
間者辛苦母
ほととぎす
なかるくににも
ゆきてしか
そのなくこゑを
きけばくるしも
О, как бы я хотел уйти отсюда
В страну такую,
Где кукушек нет:
Когда поющие их голоса я слышу,
Так тяжко на душе!
* Кукушка — обычный образ в песнях разлуки. Пение кукушек могло напоминать поэтому о далекой возлюбленной.
小治田廣瀬王霍公鳥歌一首

Песня принца Охарида Хиросэ о кукушке
* Принц Охарида Хиросэ [назывался по местности Охарида, где находился дворец императрицы Суйко (593–629)]. В 682 г. по приказу императора занимался вместе с принцем Кавасима императорской хроникой и подбором древних документов, занимал высокие должности при дворе. Умер в 722 г. В М. — одна его песня.
霍公鳥
音聞小野乃
秋風<尓>
芽開礼也
聲之乏寸
ほととぎす
こゑきくをのの
あきかぜに
はぎさきぬれや
こゑのともしき
С осенним ветром в поле этом,
Куда пришел кукушку слушать я,
Вдруг хаги расцвели…
Ах, из-за их расцвета
Кукушки голос еле слышал я…
* Песня помещена в летнем цикле, так как образ кукушки и время ее кукования связаны с летом, хотя в песне говорится скорее о ранней осени, чем о позднем лете (как допускают некоторые комментарии—ИЦ), о чем свидетельствуют, кроме образа осеннего ветра, осенние хаги.
足引之
山霍公鳥
汝鳴者
家有妹
常所思
あしひきの
やまほととぎす
ながなけば
いへなるいもし
つねにしのはゆ
Кукушка, что поешь
Средь распростертых гор!
Когда я слышу голос твой печальный,
О дорогой жене в столице дальней
Всегда в тот миг я думаю с тоской!

物部乃
石瀬之<社>乃
霍公鳥
今毛鳴奴<香>
山之常影尓
もののふの
いはせのもりの
ほととぎす
いまもなかぬか
やまのとかげに
Кукушка,
Что живешь в священной роще,
В Ивасэ, там, где род военный жил,
Ужели и теперь ты петь не будешь
В тени зеленых гор?
* Роща Ивасэ славилась во времена М. пением кукушек.
霍公鳥
来鳴令響
宇乃花能
共也来之登
問麻思物乎
ほととぎす
きなきとよもす
うのはなの
ともにやこしと
とはましものを
Кукушка, прилетев,
Все время громко плачет,
Хотел бы я спросить тебя:
Не вместе ли она с цветком унохана
В местах печальных появилась?
* Пение кукушки всегда связано с расцветом унохана и померанцев. Поэтому, слыша пение кукушки, предполагаешь увидеть и расцвет этих цветов. Но эта песня носит аллегорический характер: унохана здесь символизирует подругу жизни Табито — его покойную жену, а одинокая кукушка — Отомо Табито. Перевод сделан согласно комментарию СП. Кукушка в таком контексте, когда речь идет о потере любимого человека, т. е. о вечной разлуке, встречается впервые.
* В ответной песне Табито аллегорически говорит о своем горе, сравнивая себя с кукушкой, тоскующей и плачущей в одиночестве.
橘之
花散里乃
霍公鳥
片戀為乍
鳴日四曽多寸
たちばなの
はなちるさとの
ほととぎす
かたこひしつつ
なくひしぞおほき
В селенье, где ныне опадают на землю
Белоснежного цвета лепестки померанцев,
Много дней уже плачет,
Тоскуя, кукушка,
На любовь свою больше не встречая ответа…
* В ответной песне Табито аллегорически говорит о своем горе, сравнивая себя с кукушкой, тоскующей и плачущей в одиночестве.
今毛可聞
大城乃山尓
霍公鳥
鳴令響良武
吾無礼杼毛
いまもかも
おほきのやまに
ほととぎす
なきとよむらむ
われなけれども
Вот и теперь
На склонах дальних Оки
Кукушка милая моя
По-прежнему поет, наверно, громко,
Хотя там нет уже меня…

大伴坂上郎女霍公鳥歌一首

Песня госпожи Отомо Саканоэ о кукушке

何奇毛
幾許戀流
霍公鳥
鳴音聞者
戀許曽益礼
なにしかも
ここだくこふる
ほととぎす
なくこゑきけば
こひこそまされ
О, почему же я люблю так сильно
Кукушку?
Ведь когда она поет
И слышу я ее печальный голос,
Растет безудержно моя тоска!

獨居而
物念夕尓
霍公鳥
従此間鳴渡
心四有良思
ひとりゐて
ものもふよひに
ほととぎす
こゆなきわたる
こころしあるらし
Живу один, и грусть меня терзает,
И вот, когда в тоске этих ночей
Здесь с плачем; надо мной
Кукушка пролетает,
Мне кажется: есть сердце у нее!

宇能花毛
未開者
霍公鳥
佐保乃山邊
来鳴令響
うのはなも
いまださかねば
ほととぎす
さほのやまへに
きなきとよもす
Цветок унохана
Еще не расцветал,
А вот кукушка прилетела
На склоны горные Сахо
И песни звонкие запела.

我屋戸尓
月押照有
霍公鳥
心有今夜
来鳴令響
わがやどに
つきおしてれり
ほととぎす
こころあれこよひ
きなきとよもせ
У дома моего
Все залил свет луны.
Кукушка!
Если у тебя есть сердце,
Сегодня ночью прилети и громко спой!
* Обращением к кукушке с просьбой спеть песню в часы свидания с друзьями всегда хотят подчеркнуть любовь к другу, уважение к гостям.
我屋<戸>前乃
花橘尓
霍公鳥
今社鳴米
友尓相流時
わがやどの
はなたちばなに
ほととぎす
いまこそなかめ
ともにあへるとき
Кукушка,
Средь цветущих померанцев,
Благоухающих у дома моего,
Как раз теперь спой нам скорее песни
В часы свиданья с другом дорогим!
* Обращением к кукушке с просьбой спеть песню в часы свидания с друзьями всегда хотят подчеркнуть любовь к другу, уважение к гостям.
皆人之
待師宇能花
雖落
奈久霍公鳥
吾将忘哉
みなひとの
まちしうのはな
ちりぬとも
なくほととぎす
われわすれめや
Пускай опали белые цветы
Унохана,
Которых ждут все люди,
Кукушку, куковавшую в цветах,
Я никогда не позабуду.
* “.-унохана, которых ждут все люди” — фраза особо не комментируется. Однако, поскольку унохана в народных песнях связывается с урожаем, то, возможно, их цветение служило благожелательной приметой для урожая, и поэтому все ждали скорейшего расцвета этих цветов.
吾背子之
屋戸乃橘
花乎吉美
鳴霍公鳥
見曽吾来之
わがせこが
やどのたちばな
はなをよみ
なくほととぎす
みにぞわがこし
Оттого что хороши цветы
Молодых расцветших померанцев
Возле дома друга моего,
Не смолкая, там поет кукушка.
Я пришел, чтоб на нее взглянуть!
* По-видимому, эта песня была сложена на поэтическом турнире на заданную тему о кукушке.
霍公鳥
痛莫鳴
獨居而
寐乃不所宿
聞者苦毛
ほととぎす
いたくななきそ
ひとりゐて
いのねらえぬに
きけばくるしも
Кукушка,
Ты не плачь в безудержной тоске!
Одна живу я…
И когда не спится,
И слышу плач твой, — тяжко на душе!

大伴家持恨霍公鳥晩喧歌二首

Две песни, в которых Отомо Якамоти упрекает кукушку за то, что она запаздывает с пением

吾屋前之
花橘乎
霍公鳥
来不喧地尓
令落常香
わがやどの
はなたちばなを
ほととぎす
きなかずつちに
ちらしてむとか
На померанцах возле дома моего
Цветут цветы, а песнь не раздается.
Кукушка!
Неужель без песен, в тишине,
Цветам на землю здесь осыпаться придется?

霍公鳥
不念有寸
木晩乃
如此成左右尓
奈何不来喧
ほととぎす
おもはずありき
このくれの
かくなるまでに
なにかきなかぬ
Кукушка,
До меня тебе и дела мало,—
Ах, до сих пор, когда в тени ветвей
Уже совсем темно от листьев свежих стало,
Скажи мне, почему не прилетаешь петь?

大伴家持懽霍公鳥歌一首

Песня, в которой Отомо Якамоти радуется пению кукушки

何處者
鳴毛思仁家武
霍公鳥
吾家乃里尓
<今>日耳曽鳴
いづくには
なきもしにけむ
ほととぎす
わぎへのさとに
けふのみぞなく
Быть может, раньше где-нибудь и пела
Кукушка, прилетевшая сейчас.
Но здесь,
В моем селении, у дома,—
О, здесь она поет сегодня в первый раз!

大伴家持霍公鳥歌一首

Песня о кукушке, сложенная Отомо Якамоти

霍公鳥
雖待不来喧
<菖>蒲草
玉尓貫日乎
未遠美香
ほととぎす
まてどきなかず
あやめぐさ
たまにぬくひを
いまだとほみか
Кукушку ожидаю я напрасно,
Она не прилетает, не поет.
Ужели потому, что день еще далек,
Когда я ирис жемчугом прекрасным
На нить сумею нанизать?
* Ирис (аямэгуса, совр. сёбу, Iris orientalis) — употребляется как лекарство, цветет летом.
* “День еще далек” — имеется в виду 5 мая — праздник, когда изготовляют кусуридама (см. п. 1465).
大伴家持雨日聞霍公鳥喧歌一首

Песня, сложенная Отомо Якамоти, когда в дождливый день он слушал пение кукушки

宇乃花能
過者惜香
霍公鳥
雨間毛不置
従此間喧渡
うのはなの
すぎばをしみか
ほととぎす
あままもおかず
こゆなきわたる
Не потому ли, что цветы унохана
Опасть должны, полна такой тоскою
Кукушка здесь?
Ах, даже в дождь она
Все время плачет и летает надо мною!

吾屋前乃
花橘乎
霍公鳥
来鳴令動而
本尓令散都
わがやどの
はなたちばなを
ほととぎす
きなきとよめて
もとにちらしつ
На ветвях цветущих померанцев,
Что растут у дома моего,
Прилетев, кукушка плакала так громко,
Что опали наземь
Лепестки цветов…

夏山之
木末乃繁尓
霍公鳥
鳴響奈流
聲之遥佐
なつやまの
こぬれのしげに
ほととぎす
なきとよむなる
こゑのはるけさ
Средь зарослей деревьев, что цветут
На горных склонах летнею порою,
Кукушки плач…
Ах, он, пронизывая все,
Несется далеко, звеня тоскою!

足引乃
許乃間立八十一
霍公鳥
如此聞始而
後将戀可聞
あしひきの
このまたちくく
ほととぎす
かくききそめて
のちこひむかも
У склонов распростертых гор
Между деревьев притаился я,
Кукушка!
В первый раз услышав голос твой,
Как после без тебя я буду тосковать!
* По-видимому, сложены на тему о кукушке на поэтическом турнире, как и остальные песни этого раздела.
筑波根尓
吾行利世波
霍公鳥
山妣兒令響
鳴麻志也其
つくはねに
わがゆけりせば
ほととぎす
やまびことよめ
なかましやそれ
Когда бы я подняться смог
На дальний пик горы Цукуба,
Кукушки песня, может быть,
От эха горного бы громче загремела.
А может быть, она не стала б петь?

無暇
不来之君尓
霍公鳥
吾如此戀常
徃而告社
いとまなみ
きまさぬきみに
ほととぎす
あれかくこふと
ゆきてつげこそ
К возлюбленному другу моему,
Что время не найдет прийти побыть вдвоем,
Кукушка,
Полети и передай ему
О том, как я тоскую здесь о нем!

事繁
君者不来益
霍公鳥
汝太尓来鳴
朝戸将開
ことしげみ
きみはきまさず
ほととぎす
なれだにきなけ
あさとひらかむ
Оттого что велика молва людская,
Не пришел ко мне сегодня ты…
О кукушка,
Ты хоть с песней прилети!
Утром дверь тебе я распахну навстречу!

霍公鳥
鳴峯乃上能
宇乃花之
Q事有哉
君之不来益
ほととぎす
なくをのうへの
うのはなの
うきことあれや
きみがきまさぬ
У пиков горных в вышине,
Там, где кукушка распевает,
Цветок расцвел унохана…
Не потому ль, что мной огорчена,
Ко мне ты нынче не явилась?

霍公鳥
鳴之登時
君之家尓
徃跡追者
将至鴨
ほととぎす
なきしすなはち
きみがいへに
ゆけとおひしは
いたりけむかも
Кукушка
Лишь запела, в тот же миг
Я от себя её прогнала:
“Ты к дому милого лети!” — я ей сказала,
Но прилетела ли она к тебе?

古郷之
奈良思乃岳能
霍公鳥
言告遣之
何如告寸八
ふるさとの
ならしのをかの
ほととぎす
ことつげやりし
いかにつげきや
Кукушке,
Что поет вблизи холма
Нараси — милой родины моей,
Передала привет я для тебя,
Но донесла ль она мои слова тебе?

伊加登伊可等
有吾屋前尓
百枝刺
於布流橘
玉尓貫
五月乎近美
安要奴我尓
花咲尓家里
朝尓食尓
出見毎
氣緒尓
吾念妹尓
銅鏡
清月夜尓
直一眼
令覩麻而尓波
落許須奈
由<米>登云管
幾許
吾守物乎
宇礼多伎也
志許霍公鳥
暁之
裏悲尓
雖追雖追
尚来鳴而

地尓令散者
為便乎奈美
<攀>而手折都
見末世吾妹兒
いかといかと
あるわがやどに
ももえさし
おふるたちばな
たまにぬく
さつきをちかみ
あえぬがに
はなさきにけり
あさにけに
いでみるごとに
いきのをに
あがおもふいもに
まそかがみ
きよきつくよに
ただひとめ
みするまでには
ちりこすな
ゆめといひつつ
ここだくも
わがもるものを
うれたきや
しこほととぎす
あかときの
うらがなしきに
おへどおへど
なほしきなきて
いたづらに
つちにちらせば
すべをなみ
よぢてたをりつ
みませわぎもこ
О, когда же,
О, когда?—
Думал я, и в этот миг
Возле дома моего
Среди множества ветвей
Померанцы расцвели!
И цветы раскрылись так,
Будто вот опасть должны!
Рано поутру и днем,
Каждый раз, как выхожу,
Все любуюсь, говоря:
“Рано опадать!
Подождите, чтобы я
Дал полюбоваться ей,
Хоть один недолгий миг,
Ночью с ясною луной —
Зеркалом светлей воды,—
Ей, которую любить
Долго буду, до конца,
До пределов дней моих!”
Так цветы я заклинал
Для тебя.
И как потом
Я негодовал,
Глядя на кукушку ту,
На противную, что здесь
Рано на заре,
В час печальный,
Вновь и вновь
Прилетала громко петь,
Заставляя облетать
Лепестки моих цветов
Понапрасну!..
И тогда
Не осталось ничего
Мне другого, как сорвать
Для тебя эти цветы.—
Полюбуйся же на них,
Милая моя!
* Осыпающиеся от громкого пения кукушки лепестки померанцев не только гиперболический образ. Увядание цветов померанца совпадает со временем, когда кукушка особенно громко поет. Предполагают, что песня была послана незадолго до свадьбы Якамоти со своей возлюбленной.
妹之見而
後毛将鳴
霍公鳥
花橘乎
地尓落津
いもがみて
のちもなかなむ
ほととぎす
はなたちばなを
つちにちらしつ
Пусть бы ты полюбовалась ими,
А потом могла бы и кукушка петь,
Ведь в цвету, раскрывшись, померанцы
Из-за песни громкой понапрасну
Могут слишком рано облететь!

嵯峨日記 > 廿五日 (25-й день)
杜宇
啼や榎も
梅桜
ほととぎす
なくやえのきも
うめさくら
Кукует кукушка,
А вместо слив или вишен
Дерево эноки.

詠霍公鳥一首并短歌

Песня, воспевающая кукушку

鴬之
生卵乃中尓
霍公鳥
獨所生而
己父尓
似而者不鳴
己母尓
似而者不鳴
宇能花乃
開有野邊従
飛翻
来鳴令響
橘之
花乎居令散
終日
雖喧聞吉
幣者将為
遐莫去
吾屋戸之
花橘尓
住度鳥
うぐひすの
かひごのなかに
ほととぎす
ひとりうまれて
ながちちに
にてはなかず
ながははに
にてはなかず
うのはなの
さきたるのへゆ
とびかけり
きなきとよもし
たちばなの
はなをゐちらし
ひねもすに
なけどききよし
まひはせむ
とほくなゆきそ
わがやどの
はなたちばなに
すみわたれとり
Случилось раз у соловья —
Из соловьиного яйца
Кукушка
Родилась на свет,
Она не пела,
Как отец,
И не умела петь,
Как мать,
И прилетев сюда, с полей,
Где расцвели унохана,
Так громко стала распевать,
Что померанцев лепестки
На землю стали опадать,
И пела целый долгий день,
Но сладко было слушать мне…
Не улетай же далеко!
Тебе взамен подарок дам!
Здесь, где находится мой дом,
Средь померанцевых цветов
Ты поселись, живи всегда
И целый день мне песни пой!
* Легенда о кукушке была широко распространена в старину. О ней упоминается и в п. 4166. Эта нагаута цитируется в позднейших книгах и произведениях (СН).
* Унохана — летние цветы, считаются любимыми цветами кукушки, как и померанцы.
掻霧之
雨零夜乎
霍公鳥
鳴而去成
𪫧怜其鳥
かききらし
あめのふるよを
ほととぎす
なきてゆくなり
あはれそのとり
Ночами пусть встает туман,
И льется дождик с высоты…
Кукушка
С песнею летит,
Ах, что за диво птица, ты!

冬牡丹
千鳥よ雪の
ほととぎす
ふゆぼたん
ちどりよゆきの
ほととぎす
Зимний пион.
Кричат кулики, или это
Кукушка в снегу?
«Зимний пион...» — хокку Басе, возможно, основано на стихотворении Фудзивара Тэйка:
«В горной глуши
И в зимнюю пору, должно быть,
Кукушка кричит,
Приняв сверкающий жемчугом снег
За цветы унохана».
Унохана — кустарник с белыми цветами, цветет в начале лета.
大夫<之>
出立向
故郷之
神名備山尓
明来者
柘之左枝尓
暮去者
小松之若末尓
里人之
聞戀麻田
山彦乃
答響萬田
霍公鳥
都麻戀為良思
左夜中尓鳴
ますらをの
いでたちむかふ
ふるさとの
かむなびやまに
あけくれば
つみのさえだに
ゆふされば
こまつがうれに
さとびとの
ききこふるまで
やまびこの
あひとよむまで
ほととぎす
つまごひすらし
さよなかになく
Выйдет рыцарь в путь —
И сразу перед ним
В Каминаби,
Средь священных гор,
У родного старого села,
Лишь придет рассвет,
На туте средь листвы,
А ночной порой —
На соснах в вышине
Раздается песня
Так,
Что каждый раз
Вторит сразу эхо —
Горный принц.
Так,
Что слышат
Жители села,
Умиляются ей
Всякий раз…
То кукушка, верно,
О жене грустит
И глубокой ночью
Плачет в тишине…
* Каминаби — общее название священных гор в провинции Ямато (см. п. 3223).
* “На туте средь листвы” — речь идет о горном тутовом дерево ямагува или цуми (Morus alba).
客尓為而
妻戀為良思
霍公鳥
神名備山尓
左夜深而鳴
たびにして
つまごひすらし
ほととぎす
かむなびやまに
さよふけてなく
Как видно, странствуя повсюду,
Тоскою о жене полна,
Как только ночь
Становится темна,
Кукушка в Каминаби плачет!

霍公鳥
汝始音者
於吾欲得
五月之珠尓
交而将貫
ほととぎす
ながはつこゑは
われにもが
さつきのたまに
まじへてぬかむ
Кукушка,
Голос твой, раздавшийся впервые,
Хочу, чтоб был всегда со мной!
Я с майским жемчугом его смешаю
И нанижу его!
* “Я с майским жемчугом смешаю и нанижу его” (см. п. 1465, 1490. 1502).
朝霞
棚引野邊
足桧木乃
山霍公鳥
何時来将鳴
あさかすみ
たなびくのへに
あしひきの
やまほととぎす
いつかきなかむ
Кукушка с распростертых гор,
Когда ты прилетишь,
Чтоб петь нам песни
В полях, где стелется легчайшей дымкой
Тумана утреннего пелена?

霍公鳥
<鳴>音聞哉
宇能花乃
開落岳尓
田葛引𡢳嬬
ほととぎす
なくこゑきくや
うのはなの
さきちるをかに
くずひくをとめ
Слышно ли тебе,
Как плачет здесь кукушка,
Дева, собирающая травы на холмах,
Где цветут и опадают наземь
Белые цветы унохана?
* Унохана — считаются любимыми цветами кукушки, по времени начало ее пения совпадает всегда с расцветом этих цветов.
月夜吉
鳴霍公鳥
欲見
吾草取有
見人毛欲得
つくよよみ
なくほととぎす
みまくほり
われくさとれり
みむひともがも
Оттого, что хороша луна,
Кукушку плачущую
Видеть я хочу.
Я траву поэтому достал.
Если б любоваться вместе нам с тобой!
* “Я траву поэтому достал” (варэ куса торэри) — смысл фразы неясен, существуют разные ее толкования. Куса тору здесь то же, что сора тору “поймать в небе [птицу]” (о коршуне), отсюда и куса тору “поймать”, “поймать руками”; другие считают, что это “остановить”, “задержать на ветке дерева”. Мы полагаем, что здесь речь идет о приманке птицы: привязывая траву к дереву, делали, по-видимому, подобие гнезда, что и привлекало кукушку. Возможно также, что это связано с легендой или какими-либо обычаями, поверьями (СН и др.).
藤浪之
散巻惜
霍公鳥
今城岳𠮧
鳴而越奈利
ふぢなみの
ちらまくをしみ
ほととぎす
いまきのをかを
なきてこゆなり
Жалея, что на землю опадают
Волной струящиеся фудзи лепестки,
Кукушка
Нынче с плачем пролетает
Здесь, над холмом отцветшим Имаки.
* “Волной струящиеся фудзи” — см. п. 1901. в. 1945 См. п. 1942.
旦霧
八重山越而
霍公鳥
宇能花邊柄
鳴越来
あさぎりの
やへやまこえて
ほととぎす
うのはなへから
なきてこえきぬ
Минуя горные хребты,
Окутанные утренним туманом,
Покинув белые цветы
Унохана,
Кукушка с плачем надо мною пролетает…

木高者
曽木不殖
霍公鳥
来鳴令響而
戀令益
こだかくは
かつてきうゑじ
ほととぎす
きなきとよめて
こひまさらしむ
Высокие деревья — никогда
Не посажу близ дома своего:
Кукушка,
Прилетев, начнет здесь громко петь,
И лишь тоску мою она умножит!

難相
君尓逢有夜
霍公鳥
他時従者
今<社>鳴目
あひかたき
きみにあへるよ
ほととぎす
ことときよりは
いまこそなかめ
Любимый, с кем мне встретиться так трудно,
Ночь эту может провести со мной…
Кукушка,
Чем здесь петь в другое время
Ах, ты сейчас свою нам песню спой!

木晩之
暮闇有尓
(一云
有者)
霍公鳥
何處乎家登
鳴渡良<武>
このくれの
ゆふやみなるに(なれば)
ほととぎす
いづくをいへと
なきわたるらむ
В тени густых, разросшихся деревьев
Ночная темнота стоит кругом.
И в темноте
Кукушка с плачем пролетает
И, верно, ищет, где найти ей дом.

霍公鳥
今朝之旦明尓
鳴都流波
君将聞可
朝宿疑将寐
ほととぎす
けさのあさけに
なきつるは
きみききけむか
あさいかねけむ
Ах, нынче утром, рано на рассвете,
Кукушка плакала в час утренней зари.
Скажи,—
Быть может, ты слыхала это
Иль, может, на заре еще дремала ты?

霍公鳥
花橘之
枝尓居而
鳴響者
花波散乍
ほととぎす
はなたちばなの
えだにゐて
なきとよもせば
はなはちりつつ
Когда кукушка громко распевает
На ветках померанцевых цветов,
От громкой песни
С молодых кустов
Цветы на землю лепестки роняют…

慨哉
四去霍公鳥
今社者
音之干蟹
来喧響目
うれたきや
しこほととぎす
いまこそば
こゑのかるがに
きなきとよめめ
О ненавистная,
Негодная кукушка!
Ах, пусть бы прилетела ты теперь
И громко бы запела свои песни
Так, чтоб от них охрип бы голос твой!
* Песня сложена в досаде на то, что кукушка, которую давно ждут, не прилетает петь.
今夜乃
於保束無荷
霍公鳥
喧奈流聲之
音乃遥左
こよひの
おほつかなきに
ほととぎす
なくなるこゑの
おとのはるけさ
В неясной темноте туманной ночи,
Когда почти не видно ничего,
Кукушки
Плачущий, печальный голос
Разносится по ветру далеко…

五月山
宇能花月夜
霍公鳥
雖聞不飽
又鳴鴨
さつきやま
うのはなづくよ
ほととぎす
きけどもあかず
またなかぬかも
В такую ночь, когда повсюду здесь,
Средь майских гор цветут цветы унохана,
Кукушку слушаешь,—
И все не надоест,
О, не споет ли нам еще она?

霍公鳥
来居裳鳴香
吾屋前乃
花橘乃
地二落六見牟
ほととぎす
きゐもなかぬか
わがやどの
はなたちばなの
つちにおちむみむ
Кукушка, не споешь ли свои песни,
Не явишься ли ты ко мне?
Хочу смотреть,
Как будут наземь падать
У дома моего цветы татибана!

霍公鳥
厭時無
菖蒲
蘰将為日
従此鳴度礼
ほととぎす
いとふときなし
あやめぐさ
かづらにせむひ
こゆなきわたれ
Кукушка,
Никогда ты мне не надоешь,
И в летний день, когда я буду
Из ирисов венки себе плести,
Ты с громкой песней пролети здесь надо мною!
* Также приведена в Манъёсю ещё раз, в песне 4035 (А.С.)
山跡庭
啼而香将来
霍公鳥
汝鳴毎
無人所念
やまとには
なきてかくらむ
ほととぎす
ながなくごとに
なきひとおもほゆ
Наверное, в страну Ямато
Ты с плачем улетаешь от меня?
Кукушка,
Каждый раз, когда ты плачешь,
Я вспоминаю ту, которой нет со мной!

宇能花乃
散巻惜
霍公鳥
野出山入
来鳴令動
うのはなの
ちらまくをしみ
ほととぎす
のにいでやまにいり
きなきとよもす
Жалея, что на землю опадают
Цветы любимые унохана,
Кукушка бедная моя
То в поле вылетит, то в горы улетает,
То слышен близко громкий плач ее!

橘之
林乎殖
霍公鳥
常尓冬及
住度金
たちばなの
はやしをうゑむ
ほととぎす
つねにふゆまで
すみわたるがね
Я посажу здесь
Лес из померанцев,
Чтобы кукушка милая моя
Всегда в лесу моем жила,
Пока суровая зима в нем не наступит!
* Померанцы и унохана считаются любимыми цветами кукушки. Она обычно начинает петь, когда расцветают унохана и живет среди померанцевых деревьев, поэтому автор песни и собирается посадить лес из померанцев.
雨𣋠之
雲尓副而
霍公鳥
指春日而
従此鳴度
あまばれの
くもにたぐひて
ほととぎす
かすがをさして
こゆなきわたる
Дожди прошли, все освежив кругом,
И, с облаками вместе уходя,
Кукушка,
Устремясь на Касуга-поля,
Здесь с плачем пролетает надо мною!

物念登
不宿旦開尓
霍公鳥
鳴而左度
為便無左右二
ものもふと
いねぬあさけに
ほととぎす
なきてさわたる
すべなきまでに
На раннем рассвете, когда я не сплю
И думаю думы, тоскуя душой,
Кукушка
Так плачет, летя надо мной,
Что справиться с сердцем нет сил у меня!

吾衣
於君令服与登
霍公鳥
吾乎領
袖尓来居管
わがきぬを
きみにきせよと
ほととぎす
われをうながす
そでにきゐつつ
Мою одежду
На себя надень!
Кукушка
Мне приказывает это,
И, прилетев, сидит на рукаве.
* Смысл песни не совсем ясен. Полагают, что она связана с какой-либо легендой или со старинными поверьями.
本人
霍公鳥乎八
希将見
今哉汝来
戀乍居者
もとつひと
ほととぎすをや
めづらしく
いまかながくる
こひつつをれば
О ты, кукушка, мой старинный друг!
Ведь редко мы встречаемся с тобою,
Но вот теперь
Появишься ли тут,
Когда все время о тебе тоскую?
* Смысл песни не совсем ясен. Перевод условный (МС). га. 1963 См. п. 1942.
如是許
雨之零尓
霍公鳥
宇<乃>花山尓
猶香将鳴
かくばかり
あめのふらくに
ほととぎす
うのはなやまに
なほかなくらむ
Хотя так сильно льет,
Не прекращаясь, дождь,
Но все равно кукушка эта
В горах, где расцвели цветы унохана,
Как будто снова распевает песни…

霍公鳥
来鳴響
橘之
花散庭乎
将見人八孰
ほととぎす
きなきとよもす
たちばなの
はなちるにはを
みむひとやたれ
О, кто же будет тот, кто явится сюда
Взглянуть на сад, где опадают лепестки
Цветов татибана,
Где громко так поет
Кукушка, прилетевшая ко мне?

宇能花乃
咲落岳従
霍公鳥
鳴而沙<度>
公者聞津八
うのはなの
さきちるをかゆ
ほととぎす
なきてさわたる
きみはききつや
Над тем холмом, где ныне опадают
На землю лепестки цветов вьюнка,
Смотри,
Кукушка с песней пролетает,
Но слышно ли тебе, как здесь поет она?
* Унохана — любимые цветы кукушки (см. п. 1942).
聞津八跡
君之問世流
霍公鳥
小竹野尓所沾而
従此鳴綿類
ききつやと
きみがとはせる
ほととぎす
しののにぬれて
こゆなきわたる
Кукушка, о которой ты спросил,
Не слышала ли я, как песни она пела —
Кукушка та,
Промокнув под дождем,
Здесь с плачем пролетала надо мною!
* Унохана — любимые цветы кукушки (см. п. 1942).

花落里尓
通名者
山霍公鳥
将令響鴨
たちばなの
はなちるさとに
かよひなば
やまほととぎす
とよもさむかも
Когда б я приходил
В село, где опадают
На землю пышные цветы татибана,
Кукушка горная заметила б меня,
И, верно б, громко песни распевала!
* Песня сложена в аллегорическом плане: когда приходил бы к возлюбленной, шумела бы громко молва (НКБТ).
万葉集 > #1979 (ЛЕТНИЕ ПЕСНИ-ПЕРЕКЛИЧКИ (ПЕСНИ ЛЮБВИ))
春之在者
酢軽成野之
霍公鳥
保等穂跡妹尓
不相来尓家里
はるされば
すがるなすのの
ほととぎす
ほとほといもに
あはずきにけり
Когда весна придет, кукушка полевая
Едва-едва средь зелени видна,
Как будто не кукушка, а пчела…
Едва-едва с тобой не повстречавшись,
Явился я, любимая, сюда!
* В комментариях отмечается, что смысл песни не совсем ясен; толкование и перевод предположительный.
五月山
花橘尓
霍公鳥
隠合時尓
逢有公鴨
さつきやま
はなたちばなに
ほととぎす
こもらふときに
あへるきみかも
О милый мой, с кем встретиться пришлось
В счастливый час, когда кукушка
Укрылась в гуще померанцевых цветов,
Расцветших нынче очень пышно
Средь распростертых майских гор!
* Май (сацуки) по лунному календарю — летний месяц. В это время обычно прилетает кукушка. В песне подразумевается, что, укрывшись в цветах, она будет петь, и поэтому с особой радостью подчеркивается, что встреча произошла именно в это время (см. п. 1958).
霍公鳥
来鳴五月之
短夜毛
獨宿者
明不得毛
ほととぎす
きなくさつきの
みじかよも
ひとりしぬれば
あかしかねつも
Хоть мимолётны эти ночи в мае,
Когда кукушка прилетает петь,
И всё же,
Если ночь один проводишь,
Так трудно ждать, пока рассвет придёт!

霍公鳥
来鳴動
岡<邊>有
藤浪見者
君者不来登夜
ほととぎす
きなきとよもす
をかへなる
ふぢなみみには
きみはこじとや
Кукушка, прилетев, так громко здесь поет,
И на холме
Волной струятся фудзи.
На их цветы полюбоваться
Ужели милый не придет?

古今和歌集 > 巻三 夏 > #135 (Летние песни)
わかやとの
池の藤波
さきにけり
山郭公
いつかきなかむ
わかやとの
いけのふちなみ
さきにけり
やまほとときす
いつかきなかむ
Распустились в саду
лиловые гроздья глициний,
осенившие пруд, —
о, когда же услышу песню
долгожданной кукушки горной?!
* Горная кукушка — певчая птица, малая кукушка (Cuculus poliocephalus).
さ月まつ
山郭公
うちはふき
今もなかなむ
こそのふるこゑ
さつきまつ
やまほとときす
うちはふき
いまもなかなむ
こそのふるこゑ
О кукушка! В горах
ты пятой луны дожидалась —
это время пришло.
Бей же крыльями, распевая
неизменную свою песню!..

五月こは
なきもふりなむ
郭公
またしきほとの
こゑをきかはや
さつきこは
なきもふりなむ
ほとときす
またしきほとの
こゑをきかはや
В пору пятой луны
услышав напевы кукушки,
я уже не дивлюсь —
ах, когда бы те же напевы
прозвучали раньше, весною!..

いつのまに
さ月きぬらむ
あしひきの
山郭公
今そなくなる
いつのまに
さつききぬらむ
あしひきの
やまほとときす
いまそなくなる
Незаметно пришел
месяц Сацуки, пятый по счету, —
и над склонами гор
в свой урочный час прозвучала
долгожданной кукушки песня…

けさきなき
いまたたひなる
郭公
花たちはなに
やとはからなむ
けさきなき
いまたたひなる
ほとときす
はなたちはなに
やとはからなむ
Нынче утром в мой сад
залетела из леса кукушка —
верно, в дальнем пути
отдохнуть немного решила
на цветущих ветвях мандарина…

おとは山
けさこえくれは
郭公
こすゑはるかに
今そなくなる
おとはやま
けさこえくれは
ほとときす
こすゑはるかに
いまそなくなる
В путь пустившись с утра,
прилетела она издалёка —
на Отова-горе,
с высоты, из ветвей зеленых,
раздается напев кукушки…

郭公
はつこゑきけは
あちきなく
ぬしさたまらぬ
こひせらるはた
ほとときす
はつこゑきけは
あちきなく
ぬしさたまらぬ
こひせらるはた
Первый раз довелось
услышать мне песню кукушки —
неизвестно к кому
обращает она стенанье,
так тоскливо, протяжно кличет…

いそのかみ
ふるき宮この
郭公
声はかりこそ
むかしなりけれ
いそのかみ
ふるきみやこの
ほとときす
こゑはかりこそ
むかしなりけれ
Вот кукушка поет
близ святилища Исоноками —
только этот напев
в древней Наре, в старой столице,
и остался таким, как прежде…

夏山に
なく郭公
心あらは
物思ふ我に
声なきかせそ
なつやまに
なくほとときす
こころあらは
ものおもふわれに
こゑなきかせそ
В летней зелени гор
без умолку кличет кукушка.
О, когда бы она
обладала, как мы, душою,
не будила бы помыслов скорбных!..

郭公
なくこゑきけは
わかれにし
ふるさとさへそ
こひしかりける
ほとときす
なくこゑきけは
わかれにし
ふるさとさへそ
こひしかりける
Чуть заслышу ее,
печальную песню кукушки,
о селенье родном,
что когда-то давно покинул,
вспоминаю снова с тоскою…

ほとときす
なかなくさとの
あまたあれは
猶うとまれぬ
思ふものから
ほとときす
なかなくさとの
あまたあれは
なほうとまれぬ
おもふものから
Ты сегодня поёшь,
о кукушка, во многих селеньях —
только для одного
у тебя не осталось песен,
для того, где тебя так ждали!..

思ひいつる
ときはの山の
郭公
唐紅の
ふりいててそなく
おもひいつる
ときはのやまの
ほとときす
からくれなゐの
ふりいててそなく
На горе Токива
кукушка поет свою песню,
от темна до темна, —
и томленьем любовным рдеют
сладкозвучные те напевы…
115. Токива — «Извечная» или «Вечнозеленая» — гора в Киото, в районе Укё-ку.
声はして
涙は見えぬ
郭公
わか衣手の
ひつをからなむ
こゑはして
なみたはみえぬ
ほとときす
わかころもての
ひつをからなむ
Как ты грустно поешь —
а слез все не видно, кукушка!
Что ж, свои рукава,
что намокли от слез разлуки,
уступлю я тебе сегодня…

あしひきの
山郭公
をりはへて
たれかまさると
ねをのみそなく
あしひきの
やまほとときす
をりはへて
たれかまさると
ねをのみそなく
С дальних горных вершин
сюда прилетела кукушка
о былом горевать —
и гадаем с нею на пару,
кто кого теперь переплачет…

今さらに
山へかへるな
郭公
こゑのかきりは
わかやとになけ
いまさらに
やまへかへるな
ほとときす
こゑのかきりは
わかやとになけ
О кукушка, постой,
погоди улетать в свои горы,
пой еще и еще,
пой без умолку, во весь голос
в палисаднике подле дома!..

やよやまて
山郭公
事つてむ
我世中に
すみわひぬとよ
やよやまて
やまほとときす
ことつてむ
われよのなかに
すみわひぬとよ
Право, не торопись
улетать в свои горы, кукушка!
Расскажи там, в горах,
как устал я от треволнений
и печалей бренного мира…

五月雨に
物思ひをれは
郭公
夜ふかくなきて
いつちゆくらむ
さみたれに
ものおもひをれは
ほとときす
よふかくなきて
いつちゆくらむ
В пору летних дождей
погружен в печальные думы,
одиноко сижу —
но куда же с кличем протяжным
полетела в ночи кукушка?..

夜やくらき
道やまとへる
ほとときす
わかやとをしも
すきかてになく
よやくらき
みちやまとへる
ほとときす
わかやとをしも
すきかてになく
Ночь ли слишком темна?
С дороги ли сбилась во мраке? —
Все кружит и кружит
над моим печальным приютом,
безутешно кличет кукушка…

やとりせし
花橘も
かれなくに
なとほとときす
こゑたえぬらむ
やとりせし
はなたちはなも
かれなくに
なとほとときす
こゑたえぬらむ
Не увяли цветы
на ветках того мандарина,
где нашла ты ночлег, —
отчего же тогда, кукушка,
больше песен твоих не слышно?..

夏の夜の
ふすかとすれは
郭公
なくひとこゑに
あくるしののめ
なつのよの
ふすかとすれは
ほとときす
なくひとこゑに
あくるしののめ
В эту летнюю ночь
прилечь я под утро собрался,
но кукушка во тьме
лишь однажды подала голос —
и уже рассвет наступает…

くるるかと
見れはあけぬる
なつのよを
あかすとやなく
山郭公
くるるかと
みれはあけぬる
なつのよを
あかすとやなく
やまほとときす
Только вечер прошел,
глядь, уже занимается утро.
Слишком ночь коротка —
оттого-то и причитает,
горько жалуется кукушка…

夏山に
こひしき人や
いりにけむ
声ふりたてて
なく郭公
なつやまに
こひしきひとや
いりにけむ
こゑふりたてて
なくほとときす
Может быть, оттого,
что милый так долго блуждает
где-то в летних горах,
одинока и безутешна,
причитаешь ты, о кукушка?..

こその夏
なきふるしてし
郭公
それかあらぬか
こゑのかはらぬ
こそのなつ
なきふるしてし
ほとときす
それかあらぬか
こゑのかはらぬ
Вновь кукушка поет —
не та ли, что в прошлое лето
прилетала сюда?
Так ли это, право, не знаю,
только голос как будто прежний…

五月雨の
そらもととろに
郭公
なにをうしとか
よたたなくらむ
さみたれの
そらもととろに
ほとときす
なにをうしとか
よたたなくらむ
В пору летних дождей
о чем ты горюешь, кукушка?
Отчего до утра
неумолчные твои песни
оглашают мглистое небо?..

ほとときす
こゑもきこえす
山ひこは
ほかになくねを
こたへやはせぬ
ほとときす
こゑもきこえす
やまひこは
ほかになくねを
こたへやはせぬ
Голос не подаст,
навестить нас не хочет кукушка —
хоть бы с горных вершин
донесло далекое эхо
отголоски песен желанных!..

郭公
人まつ山に
なくなれは
我うちつけに
こひまさりけり
ほとときす
ひとまつやまに
なくなれは
われうちつけに
こひまさりけり
Вот кукушка поет
на Сосновой горе — Мацуяма.
Песней заворожен,
ожидаю свидания с милой,
и любовью полнится сердце…

むかしへや
今もこひしき
郭公
ふるさとにしも
なきてきつらむ
むかしへや
いまもこひしき
ほとときす
ふるさとにしも
なきてきつらむ
И поныне ещё,
должно быть, ей мило былое
память минувших лет —
прилетев в родное селенье,
так печально кличет кукушка…

郭公
我とはなしに
卯花の
うき世中に
なきわたるらむ
ほとときす
われとはなしに
うのはなの
うきよのなかに
なきわたるらむ
Позабыв, где твой дом
и откуда летишь, о кукушка,
в сей юдоли скорбей,
в жизни, бренной, как цвет уцуги,
со стенаньями ты влачишься…

めつらしき
こゑならなくに
郭公
ここらの年を
あかすもあるかな
めつらしき
こゑならなくに
ほとときす
ここらのとしを
あかすもあるかな
Год за годом в горах
ведет свою песню кукушка —
и хоть чуда в том нет,
не наскучат сердцу вовеки
немудреные эти трели…

おとは山
こたかくなきて
郭公
君か別を
をしむへらなり
おとはやま
こたかくなきて
ほとときす
きみかわかれを
をしむへらなり
На Отова-горе
кукушка без устали кличет
где-то в кронах дерев —
все оплакивает, должно быть,
предстоящую нам разлуку…

郭公
みねのくもにや
ましりにし
ありとはきけと
見るよしもなき
ほとときす
みねのくもにや
ましりにし
ありとはきけと
みるよしもなき
Клич кукушки звучит
в горах над цветами ямаси,
но не видно ее —
может быть, растворилась птица
в облаках, над кручей нависших?..

郭公
なくやさ月の
あやめくさ
あやめもしらぬ
こひもするかな
ほとときす
なくやさつきの
あやめくさ
あやめもしらぬ
こひもするかな
В пору пятой луны
над ирисами раздается
песнь кукушки лесной —
от любви ли, от той ли песни
я утратила разуменье…

あしひきの
山郭公
わかことや
君にこひつつ
いねかてにする
あしひきの
やまほとときす
わかことや
きみにこひつつ
いねかてにする
О кукушка, ответь!
Должно быть, и ты не случайно
кличешь ночью в горах? —
Как и я, объята любовью,
до рассвета заснуть не можешь…

わかことく
物やかなしき
郭公
時そともなく
よたたなくらむ
わかことく
ものやかなしき
ほとときす
ときそともなく
よたたなくらむ
О кукушка в горах!
Как и я, от тоски безысходной
до рассветной зари
ты рыдаешь безлунной ночью,
хоть пора твоя не приспела…

さ月山
こすゑをたかみ
郭公
なくねそらなる
こひもするかな
さつきやま
こすゑをたかみ
ほとときす
なくねそらなる
こひもするかな
В пору пятой луны
в горах распевает кукушка —
с самых верхних ветвей
к небесам, как и я, возносит
безответной любви рыданья…

ほとときす
夢かうつつか
あさつゆの
おきて別れし
暁のこゑ
ほとときす
ゆめかうつつか
あさつゆの
おきてわかれし
あかつきのこゑ
О кукушка, ответь,
наяву иль во сне твою песню
слышал я сквозь туман,
возвращаясь домой от милой
на заре по росной тропинке?..

たかさとに
夜かれをしてか
郭公
たたここにしも
ねたるこゑする
たかさとに
よかれをしてか
ほとときす
たたここにしも
ねたるこゑする
Чье селенье, чей дом
покинула ты, о кукушка?
Слышу в песнях твоих
обещание, что отныне
лишь со мной ты будешь ночами…

わすれなむ
我をうらむな
郭公
人の秋には
あはむともせす
わすれなむ
われをうらむな
ほとときす
ひとのあきには
あはむともせす
Позабуду тебя,
но не огорчайся, мой милый, —
для чего же в горах
ждать кукушке осенней стужи?
Так и я не жду пресыщенья…

郭公
けさなくこゑに
おとろけは
君を別れし
時にそありける
ほとときす
けさなくこゑに
おとろけは
きみをわかれし
ときにそありける
С содроганьем, сквозь сон,
я слушаю голос кукушки,
что звучит на заре, —
уж не встретиться нам с тобою
никогда в этом мире бренном…

なき人の
やとにかよはは
郭公
かけてねにのみ
なくとつけなむ
なきひとの
やとにかよはは
ほとときす
かけてねにのみ
なくとつけなむ
Если в мире ином
ты к нему залетишь, о кукушка,
расскажи, не забудь,
как об этой тяжкой утрате
продолжаем мы сокрушаться!..

ちはやぶる
神の御代より
呉竹の
よよにも絶えず
天彦の
音羽の山の
春霞
思ひ亂れて
五月雨の
空もとどろに
さ夜ふけて
山郭公
鳴くごとに
誰も寢覺めて
唐錦
龍田の山の
もみぢ葉を
見てのみしのぶ
神無月
時雨しぐれて
冬の夜の
庭もはだれに
降る雪の
なほ消えかへり
年ごとに
時につけつつ
あはれてふ
ことを言ひつつ
君をのみ
千代にといはふ
世の人の
思ひするがの
富士の嶺の
燃ゆる思ひも
飽かずして
別るる涙
藤衣
織れる心も
八千草の
言の葉ごとに
すべらぎの
おほせかしこみ
卷々の
中に尽すと
伊勢の海の
浦の潮貝
拾ひあつめ
とれりとすれど
玉の緒の
短き心
思ひあへず
なほあらたまの
年を經て
大宮にのみ
ひさかたの
昼夜わかず
つかふとて
かへりみもせぬ
わが宿の
忍ぶ草生ふる
板間あらみ
降る春雨の
漏りやしぬらむ
ちはやふる
かみのみよより
くれたけの
よよにもたえす
あまひこの
おとはのやまの
はるかすみ
おもひみたれて
さみたれの
そらもととろに
さよふけて
やまほとときす
なくことに
たれもねさめて
からにしき
たつたのやまの
もみちはを
みてのみしのふ
かみなつき
しくれしくれて
ふゆのよの
にはもはたれに
ふるゆきの
なほきえかへり
としことに
ときにつけつつ
あはれてふ
ことをいひつつ
きみをのみ
ちよにといはふ
よのひとの
おもひするかの
ふしのねの
もゆるおもひも
あかすして
わかるるなみた
ふちころも
おれるこころも
やちくさの
ことのはことに
すめらきの
おほせかしこみ
まきまきの
うちにつくすと
いせのうみの
うらのしほかひ
ひろひあつめ
とれりとすれと
たまのをの
みしかきこころ
おもひあへす
なほあらたまの
としをへて
おほみやにのみ
ひさかたの
ひるよるわかす
つかふとて
かへりみもせぬ
わかやとの
しのふくさおふる
いたまあらみ
ふるはるさめの
もりやしぬらむ
С Века грозных Богов
тянулась чреда поколений,
коих не сосчитать,
как коленцев в бамбуковой роще,
и во все времена
слагали печальные песни,
уподобясь душой
смятенной разорванной дымке,
что плывет по весне
над кручей лесистой Отова,
где кукушка в ночи
без устали горестно кличет,
вызывая в горах
далекое звонкое эхо,
и сквозь сеющий дождь
звучит ее скорбная песня.
И во все времена
называли китайской парчою
тот багряный узор,
что Тацуты склоны окрасил
в дни десятой луны,
в дождливую, мрачную пору.
Зимним садом в снегу
все так же любуются люди
и с тяжелой душой
вспоминают, что близится старость.
Сожалеют они,
что времени бег быстротечен,
и спешат пожелать
бесчисленных лет Государю,
чтобы милость его
поистине длилась вовеки.
Пламя страстной любви
сердца ненасытно снедает —
как сухую траву
огонь пожирает на поле
подле Фудзи-горы,
что высится в землях Суруга.
Льются бурной рекой
разлуки безрадостной слезы,
но едины сердца,
отростки цветущих глициний.
Мириады словес,
подобно бесчисленным травам,
долго я собирал,
исписывал свиток за свитком —
как прилежный рыбак,
что в море у берега Исэ
добывает со дна
все больше и больше жемчужин,
но еще и теперь
не вмещает мой разум убогий
все значенье и смысл
добытых бесценных сокровищ.
Встречу я Новый год
под сенью чертогов дворцовых,
где провел столько лун
в своем бескорыстном служенье.
Вняв веленью души,
Государевой воле послушен,
я уже не гляжу
на стены родимого дома,
где из щелей давно
трава Ожиданья пробилась,
где от вешних дождей
циновки давно отсырели…

いくはくの
田をつくれはか
郭公
してのたをさを
あさなあさなよふ
いくはくの
たをつくれはか
ほとときす
してのたをさを
あさなあさなよふ
Вот кукушка кричит:
«Я самая главная птица
на загробных полях!»
Долго ль нам трудиться на пашнях
в этом мире под эти песни?..
383. Песня кукушки закреплена и в звукоподражательном словосочетании. Кукушка, по поверью, — вестница загробного мира.
ほとときす

藤原としゆきの朝臣
ほとときす

藤原としゆきの朝臣
Кукушка

Фудзивара-но Тосиюки

くへきほと
ときすきぬれや
まちわひて
なくなるこゑの
人をとよむる
くへきほと
ときすきぬれや
まちわひて
なくなるこゑの
ひとをとよむる
Может быть, оттого,
что ждали ее слишком долго,
так волнует сердца
эта песня кукушки горной,
возвещая начало лета…

かの何がしの女すら、郭公の歌得よまでかへりわづらひしも、我ためには、よき荷憺の人ならむかし。
かの何がしの女すら、郭公ほととぎす歌得よまでかへりわづらひしも、わがためには、よき荷憺かたんの人ならむかし。
Небезызвестная дама, которая, не сумев сложить песню о кукушке, все никак не могла вернуться в столицу, наверняка была бы нам хорошим товарищем.

聞霍公鳥喧作歌一首

Песня, сложенная, когда слушал пение кукушки

春霞たつたの山にはつ花をしのぶより、夏はつまごひする神南備の郭公、秋は風に散る葛城のもみぢ、冬はしろたへの富士の高嶺に雪つもる年の暮れまで、みな折にふれたる情なるべし。

Среди собранных песен есть те, в которых певцы сожалеют, что весенняя дымка скрывает первые цветы вишен на горе Тацута[17], и те, в которых поется о кукушке, тоскующей о милом на горе Каннаби[18], или о том, как разбрасывает осенний ветер листья кленов на горе Кацураги[19], а также и песни, в которых любуются снегом, белым покровом одевшим вершину Фудзи в конце года[20].
17. Далее автор перечисляет основные темы поэзии вака (весна, лето, осень, зима, любовь, разлука, странствие и т.д.) и наиболее типичные мотивы и образы, в которых они выражаются. Данный образ взят из танка Отомо Якамоти, помешенной в антологии под № 85.
18. Образ из танка неизвестного автора (см. № 194).
19. Образ из танка Хитомаро (см. № 541).
20. Образ из танка Ямабэ Акахито (см. № 675).
鳴く声を
えやは忍ばぬ
ほととぎす
はつ卯の花の
陰にかくれて
なくこゑを
えやはしのばぬ
ほととぎす
はつうのはなの
かげにかくれて
Хотя и скрылась ты,
Кукушка,
Среди цветов унохана,
Но неужели сможешь утерпеть
И не запеть?
* Цветы унохана (см. коммент. 180) — цветут в мае (в месяц 5-й луны), совпадая по времени с сезоном кукушки. Кукушка и цветы унохана — один из многих парных образов хэйанской поэзии.
ほととぎす
声待つほどは
片岡の
もりのしづくに
立ちやぬれまし
ほととぎす
こゑまつほどは
かたをかの
もりのしづくに
たちやぬれまし
Вот-вот уж с холма Катаока
Послышится голос кукушки...
И пусть в ожиданье его
Промокну от капель росы,
Под деревьями стоя.
* В качестве прототипа, очевидно, использована танка принца Оцу из «Манъёсю»:
В горах под соснами
Тебя я ждал,
И капли дождевые
Стекали на меня с ветвей,
Пока я не промок насквозь.
ほととぎす
み山出づなる
初声を
いづれの宿の
たれか聞くらむ
ほととぎす
みやまいづなる
はつこゑを
いづれのやどの
たれかきくらむ
Кукушка!
Прилетевши с гор,
В каком саду ты прежде запоешь?
Кто раньше всех
Твое услышит пенье?
* Можно увидеть здесь намёк на танка Тайра Канэмори из «Сюисю» («Песни лета»):
Рассвет...
Чу! Слышится
Кукушки голос.
Наверно, в полночь
Вылетела с гор...
さつき山
卯の花月夜
ほととぎす
聞けどもあかず
また鳴かむかも
さつきやま
うのはなつきよ
ほととぎす
きけどもあかず
またなかむかも
В майскую ночь,
Когда луна сияет,
В горах цветет унохана,
Кукушки я услышал голос,
И сердце просит: «Пой ещё!»
* В качестве прототипа использована танка из «Собрания Акахито» (поэт «Маньёсю»)194. Гора богов Каннаби — поэтическое название горы Асука (см. коммент. 161), где находилась синтоистская святыня. Туманная ночь — намёк на сезон майских дождей (самидарэ). Песня условно помечена как анонимная — чтобы не нарушать композиционной стройности и последовательности (предшествующая ей песня является анонимной). Фактически же она принадлежит поэту Готоба-но ин. Прототипом, очевидно, стала танка из «Манъёсю»:
Повсюду странствуя,
Тоскуешь ты, наверное, о милом:
Как полночь настает,
С горы Каннаби плач твой слышу я,
Кукушка!

おのが妻恋
ひつつ鳴くや
五月闇
神南備山の
やまほととぎす
おのがつまこひ
ひつつなくや
さつきやみ
かむなびやまの
やまほととぎす
С Горы богов —
Каннаби
Послышался кукушки плач.
Быть может, тоскует о милом
В эту туманную ночь?

ほととぎす
一声鳴きて
いぬる夜は
いかでか人の
いを安く寝る
ほととぎす
ひとこゑなきて
いぬるよは
いかでかひとの
いをやすくねる
Меня средь ночи
Кукушки сладкий голос
Разбудил.
Разве смогу теперь
Уснуть спокойно?

ほととぎす
鳴きつつ出づる
あしびきの
やまと撫子
咲きにけらしも
ほととぎす
なきつついづる
あしびきの
やまとなでしこ
さきにけらしも
С гор,
Распростёршихся вокруг,
Кукушка с песнею летит..
Наверное, уж зацвела
Японская гвоздика...
* Японская гвоздика — один из летних цветов.
二声と
鳴きつと聞かば
ほととぎす
衣かたしき
うたた寝はせむ
ふたこゑと
なきつときかば
ほととぎす
ころもかたしき
うたたねはせむ
Если б знать,
Что споёшь ты ещё,
О кукушка!
Этой ночью я лёг бы один,
Чтобы лишь задремать ненадолго.
* Кукушку обычно с нетерпением ждали, особенно её «первого голоса», а запевала она в полночь, и потому старались не проспать.
聞きてしも
なほぞ寝られぬ
ほととぎす
待ちし夜ごろの
心ならひに
ききてしも
なほぞねられぬ
ほととぎす
まちしよごろの
こころならひに
Кукушка,
Я внимал тебе
И нет теперь покоя сердцу:
Боюсь, уже не хватит сил
Все ночи ждать тебя и слушать!

卯の花の
垣根ならねど
ほととぎす
月の桂の
かげに鳴くなり
うのはなの
かきねならねど
ほととぎす
つきのかつらの
かげになくなり
Не из цветов унохана
Ограда сплетена,
И все ж поёт в небесной вышине
Под сенью лавра лунного
Кукушка!
* Под сенью лавра лунного — образ многозначен: это и традиционное использование китайского предания о лавре как о дереве, растущем на луне, и намёк на то, что лавровые ветви, перевитые махровыми цветами мальвы, служили украшением на упоминаемом празднике (их надевали на голову, прикрепляли к экипажам и др.) — Автор использует в качестве прототипа танка неизвестного автора из антологии «Сюисю» (свиток «Песни лета»):
Луна льёт чистый свет,
И над оградою, увитой
Цветущими унохана,
Кукушка распевает, словно призывая:
«Слушай!»
雨そそく
花橘に
風すぎて
山ほととぎす
雲に鳴くなり
あめそそく
はなたちばなに
かぜすぎて
やまほととぎす
くもになくなり
Льёт дождь...
По цветам померанцев
Пронёсся ветер,
А там, за тучами,
Плачет кукушка...

聞かでただ
寝なましものを
ほととぎす
中なかなりや
よはの一声
きかでただ
ねなましものを
ほととぎす
なかなかなりや
よはのひとこゑ
Не слушать бы
И в мирный погрузиться сон
Увы!
Послышалось печальное «ку-ку»
Заплакала кукушка.

たが里も
とひもやくると
ほととぎす
心のかぎり
待ちぞわびにし
たがさとも
とひもやくると
ほととぎす
こころのかぎり
まちぞわびにし
Все с нетерпеньем ждут,
Тоскуя по тебе,
Кукушка,
В чьём же саду
Ты прежде запоёшь?

夜をかさね
待ちかね山の
ほととぎす
雲居のよそに
一声ぞ聞く
よをかさね
まちかねやまの
ほととぎす
くもゐのよそに
ひとこゑぞきく
За ночью ночь
Ждала я с нетерпеньем,
И вот — с заоблачных высот
Над пиком Матиканэ
Кукушки голос!
* Над пиком Матиканэ — омонимическая метафора: название горы в префектуре Осака ассоциируется с формой глагола матиканэру — «ждать с нетерпением».

二声と
聞かずは出でじ
ほととぎす
幾夜明かしの
とまりなりとも
ふたこゑと
きかずはいでじ
ほととぎす
いくよあかしの
とまりなりとも
Пока не запоёшь ты снова,
О кукушка,
Не выйдет в море мой корабль.
В бухте Акаси до рассвета
Готов я ждать.
* Акаси — омонимическая метафора: название известной бухты в префектуре Хёго ассоциируется с омонимом, имеющим значение — «рассвет».
一声は
思ひぞあへぬ
ほととぎす
たそかれ時の
雲のまよひに
ひとこゑは
おもひぞあへぬ
ほととぎす
たそかれときの
くものまよひに
Лишь голос еле слышный.
О кукушка,
Ты ли?
Не видно ничего
В полночных облаках!

わが心
いかにせよとて
ほととぎす
雲間の月の
影に鳴くらむ
わがこころ
いかにせよとて
ほととぎす
くもまのつきの
かげになくらむ
Что делаешь со мною ты,
Кукушка!
Твой голос из-за облаков,
Сияньем лунным освещённых,
Так за душу берёт!

ほととぎす
鳴きているさの
山の端は
月ゆゑより
も恨めしきか
ほととぎす
なきているさの
やまのはは
つきゆゑより
もうらめしきか
Как ненавистны вы,
О гребни гор Ируса!
Не только потому, что прячете луну,
Но оттого ещё, что и кукушка
Скрывается за вами!
* Гора Ируса — см. коммент. 156. Просматриваются ассоциации с танка Аривары Нарихира из «Кокинсю»:
Ещё не рассвело,
Луна же
Хочет скрыться.
О, задержите же её,
Вы, гребни гор!

и песней из романа «Гэндзи моногатари»:
Сияньем луны
Мы так любоваться привыкли,
Но, когда гребни гор укрывают её,
Надо ли нам
Вслед за нею стремиться?
有明の
月は待たぬに
出でぬれど
なほ山深き
ほととぎすかな
ありあけの
つきはまたぬに
いでぬれど
なほやまふかき
ほととぎすかな
Взошла на небе
Бледная луна,
Хоть ждал я не её.
А ты, кукушка,
Всё ещё в горах!
* Перекликается с песней Сосэй-хоси из «Кокинсю»:
Сказал: «Приду»,
Но вот
Уже рассвет,
А я одна встречаю
Сентябрьскую луну...
すぎにけり
信太の森
のほととぎ
す絶えぬしづく
を袖に残し
すぎにけり
しのだのもり
のほととぎ
すたえぬしづく
をそでにのこし
Уж не поёт кукушка
В роще Синода,
А мой рукав — в слезах,
Что капали всё время,
Пока я ей внимал.
* Роща Синода — находится в префектуре Осака, г. Идзуми. ...Мой рукав — в слезах... — подразумевается, что рукав промок от слёз, вызванных пением-плачем кукушки, а также и от капель дождя, непрерывно стекающих с ветвей деревьев: пора пения кукушки совпадает с сезоном майских дождей (см. коммент. 194, 201).
声はして
雲路にむせぶ
ほととぎす
涙やそそく
宵の村雨
こゑはして
くもぢにむせぶ
ほととぎす
なみだやそそく
よひのむらさめ
Послышался кукушки тихий плач
И потонул
Среди небесных троп:
Быть может, дождь
Омыл ей слёзы?
* Можно увидеть параллель с танка неизвестного автора из«Кокинсю» («Песни лета»):
Я слышу плач твой,
Но не вижу слёз,
Кукушка, —
Готов тебе я одолжить свои —
Из рукавов!

ほととぎす
なほうとまれぬ
心かな
汝が鳴くさとの
よその夕暮れ
ほととぎす
なほうとまれぬ
こころかな
ながなくさとの
よそのゆふぐれ
Кукушка милая,
Я упрекать тебя
Не в силах,
Хоть нынче, может, снова
Ты будешь петь в чужом саду!
* Намёк на песню неизвестного автора из «Кокинсю»:
Поешь ты, кукушка,
Во многих селеньях.
Быть может, заночуешь нынче
В моём саду?
А если нет, тебя — не упрекну!
聞かずとも
ここをせにせむ
ほととぎす
山田の原の
杉のむらだち
きかずとも
ここをせにせむ
ほととぎす
やまだのはらの
すぎのむらだち
Ты голоса не подаёшь,
Кукушка,
Но — буду ждать
Здесь, на полях Ямада,
В роще криптомерий.
* Поля Ямада — территория г. Исэ в префектуре Миэ. Роща криптомерии — находится возле внешнего храма Исэ.
ほととぎす
深き峰より
出でにけり
外山のすそに
声の落ちくる
ほととぎす
ふかきみねより
いでにけり
とやまのすそに
こゑのおちくる
Из горной глубины
Кукушка вылетела,
И до самого подножья
Ближних гор
Донесся её голос...
* Из горной глубины... — считалось, что кукушка зимует в дальних горах, т.е. в глубинах гор, а в мае прилетает в «селенье» в Хэйан. Ближними горами считались горы, близкие к «селенью».
を笹ふく
しづのまろやの
かりの戸を
明け方になく
ほととぎすかな
をささふく
しづのまろやの
かりのとを
あけがたになく
ほととぎすかな
Тростниковую дверь
Своей хижины горной
Я отворил,
И с рассветного неба донёсся
Голос кукушки...
* Тростниковая дверь — принадлежность бедной хижины крестьянина или рыбака, в данном случае — образ горного приюта отшельника. Такие жилища обычно строились наскоро.
うちしめり
あやめぞかほる
ほととぎす
鳴くや五月の
雨の夕暮れ
うちしめり
あやめぞかほる
ほととぎす
なくやさつきの
あめのゆふぐれ
Над склонёнными
Намокшими ирисами
Кукушки плач...
Дождливые
Майские сумерки.
* Намёк на танка неизвестного автора из антологии «Кокинсю»:
Над ирисом майским
Разносится
Голос кукушки...
О, безрассудная
Моя любовь!

(В песне-прототипе автор использует омонимическую метафору: слово аямэ — «ирис» ассоциируется с аямэ — «блуждать в потёмках», «утратить рассудок».)
五月雨の
月はつれなき
み山より
ひとりも出づる
ほととぎすかな
さみだれの
つきはつれなき
みやまより
ひとりもいづる
ほととぎすかな
Дождливою порой
Бездушная луна
Не выйдет на свиданье
И лишь кукушка
Вылетает из-за гор.
* Луна обычно выходит из-за гор, кукушка тоже прилетает с гор в начале лета, отсюда и родилась поэтическая идея Тэйка: в пору майских дождей из-за гор появляется лишь кукушка, а луна — так и не показывается.
ほととぎす
雲居のよそに
過ぎぬなり
晴れぬ思ひの
五月雨のころ
ほととぎす
くもゐのよそに
すぎぬなり
はれぬおもひの
さみだれのころ
Где-то в небесной вышине
Кукушка прокричала,
Улетая...
Как думы беспросветные
Одолевают!
* ...думы беспросветные одолевают — поэт сложил песню в грустных раздумьях о собственной судьбе, связанных с событиями годов Дзёкю (Дзёкю-но хэн), когда произошло столкновение сторонников восстановления реальной власти императоров со сторонниками военного правления — сёгуната. За организацию заговора против сёгуна Готоба-но ин был в 1221 г. сослан на остров Оки.
五月雨の
雲間の月の
晴れゆくを
しばし待ちける
ほととぎすかな
さみだれの
くもまのつきの
はれゆくを
しばしまちける
ほととぎすかな
Поёт кукушка...
Дождалась,
Когда в просвете облаков
Приветно засияла
Луна.

ほととぎす
花橘の
香をとめて
鳴くは昔の
人や恋しき
ほととぎす
はなたちばなの
かをとめて
なくはむかしの
ひとやこひしき
На запах померанцевых цветов
Кукушка прилетела
И поёт,
Как будто о любимом
С тоскою вспоминает.

ほととぎす
五月水無月
わきかねて
やすらふ声ぞ
空に聞こゆる
ほととぎす
さつきみなづき
わきかねて
やすらふこゑぞ
そらにきこゆる
Неуверенно
Голос кукушки звучит:
Что это — май?
Иль, быть может, настал уж июнь
И в горы пора возвращаться?
* Кукушка в мае пела в «селенье», а в июне возвращалась обратно в горы.
ほととぎす
鳴く五月雨に
うゑし田を
かりがね寒み
秋ぞ暮れぬる
ほととぎす
なくさみだれに
うゑしたを
かりがねさむみ
あきぞくれぬる
Рис, что сажал я под летним дождём,
Слушая голос кукушки,
Ныне жну,
Когда гуси от холода плачут
И милая осень уходит...
* Танка построена на омонимической метафоре: глагол кару — «жать» (рис) ассоциируется со словом кари — «дикий гусь».
* Намёк на танка неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Песни осени»):
Кажется, только вчера
Риса побеги в землю сажали,
И вот —
Уже шепчутся листья
Под ветром осенним.
ほととぎす
いつかと待ちし
あやめ草今
日はいかなる
ねにか鳴くべき
ほととぎす
いつかとまちし
あやめくさ
いまひはいかなる
ねにかなくべき
Мы летом ждем кукушку:
Когда же прилетит она с высоких гор?
Но как ее сегодня встретят,
В День ирисов?
И голосом каким ей петь придется?

五月雨は
空おぼれする
ほととぎす
時に鳴くねは
人もとがめず
さみだれは
そらおぼれする
ほととぎす
ときになくねは
ひともとがめず
Громко поет кукушка
В майские дожди,
Но разве кто
Ее осудит?
Пришла ее пора!

ほととぎす
しのぶるものを
柏木の
もりても声の
聞こえけるかな
ほととぎす
しのぶるものを
かしはぎの
もりてもこゑの
きこえけるかな
Старалась петь кукушка
Еле слышно,
Но даже этот тихий голос
В дубовой роше
Кто-то услыхал.

ほととぎす
そのかみ山の
旅枕
ほのかたらひし
空ぞ忘れぬ
ほととぎす
そのかみやまの
たびまくら
ほのかたらひし
そらぞわすれぬ
Кукушка!
Ты, пролетая в небесах,
Тихонько пела на Горе богов,
А я, ночуя возле храма, тебе внимала,
Этой ночи — мне не забыть!

霍公鳥
飛幡之浦尓
敷浪乃
屡君乎
将見因毛鴨
ほととぎす
とばたのうらに
しくなみの
しくしくきみを
みむよしもがも
Летят кукушки…
В бухте Тобата
Спешит волна все время за волною.
Ах, если б часто, часто я могла,
Мой друг любимый, видеться с тобою!

信濃奈流
須我能安良能尓
保登等藝須
奈久許恵伎氣<婆>
登伎須疑尓家里
しなぬなる
すがのあらのに
ほととぎす
なくこゑきけば
ときすぎにけり
В Синану, в Суга,
Средь заброшенных полей
Вон кукушка вдалеке,
Слышу, стала куковать…
Значит, нечего мне ждать!
* Толкуется как песня жены, ожидающей возвращения мужа (или девушки, ожидающей возвращения любимого). Кукушка, являясь синонимом лета, указывает, что лето наступило и обещанный срок возвращения миновал (токи сугиникэри). Кукушка (хототогису) — постоянный образ песни лета, символ разлуки, печали. ОС правильно указывает на глубокую связь между полевыми, земледельческими работами и птицами, которой древние земледельцы уделяли особое внимание. Пение определенной птицы ассоциировалось у них с определенным сроком полевых работ.
* И в этой песне первоначальный смысл был связан, возможно, не с мотивом ожидания возлюбленного и сроками свидания, а указывал на окончание срока определенных полевых работ. Кстати, кукушка, хотя и является синонимом лета, в песнях фигурирует как птица, поющая в пятом месяце (по лунному календарю), в начале которого обычно происходит посадка риса. Возможно, что поэтому первоначальный смысл песни был в том, что раз запела; кукушка, то время посадки уже прошло, т. е. срок этой работы миновал. А так как земледельческие работы сопровождались особыми обрядами, хороводами, брачными играми и весенние работы были временем любовных встреч, то впоследствии, естественно, произошло переосмысление последней строки: кончен срок работ, т. е. кончен и срок хороводов и встреч, значит, нечего ждать встречи с тобой.
過所奈之尓
世伎等婢古由流
保等登藝須
多我子尓毛
夜麻受可欲波牟
くゎそなしに
せきとびこゆる
ほととぎす
*******
やまずかよはむ
О, когда бы только мог
Без помех кукушкой пролетать
Над заставой, выстроенной здесь,
Верно, без конца бы я тогда
Прилетал к возлюбленной моей!
??わがこにも
古非之奈婆
古非毛之祢等也
保等登藝須
毛能毛布等伎尓
伎奈吉等余牟流
こひしなば
こひもしねとや
ほととぎす
ものもふときに
きなきとよむる
Не хочет ли сказать кукушка мне:
“Коль умирают от любви,
Умри и ты!” —
В часы, когда исполнен я тоски,
Она вдруг начинает громко петь!

多婢尓之弖
毛能毛布等吉尓
保等登藝須
毛等奈那難吉曽
安我古非麻左流
たびにして
ものもふときに
ほととぎす
もとなななきそ
あがこひまさる
Когда в пути я думы думаю свои,
Грустя, что милая отныне далека,
Кукушка!
Песен понапрасну ты не пой,
Еще сильней от них моя тоска!

安麻其毛理
毛能母布等伎尓
保等登藝須
和我須武佐刀尓
伎奈伎等余母須
あまごもり
ものもふときに
ほととぎす
わがすむさとに
きなきとよもす
В часы, когда скрываюсь от дождя,
С тоскою думы думая свои,
Кукушка,
Прилетев в село, где я живу,
Вдруг начинает громко песни петь!

多婢尓之弖
伊毛尓古布礼婆
保登等伎須
和我須武佐刀尓
許<欲>奈伎和多流
たびにして
いもにこふれば
ほととぎす
わがすむさとに
こよなきわたる
Когда, в пути далеком находясь,
Я полон о возлюбленной тоски,
Кукушка
В том селе, где я живу,
С печальным криком пролетает в вышине!

許己呂奈伎
登里尓曽安利家流
保登等藝須
毛能毛布等伎尓
奈久倍吉毛能可
こころなき
とりにぞありける
ほととぎす
ものもふときに
なくべきものか
У этой птицы,
Вижу, сердца нет!
Кукушка,
В час, когда тоски я полон,
Как можешь ты ещё здесь звонко петь?

保登等藝須
安比太之麻思於家
奈我奈氣婆
安我毛布許己呂
伊多母須敝奈之
ほととぎす
あひだしましおけ
ながなけば
あがもふこころ
いたもすべなし
Кукушка,
Подожди хоть миг, не пой!
Когда ты петь вдруг начинаешь,
Ведь сердце это, полное тоски,
Болит от звонкой песни нестерпимо!

多知婆奈波
常花尓毛歟
保登等藝須
周無等来鳴者
伎可奴日奈家牟
たちばなは
とこはなにもが
ほととぎす
すむときなかば
きかぬひなけむ
О померанцы, расцветающие в мае,
Хочу, чтоб вечными цветами были вы.
Кукушка, говорят, живет меж вами,
И если б прилетела петь сюда,
Ведь не было бы дня, чтоб пенья не слыхали!
* Померанцы — см. п. 1958.
珠尓奴久
安布知乎宅尓
宇恵多良婆
夜麻霍公鳥
可礼受許武可聞
たまにぬく
あふちをいへに
うゑたらば
やまほととぎす
かれずこむかも
О, если бы цветы прекрасных оти,
Что нижут жемчугом,
У дома посадить,
Тогда кукушка горная, быть может,
Лишь у меня искала бы приют.
* Цветы оти (Melia japnica) (см. п. 798 и 1973) имеют лекарственное значение, их нанизывают на нить и сохраняют в таком виде.
* После песни 3910 в прим. к тексту говорится, что “эти песни были посланы Отомо Фумимоти 2-го дня 4-й луны [в 13-м г. Тэмпё — 741 г. ] из своего дома в Нара старшему брату [Отомо] Якамоти”.
安之比奇能
山邊尓乎礼婆
保登等藝須
木際多知久吉
奈可奴日波奈之
あしひきの
やまへにをれば
ほととぎす
このまたちくき
なかぬひはなし
Лишь поселился я
Средь распростертых гор,
Кукушка стала прятаться в деревьях:
То вдруг вспорхнет, то скроется опять
И каждый день кукует возле дома!

保登等藝須
奈尓乃情曽
多知花乃
多麻奴久月之
来鳴登餘牟流
ほととぎす
なにのこころぞ
たちばなの
たまぬくつきし
きなきとよむる
Кукушка,
Что на сердце у тебя?
Ведь месяц весь, пока цветы татибана
На нить, как жемчуг, нижут, прилетаешь
И громко плачешь около меня…
* “На нить, как жемчуг, нижут…” — см. п. 1465. Померанцы, как и ирисы и цветы оти, имеют лекарственное значение. Они нанизываются на нить и хранятся в парчовых мешочках. Называется это “кусури-дама” — “лекарственный жемчуг”. В подражание китайским обычаям кусури-дама приурочивают к 5-му дню 5-го месяца. Плоды нанизывают на пятицветные нити. Считается, что этот обычай помогает избежать простуды и очиститься от грехов.
保登等藝須
安不知能枝尓
由吉底居者
花波知良牟奈
珠登見流麻泥
ほととぎす
あふちのえだに
ゆきてゐば
はなはちらむな
たまとみるまで
Кукушка,
Если средь ветвей цветущих оти
Ты поселишься, прилетев сюда,
Цветы их опадут и всем казаться будет,
Что падают на землю жемчуга…
* “Цветы их опадут…” — по народным приметам, от громкого пения кукушки цветы опадают (см. п. 1950).
保登等藝須
今之来鳴者
餘呂豆代尓
可多理都具倍久
所念可母
ほととぎす
いましきなかば
よろづよに
かたりつぐべく
おもほゆるかも
Кукушка,
О, когда бы ты сейчас
Вдруг прилетела и запела, словно летом,
Я думаю, что тысячи веков
Из века в век передавали бы об этом.

橘乃
尓保敝流香可聞
保登等藝須
奈久欲乃雨尓
宇都路比奴良牟
たちばなの
にほへるかかも
ほととぎす
なくよのあめに
うつろひぬらむ
О, слышен ли, как раньше, аромат
Цветов татибана, что распустились здесь?
Наверно, от дождя,
Что нынче ночью лил,
Когда кукушка пела, он исчез…

保登等藝須
夜音奈都可思
安美指者
花者須<具>登毛
可礼受加奈可牟
ほととぎす
よごゑなつかし
あみささば
はなはすぐとも
かれずかなかむ
Кукушка, голос твой ночами сладок мне.
Расставить бы здесь сеть,
Чтоб ты в нее влетела,
Пускай тогда увяли бы цветы,
Ты все равно бы здесь, не умолкая, пела.

橘乃
尓保敝流苑尓
保登等藝須
鳴等比登都具
安美佐散麻之乎
たちばなの
にほへるそのに
ほととぎす
なくとひとつぐ
あみささましを
В саду, где красотой сейчас сверкают
У померанцев распустившихся цветы,
Сказали люди мне: “Кукушка распевает”.
Хочу расставить сеть,
Чтобы не скрылась ты.
* См. п. 1958.
青丹余之
奈良能美夜古波
布里奴礼登
毛等保登等藝須
不鳴安良<奈>久尓
あをによし
ならのみやこは
ふりぬれど
もとほととぎす
なかずあらなくに
Прекрасна в зелени листвы столица Нара.
И пусть теперь она уже не та,
Но все равно —
Ведь прежняя кукушка
Поет, как и в былые времена.

保登等藝須
奈伎氐須疑尓之
乎加備可良
秋風吹奴
余之母安良奈久尓
ほととぎす
なきてすぎにし
をかびから
あきかぜふきぬ
よしもあらなくに
С холмов,
Где с пеньем пролетала
Кукушка милая моя,
Подул уже осенний ветер…
И нет надежды у меня.

妹毛吾毛
許己呂波於夜自
多具敝礼登
伊夜奈都可之久
相見<婆>
登許波都波奈尓
情具之
眼具之毛奈之尓
波思家夜之
安我於久豆麻
大王能
美許登加之古美
阿之比奇能
夜麻古要奴由伎
安麻射加流
比奈乎左米尓等
別来之
曽乃日乃伎波美
荒璞能
登之由吉我敝利
春花<乃>
宇都呂布麻泥尓
相見祢婆
伊多母須敝奈美
之伎多倍能
蘇泥可敝之都追
宿夜於知受
伊米尓波見礼登
宇都追尓之
多太尓安良祢婆
孤悲之家口
知敝尓都母里奴
近<在>者
加敝利尓太仁母
宇知由吉氐
妹我多麻久良
佐之加倍氐
祢天蒙許万思乎
多麻保己乃
路波之騰保久
關左閇尓
敝奈里氐安礼許曽
与思恵夜之
餘志播安良武曽
霍公鳥
来鳴牟都奇尓
伊都之加母
波夜久奈里那牟
宇乃花能
尓保敝流山乎
余曽能未母
布里佐氣見都追
淡海路尓
伊由伎能里多知
青丹吉
奈良乃吾家尓
奴要鳥能
宇良奈氣之都追
思多戀尓
於毛比宇良夫礼
可度尓多知
由布氣刀比都追
吾乎麻都等
奈須良牟妹乎
安比氐早見牟
いももあれも
こころはおやじ
たぐへれど
いやなつかしく
あひみれば
とこはつはなに
こころぐし
めぐしもなしに
はしけやし
あがおくづま
おほきみの
みことかしこみ
あしひきの
やまこえぬゆき
あまざかる
ひなをさめにと
わかれこし
そのひのきはみ
あらたまの
としゆきがへり
はるはなの
うつろふまでに
あひみねば
いたもすべなみ
しきたへの
そでかへしつつ
ぬるよおちず
いめにはみれど
うつつにし
ただにあらねば
こひしけく
ちへにつもりぬ
ちかくあらば
かへりにだにも
うちゆきて
いもがたまくら
さしかへて
ねてもこましを
たまほこの
みちはしとほく
せきさへに
へなりてあれこそ
よしゑやし
よしはあらむぞ
ほととぎす
きなかむつきに
いつしかも
はやくなりなむ
うのはなの
にほへるやまを
よそのみも
ふりさけみつつ
あふみぢに
いゆきのりたち
あをによし
ならのわぎへに
ぬえどりの
うらなけしつつ
したごひに
おもひうらぶれ
かどにたち
ゆふけとひつつ
わをまつと
なすらむいもを
あひてはやみむ
И любимая, и я —
Сердцем мы едины с ней.
Хоть и рядом были мы,
Все сильней была любовь,
И когда смотрели мы
Друг на друга,
Каждый раз,
Словно первому цветку,
Умилялись мы душой,
Глядя в милые глаза.
Любоваться и любить
С ней не уставали мы.
Но с любимой нежно так
Милою моей женой
Я расстался, чтя приказ,
Тот приказ, что отдал мне
Наш великий государь.
Распростертых гор простор
Миновав и перейдя
Долы,
Я пришел сюда,
Чтоб отныне управлять
Темной и глухой страной,
Дальней, как небесный свод.
С той поры, как прибыл я
В это дальнее село,
Новояшмовый не раз
Год, сменяясь, уходил.
Отцвели уже цветы,
Рассцветавшие весной,
Но с любимой до сих пор
Не пришлось встречаться мне…
И от этого теперь
Нестерпима сердца боль…
Как мне быть, не знаю я…
Каждой ночью, как ложусь,
В изголовье я кладу
Белотканый свой рукав.
И нет ночи ни одной,
Чтоб не видел я во сне
Милую мою жену.
Наяву же мне никак
С ней не встретиться теперь.
И в тоске скопилась здесь
В тысячи слоев любовь.
Если б близко ты была,
Возвращаясь, каждый раз
Я бы мог зайти к тебе,
Изголовьем были б нам
Руки, что переплели б
Мы в объятиях с тобой,
И уснули б вместе мы…
Но, отмеченный копьем
Яшмовым,
Далек тот путь.
И заставами с тобой
Мы разлучены теперь…
Хорошо, пусть будет так,
Выход мы с тобой найдем!
О, когда же, пусть скорей
Наступает месяц май,
Чтоб кукушка, прилетев,
Песни начала здесь петь.
Глядя вдаль, на склоны гор,
Где начнут сверкать кругом,
Расцветя, унохана,
По дороге я пойду
К морю Оми
И домой
Поплыву к тебе скорей.
Дивна в зелени листвы
Нара,
В ней мой милый дом.
Птицей нуэдори там
Стонет милая жена
И, полна в душе тоски
И тревоги,
У ворот
Все стоит и ждет меня…
Спрашивая о судьбе,
Там гадает ввечеру…
И, не в силах больше ждать,
Возвращается домой…
Поспешу навстречу к ней,
На нее скорей взглянуть!
Ночь 20-го дня 3-й луны
* В 19-м г. Тэмпё (747) Якамоти собирался поехать в столицу в качестве представителя от провинции Эттю с документацией по налогам (дзэйтёси) и поэтому надеялся встретиться с женой.
* “В изголовье я кладу белотканый свой рукав” — в старину была примета: если положить вывернутый рукав в изголовье, приснится любимый человек.
* Море Оми — имеется в виду известное своей красотой оз. Бива в провинции Оми. В старину морем (уми) называли всякое большое водное пространство.
* “Птицей нуэдори…” — птица нуэдори обладала резким, громким голосом, напоминающим громкий стон, поэтому образ ее связан с горем и отчаянием.
* “Там гадает ввечеру” — речь идет об особом вечернем гадании (юкэ), когда идут на перекресток дорог и слушают разговоры прохожих, загадывая о своей судьбе.
安思比奇能
夜麻毛知可吉乎
保登等藝須
都奇多都麻泥尓
奈仁加吉奈可奴
あしひきの
やまもちかきを
ほととぎす
つきたつまでに
なにかきなかぬ
И горы распростертые здесь близко,
Ты, как обычно, среди них живешь,
Кукушка,—
Ведь настал тобой любимый месяц,
Так почему не прилетаешь петь?

奴婆多麻<乃>
都奇尓牟加比氐
保登等藝須
奈久於登波流氣之
佐刀騰保美可聞
ぬばたまの
つきにむかひて
ほととぎす
なくおとはるけし
さとどほみかも
Обратившись к луне
Ночью, чёрной, как ягоды тута,
Распевает кукушка — едва слышу пенье её,
Оттого что поёт она очень далёко
От села, где я нынче живу.

布治奈美波
佐岐弖知理尓伎
宇能波奈波
伊麻曽佐可理等
安之比奇能
夜麻尓毛野尓毛
保登等藝須
奈伎之等与米婆
宇知奈妣久
許己呂毛之努尓
曽己乎之母
宇良胡非之美等
於毛布度知
宇麻宇知牟礼弖
多豆佐波理
伊泥多知美礼婆
伊美豆河泊
美奈刀能須登利
安佐奈藝尓
可多尓安佐里之
思保美弖婆
都麻欲<妣>可波須
等母之伎尓
美都追須疑由伎
之夫多尓能
安利蘇乃佐伎尓
於枳追奈美
余勢久流多麻母
可多与理尓
可都良尓都久理
伊毛我多米
氐尓麻吉母知弖
宇良具波之
布<勢>能美豆宇弥尓
阿麻夫祢尓
麻可治加伊奴吉
之路多倍能
蘇泥布<理>可邊之
阿登毛比弖
和賀己藝由氣婆
乎布能佐伎
<波>奈知利麻我比
奈伎佐尓波
阿之賀毛佐和伎
佐射礼奈美
多知弖毛為弖母
己藝米具利
美礼登母安可受
安伎佐良婆
毛美知能等伎尓
波流佐良婆
波奈能佐可利尓
可毛加久母
伎美我麻尓麻等
可久之許曽
美母安吉良米々
多由流比安良米也
ふぢなみは
さきてちりにき
うのはなは
いまぞさかりと
あしひきの
やまにものにも
ほととぎす
なきしとよめば
うちなびく
こころもしのに
そこをしも
うらごひしみと
おもふどち
うまうちむれて
たづさはり
いでたちみれば
いみづがは
みなとのすどり
あさなぎに
かたにあさりし
しほみてば
つまよびかはす
ともしきに
みつつすぎゆき
しぶたにの
ありそのさきに
おきつなみ
よせくるたまも
かたよりに
かづらにつくり
いもがため
てにまきもちて
うらぐはし
ふせのみづうみに
あまぶねに
まかぢかいぬき
しろたへの
そでふりかへし
あどもひて
わがこぎゆけば
をふのさき
はなちりまがひ
なぎさには
あしがもさわき
さざれなみ
たちてもゐても
こぎめぐり
みれどもあかず
あきさらば
もみちのときに
はるさらば
はなのさかりに
かもかくも
きみがまにまと
かくしこそ
みもあきらめめ
たゆるひあらめや
Фудзи нежные цветы,
Вниз бегущие волной,
Расцветали, отцвели…
Говорят, как раз теперь
Наступил уже расцвет
Для цветов унохана.
И в долинах, и в горах
Распростертых
Нам поет
Милая кукушка
Песнь,
Что несется звонко вдаль.
Оттого и сердце вдруг
Слабовольное мое
Вянет, сохнет от тоски…
И тогда мои друзья,
Что люблю я всей душой,
На конях явились вдруг,
Тронулись мы вместе в путь.
А на отмели речной
Возле устья Имидзу —
Уходящей вдаль реки,
Птичьи стаи собрались.
Как затишье поутру —
За добычею летят.
А нахлынет вдруг прилив —
Милых жен своих зовут.
Замечательно кругом!
И, любуясь красотой,
В Сибутани едем мы.
Возле мыса,
У пустых
Каменистых берегов,
Жемчуг-водоросли есть,
Что бегущею волной
Прибивает к берегам.
Мы их рвем, плетем венки,
В руки взяв, уносим их
Для своих любимых жен.
И на озере Фусэ —
Изумительной красы —
На челнах рыбацких мы,
Прочно весла закрепив
И зовя друг друга в путь,
Белотканым рукавом
Машем,
Отплывая вдаль.
Перед нами на пути,
Где чудесный мыс Оу,
Облетают тут и там
С веток нежные цветы…
А на отмели кругом
Средь зеленых камышей
Утки подымают шум.
И плывем все дальше мы,
Огибая славный мыс,
И как рябь на глади вод —
То покажется, то нет —
То сидим, то встанем мы,
Восхищаясь красотой!
Но не наглядеться нам.
И осеннею порой
С ярко-алою листвой,
И весеннею порой,
Когда всех цветов расцвет,
Что бы ни было — и впредь
За друзьями вслед пойду,
Буду любоваться я,
Как любуюсь я теперь.
Никогда не будет дня,
Чтоб пресытился красой,
Чтобы перестал смотреть
Я на озеро Фусэ!
Отомо Икэнуси
* Эти песни сложены Отомо Икэнуси 26 апреля в ответ на песню Отомо Якамоти (см. п. 3991, 3992).
* Фудзи — японская глициния (см. п. 3952).
* Унохана — см. п. 4066.
* “…плетем венки… для своих любимых жен” — см. п. 3901, а также п. 1846.
和我勢古我
久尓敝麻之奈婆
保等登藝須
奈可牟佐都奇波
佐夫之家牟可母
わがせこが
くにへましなば
ほととぎす
なかむさつきは
さぶしけむかも
Мой милый друг,
Когда на родину вернешься
И после, в мае,
Здесь кукушка запоет,
Как будет грустно оттого, что ты не с нами.

安礼奈之等
奈和備和我勢故
保登等藝須
奈可牟佐都奇波
多麻乎奴香佐祢
あれなしと
なわびわがせこ
ほととぎす
なかむさつきは
たまをぬかさね
О, не печалься, дорогой мой друг,
Что больше здесь не буду я с тобой,
И в мае,
Лишь кукушка запоет,
Нанизывай один на нити жемчуга.
* “Нанизывай… на нити жемчуга” — см. п. 1465, 1490, 3912.
可伎加蘇布
敷多我美夜麻尓
可牟佐備弖
多氐流都我能奇
毛等母延毛
於夜自得伎波尓
波之伎与之
和我世乃伎美乎
安佐左良受
安比弖許登騰比
由布佐礼婆
手多豆佐波利弖
伊美豆河波
吉欲伎可布知尓
伊泥多知弖
和我多知弥礼婆
安由能加是
伊多久之布氣婆
美奈刀尓波
之良奈美多可弥
都麻欲夫等
須騰理波佐和久
安之可流等
安麻乃乎夫祢波
伊里延許具
加遅能於等多可之
曽己乎之毛
安夜尓登母志美
之努比都追
安蘇夫佐香理乎
須賣呂伎能
乎須久尓奈礼婆
美許登母知
多知和可礼奈婆
於久礼多流
吉民婆安礼騰母
多麻保許乃
美知由久和礼播
之良久毛能
多奈妣久夜麻乎
伊波祢布美
古要敝奈利奈<婆>
孤悲之家久
氣乃奈我家牟曽
則許母倍婆
許己呂志伊多思
保等登藝須
許恵尓安倍奴久
多麻尓母我
手尓麻吉毛知弖
安佐欲比尓
見都追由可牟乎
於伎弖伊加<婆>乎<思>
かきかぞふ
ふたがみやまに
かむさびて
たてるつがのき
もともえも
おやじときはに
はしきよし
わがせのきみを
あささらず
あひてことどひ
ゆふされば
てたづさはりて
いみづがは
きよきかふちに
いでたちて
わがたちみれば
あゆのかぜ
いたくしふけば
みなとには
しらなみたかみ
つまよぶと
すどりはさわく
あしかると
あまのをぶねは
いりえこぐ
かぢのおとたかし
そこをしも
あやにともしみ
しのひつつ
あそぶさかりを
すめろきの
をすくになれば
みこともち
たちわかれなば
おくれたる
きみはあれども
たまほこの
みちゆくわれは
しらくもの
たなびくやまを
いはねふみ
こえへなりなば
こひしけく
けのながけむぞ
そこもへば
こころしいたし
ほととぎす
こゑにあへぬく
たまにもが
てにまきもちて
あさよひに
みつつゆかむを
おきていかばをし
Счет ведется нынче с двух…
На горе Футагами,
Словно дерево цуга,
Что стоит, как божество,
Неизменно, навсегда,
Не меняя цвет ветвей,—
Неизменно мы с тобой
Были вместе, милый друг,
Даже утро не пройдет,
Как встречаемся с тобой
И беседуем вдвоем,
А лишь вечер настает,
Мы опять рука в руке
Отправляемся с тобой
К быстрой Идзуми- реке,
К чистым берегам ее
Любоваться блеском струй.
А повеет ветер там
Вдруг с восточной стороны,
Сразу в гавани тогда
Волны белые кругом
Встанут в пене высоко.
Видя это,
Зашумят
Птицы возле берегов,
Станут звать Любимых жен,
Станет грозным весел шум
У рыбачьего челна,
Что спешит приплыть скорей
К бухты тихим берегам,
Где срезают тростники.
И бывало это все
Так приятно видеть нам.
И как раз в разгар любви,
Дружбы нежной и забав
К нам пришел его приказ —
Повелителя земли.
По приказу надлежит
Мне в далекий путь идти,
Ждет разлука нас с тобой.
И останешься ты здесь
В одиночестве, мой друг.
Я же отправляюсь в путь —
В путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
И когда придется мне
Перейти не раз с трудом
Склоны горные в пути,
Горы, где плывут грядой
Белоснежной
Облака,
Как покажутся в тоске
Долгими разлуки дни!
И когда об этом я
Думаю,
Болит душа.
Если был бы яшмой ты,
Вместе с пеньем соловья
Нанизал бы я на нить
И в руках бы я унес…
Вечерами, поутру
Все бы любовался я.
Жаль уйти, оставив здесь
Одного тебя, мой друг…

和我勢故<波>
多麻尓母我毛奈
保登等伎須
許恵尓安倍奴吉
手尓麻伎弖由可牟
わがせこは
たまにもがもな
ほととぎす
こゑにあへぬき
てにまきてゆかむ
О, когда бы друг милый
Был бы яшмой прекрасной,
С соловьиною трелью
Нанизал бы я вместе и унес бы с собою,
Жаль уйти — и оставить…
Каэси-ута
安遠邇与之
奈良乎伎波奈礼
阿麻射可流
比奈尓波安礼登
和賀勢故乎
見都追志乎礼婆
於毛比夜流
許等母安利之乎
於保伎美乃
美許等可之古美
乎須久尓能
許等登理毛知弖
和可久佐能
安由比多豆久利
無良等理能
安佐太知伊奈婆
於久礼多流
阿礼也可奈之伎
多妣尓由久
伎美可母孤悲無
於毛布蘇良
夜須久安良祢婆
奈氣可久乎
等騰米毛可祢氐
見和多勢婆
宇能婆奈夜麻乃
保等登藝須
<祢>能未之奈可由
安佐疑理能
美太流々許己呂
許登尓伊泥弖
伊<波><婆>由遊思美
刀奈美夜麻
多牟氣能可味尓
奴佐麻都里
安我許比能麻久
波之家夜之
吉美賀多太可乎
麻佐吉久毛
安里多母等保利
都奇多々婆
等伎毛可波佐受
奈泥之故我
波奈乃佐可里尓
阿比見之米等曽
あをによし
ならをきはなれ
あまざかる
ひなにはあれど
わがせこを
みつつしをれば
おもひやる
こともありしを
おほきみの
みことかしこみ
をすくにの
こととりもちて
わかくさの
あゆひたづくり
むらとりの
あさだちいなば
おくれたる
あれやかなしき
たびにゆく
きみかもこひむ
おもふそら
やすくあらねば
なげかくを
とどめもかねて
みわたせば
うのはなやまの
ほととぎす
ねのみしなかゆ
あさぎりの
みだるるこころ
ことにいでて
いはばゆゆしみ
となみやま
たむけのかみに
ぬさまつり
あがこひのまく
はしけやし
きみがただかを
まさきくも
ありたもとほり
つきたたば
ときもかはさず
なでしこが
はなのさかりに
あひみしめとぞ
Нара в зелени листвы
Я оставил и ушел,
И хотя живу сейчас
Я в глуши, что далека,
Словно неба дальний свод,
Но, когда я видел здесь,
Друг мой дорогой, тебя,
Я всегда в печальный час
Утешенье находил.
Но теперь, приказы чтя,
Что великий государь
Отдал,
Взял ты на себя
Управление страной.
И из молодой травы
Сделал шнур и подвязал
Нижние края одежд.
И как стаи певчих птиц
Улетают поутру,
Так ушел ты поутру
От меня в далекий путь.
И, оставленный тобой,
О, как был печален я,
И, ушедший в дальний путь,
Как наверно, ты грустишь!
Небо горьких дум моих
Неспокойно с этих пор.
И когда не стало сил
Горевать и слезы лить,
Оглянулся я кругом
И увидел:
На горе
Расцвели унохана,
И кукушка вдалеке
Громко плачет средь цветов.
Словно утренний туман
В сердце горестном моем,
Рассказать словами все
Страх не позволяет мне…
Оттого и приношу
Я священные дары
Покровителям-богам
Там, где горный перевал
У горы у Тонами,
И молю я об одном:
С другом, сердцу дорогим,
С глазу на глаз быть хочу,
Будет счастлив пусть в пути
И воротится назад.
И когда пройдут, сменясь,
Месяцы разлуки злой,
Сразу,
Лишь придет расцвет
Алых полевых гвоздик,
Дайте встретиться мне с ним!
* “Сделал шнур и подвязал нижние края одежд…” — текст имеет два толкования: 1) сплетя из травы шнур, ты приподнял и подвязал нижние края одежд (обычно хакама — широкие штаны в виде плиссированной в крупную складку юбки, которые подвязывают у колен; 2) ты сделал из травы наколенники (кяхан — точнее, своеобразные обмотки, которые плетут из травы, из соломы) и подвязал их к ногам. Мы используем в переводе первое толкование как наиболее подходящее для данной ситуации.
保等登藝須
伊等布登伎奈之
安夜賣具左
加豆良尓<勢>武日
許由奈伎和多礼
ほととぎす
いとふときなし
あやめぐさ
かづらにせむひ
こゆなきわたれ
Кукушка,
Слушая тебя, я пресыщения не знаю.
И в день, когда начнем плести венки
Из нежных ирисов, — тебя я умоляю —
Ты с песнею над нами пролети!
* Пир, на котором была исполнена эта песня, происходил в 23-й день 3-й луны, высказывается предположение, что кукушка служила темой беседы и потому исполнили эту старинную песню (см. п. 1955) (СН).
* “…когда начнем плести венки” — обычай плести венки и надевать их на голову был связан с весенними и осенними обрядами. Впоследствии же, по-видимому, это стало простым обычаем во время пиршеств и увеселений в разное время года. Ранней весной, судя по песням М., плетут венки из веток ивы или цветов слив, вишни, в летнее время (по лунному календарю) — из ирисов и других цветов.
敷治奈美能
佐伎由久見礼婆
保等登<藝>須
奈久倍<吉>登伎尓
知可豆伎尓家里
ふぢなみの
さきゆくみれば
ほととぎす
なくべきときに
ちかづきにけり
Когда увидел я, что расцвели
Волной струящиеся вниз гирлянды фудзи,
Я сразу понял:
Дни недалеки,
Когда в цветах должна запеть кукушка.
* Это старинная песня, которую Танабэ Сакимаро исполнил, так как кукушка служила темой беседы. Судя по кн. XIX М., цветы фудзи цветут в провинции Эттю в 4-ю луну (СН).
米豆良之伎
吉美我伎麻佐婆
奈家等伊比之
夜麻保<登等>藝須
奈尓加伎奈可奴
めづらしき
きみがきまさば
なけといひし
やまほととぎす
なにかきなかぬ
Горная кукушка, говорил тебе я:
“Если именитый гость сюда придет,
Спой тогда мне песню
В честь его прихода”.
Отчего же ты не прилетаешь петь?
* Именитый гость — имеется в виду посол левого министра — Танабэ Сакимаро.
多胡乃佐伎
許能久礼之氣尓
保登等藝須
伎奈伎等余米<婆>
波太古非米夜母
たこのさき
このくれしげに
ほととぎす
きなきとよめば
はだこひめやも
Когда б в густой тени разросшихся деревьев,
Что зацвели на мысе, названном Тако,
Кукушка,
Прилетев, запела б громко песню,
Я, верно, б так не мучился в тоске!

保登等藝須
伊麻奈可受之弖
安須古要牟
夜麻尓奈久等母
之流思安良米夜母
ほととぎす
いまなかずして
あすこえむ
やまになくとも
しるしあらめやも
Кукушка,
Ты сейчас нам не поёшь.
И пусть в горах ты завтра петь мне будешь,
Но в те минуты звонкий голос твой
Уже не будет для меня так дорог.
* “Уже не будет для меня так дорог” — так как здесь я хотел насладиться им вместе с друзьями.
許能久礼尓
奈里奴流母能乎
保等登藝須
奈尓加伎奈可奴
伎美尓安敝流等吉
このくれに
なりぬるものを
ほととぎす
なにかきなかぬ
きみにあへるとき
Ведь зелень свежая деревьев, что цветут,
Уже теперь достаточна густа,
Так почему ж
Кукушка не поет
В тот час, когда мы чествуем тебя?

保等登藝須
許欲奈枳和多礼
登毛之備乎
都久欲尓奈蘇倍
曽能可氣母見牟
ほととぎす
こよなきわたれ
ともしびを
つくよになそへ
そのかげもみむ
Кукушка,
Нынче ночью, я прошу,
Над нами пролети и спой нам песню.
Луну заменят нам зажженные огни,
И я смогу тебя увидеть.
* “Луну заменят нам зажженные огни…” — Речь идет о ночном пире. Так как в старину масло для фонарей очень берегли, то обещание заменить луну ярко зажженными огнями выражает особенно настойчивое, большое желание увидеть кукушку (СН).
宇能花能
佐久都奇多知奴
保等登藝須
伎奈吉等与米余
敷布美多里登母
うのはなの
さくつきたちぬ
ほととぎす
きなきとよめよ
ふふみたりとも
Ведь месяц наступил, когда цветут
Цветы унохана,
И ты, кукушка,
Лети сюда и громко песню пой,
Пускай еще бутоны не раскрылись!
* Унохана—летние белые цветы, которые в песнях М. обычно воспеваются вместе с кукушкой как парные образы. Обычно кукушка поет, когда цветут унохана, вот почему автор просит кукушку петь, оговаривая: “Пускай еще (у цветов унохана) бутоны не раскрылись”.
敷多我美能
夜麻尓許母礼流
保等登藝須
伊麻母奈加奴香
伎美尓<伎>可勢牟
ふたがみの
やまにこもれる
ほととぎす
いまもなかぬか
きみにきかせむ
Кукушка, что скрываешься теперь
На зеленеющей горе Футагами,
Ужели даже нынче ты
Нам песни не споешь свои?
Хочу, чтоб милый мой твое послушал пенье.

乎里安加之母
許余比波能麻牟
保等登藝須
安氣牟安之多波
奈伎和多良牟曽
をりあかしも
こよひはのまむ
ほととぎす
あけむあしたは
なきわたらむぞ
Не лягу спать до самого рассвета
И этой ночью буду пить вино,
Тогда кукушка,
Лишь настанет утро,
Здесь запоет, летая надо мной.

安須欲里波
都藝弖伎許要牟
保登等藝須
比登欲能可良尓
古非和多流加母
あすよりは
つぎてきこえむ
ほととぎす
ひとよのからに
こひわたるかも
Ах, о кукушке той, чей голос милый
Все время слушать будем
С завтрашнего дня,
Пускай осталась только ночь одна,
Я все равно тоскую с прежней силой.

安可登吉尓
名能里奈久奈流
保登等藝須
伊夜米豆良之久
於毛保由流香母
あかときに
なのりなくなる
ほととぎす
いやめづらしく
おもほゆるかも
В рассвета алый час ты распеваешь песни,
В них повторяя свое имя без конца,
Кукушка милая моя,
Ты с каждым разом
Кажешься чудесней.
* В песне, говоря о кукушке, Якамоти намекает на свою любовь (см. п. 4080).
高御座
安麻<乃>日継登
須賣呂伎能
可<未>能美許登能
伎己之乎須
久尓能麻保良尓
山乎之毛
佐波尓於保美等
百鳥能
来居弖奈久許恵
春佐礼婆
伎吉<乃>
可奈之母
伊豆礼乎可
和枳弖之努波<无>
宇能花乃
佐久月多弖婆
米都良之久
鳴保等登藝須
安夜女具佐
珠奴久麻泥尓
比流久良之
欲和多之伎氣騰
伎久其等尓
許己呂都呉枳弖
宇知奈氣伎
安波礼能登里等
伊波奴登枳奈思
たかみくら
あまのひつぎと
すめろきの
かみのみことの
きこしをす
くにのまほらに
やまをしも
さはにおほみと
ももとりの
きゐてなくこゑ
はるされば
ききのかなしも
いづれをか
わきてしのはむ
うのはなの
さくつきたてば
めづらしく
なくほととぎす
あやめぐさ
たまぬくまでに
ひるくらし
よわたしきけど
きくごとに
こころつごきて
うちなげき
あはれのとりと
いはぬときなし
Трон небесный занял ты,
Как потомок солнца здесь,
Что сияет в небесах,
Внук прославленный богов —
Наше божество.
В управляемой тобой
В замечательной стране
Говорят, что гребни гор
Всюду высятся кругом,
Много разных сотен птиц
Прилетают и поют.
И весеннею порой
Так приятно слышать нам
Звонкий щебет певчих птиц.
Ах, которую из них
Я отмечу, полюбив?
То кукушка, что поет
Так чудесно,
Лишь придет
Светлый май, когда цветут
На полях унохана.
И хоть слушаешь ее
Дни и ночи напролет,
До тех пор пока цветы
Нежных ирисов на нить
Не нанижут до конца,
Словно жемчуг дорогой,
Все равно ведь каждый раз,
Слыша пение ее,
Не бывает никогда,
Чтоб не дрогнул ты душой,
Не вздохнул бы ты в тоске,
Не назвал бы ты ее
Птицею чудес.
10-й день
Отомо Якамоти
* Унохана — летние цветы, которые цветут обычно одновременно с началом пения кукушки, отчего считаются ее любимыми цветами (см. также п. 4066).
* “…пока цветы нежных ирисов на нить не нанижут до конца” — см. п. 1465, 1490, 3912.
由久敝奈久
安里和多流登毛
保等登藝須
奈枳之和多良婆
可久夜思努波牟
ゆくへなく
ありわたるとも
ほととぎす
なきしわたらば
かくやしのはむ
Хоть ты всегда летишь,
Пути не зная,
Кукушка милая моя,
Но если б петь всегда ты прилетала,
Я б так не мучился, как нынче мучусь я.

宇能花能
<登聞>尓之奈氣婆
保等登藝須
伊夜米豆良之毛
名能里奈久奈倍
うのはなの
ともにしなけば
ほととぎす
いやめづらしも
なのりなくなへ
Цветут унохана, и с ними вместе
Поешь ты песни, прилетев сюда,
Кукушка,
С каждым разом ты чудесней —
Ведь, распевая, называешь ты себя.

保<登等>藝須
伊登祢多家口波
橘<乃>
<播>奈治流等吉尓
伎奈吉登余牟流
ほととぎす
いとねたけくは
たちばなの
はなぢるときに
きなきとよむる
Кукушка,
Нехорошая такая,
Я на тебя с досадою смотрю.
Когда цветы на померанцах отцветают,
Тогда ты прилетаешь громко петь.

珠洲乃安麻能
於伎都美可未尓
伊和多利弖
可都伎等流登伊布
安波妣多麻
伊保知毛我母
波之吉餘之
都麻乃美許<登>能
許呂毛泥乃
和可礼之等吉欲
奴婆玉乃
夜床加多<左>里
安佐祢我美
可伎母氣頭良受
伊泥氐許之
月日余美都追
奈氣久良牟
心奈具佐<尓>
保登等藝須
伎奈久五月能
安夜女具佐
波奈多知<婆>奈尓
奴吉麻自倍
可頭良尓世餘等
都追美氐夜良牟
すすのあまの
おきつみかみに
いわたりて
かづきとるといふ
あはびたま
いほちもがも
はしきよし
つまのみことの
ころもでの
わかれしときよ
ぬばたまの
よとこかたさり
あさねがみ
かきもけづらず
いでてこし
つきひよみつつ
なげくらむ
こころなぐさに
ほととぎす
きなくさつきの
あやめぐさ
はなたちばなに
ぬきまじへ
かづらにせよと
つつみてやらむ
Ах, когда бы мне иметь
Белый жемчуг дорогой,
Что находят, говорят,
Рыбаки в стране Сусу
У владыки синих вод
На глубоком дне морском.
Божество — моя жена,
Что любима нежно мной,
С той поры, как я ушел
И покинул твой рукав,
Что служил подушкой мне,
Ягод тутовых черней
Черной ночью
Ты одна
Без меня на ложе спишь.
Пряди спутанных волос
Не расчешешь поутру,
Все, наверное, грустишь
И считаешь каждый раз
Снова месяцы и дни,
Что проводишь ты в тоске.
Чтоб тебя утешить, я
Белый жемчуг заверну
И пошлю его тебе,
Чтобы с ирисом могла,
С померанцевым цветком
Нанизать его на нить
В мае радостном, когда
Прилетит кукушка петь,
Чтобы ты сплела себе
Дивной красоты венок.
* Об обычае украшать себя венками см. п. 4035.
* Рыбаки из Сусу — возможно, моряки, кочевавшие изолированными группами, которые образовали хутора, сохранившиеся и теперь в уезде Фугэси провинции Ното. (К. Мор.).
可氣麻久母
安夜尓加之古思
皇神祖<乃>
可見能大御世尓
田道間守
常世尓和多利
夜保許毛知
麻為泥許之登吉
時<及>能
香久乃菓子乎
可之古久母
能許之多麻敝礼
國毛勢尓
於非多知左加延
波流左礼婆
孫枝毛伊都追
保登等藝須
奈久五月尓波
波都波奈乎
延太尓多乎理弖
乎登女良尓
都刀尓母夜里美
之路多倍能
蘇泥尓毛古伎礼
香具<播>之美
於枳弖可良之美
安由流實波
多麻尓奴伎都追
手尓麻吉弖
見礼騰毛安加受
秋豆氣婆
之具礼<乃>雨零
阿之比奇能
夜麻能許奴礼波
久<礼奈為>尓
仁保比知礼止毛
多知波奈<乃>
成流其實者
比太照尓
伊夜見我保之久
美由伎布流
冬尓伊多礼婆
霜於氣騰母
其葉毛可礼受
常磐奈須
伊夜佐加波延尓
之可礼許曽
神乃御代欲理
与呂之奈倍
此橘乎
等伎自久能
可久能木實等
名附家良之母
かけまくも
あやにかしこし
すめろきの
かみのおほみよに
たぢまもり
とこよにわたり
やほこもち
まゐでこしとき
ときじくの
かくのこのみを
かしこくも
のこしたまへれ
くにもせに
おひたちさかえ
はるされば
ひこえもいつつ
ほととぎす
なくさつきには
はつはなを
えだにたをりて
をとめらに
つとにもやりみ
しろたへの
そでにもこきれ
かぐはしみ
おきてからしみ
あゆるみは
たまにぬきつつ
てにまきて
みれどもあかず
あきづけば
しぐれのあめふり
あしひきの
やまのこぬれは
くれなゐに
にほひちれども
たちばなの
なれるそのみは
ひたてりに
いやみがほしく
みゆきふる
ふゆにいたれば
しもおけども
そのはもかれず
ときはなす
いやさかはえに
しかれこそ
かみのみよより
よろしなへ
このたちばなを
ときじくの
かくのこのみと
なづけけらしも
И сказать об атом вам
Трепета исполнен я…
В век далекий — век богов —
Управителей земли
Жил на свете человек
Тадзимамори.
В вечной побывав стране,
Он привез с собою нам
Веток множество
Прямых,
Словно тонкое копье,
И на них росли плоды,
Ароматные плоды
Вечно зрели на ветвях.
С трепетом приняли мы
От него чудесный дар,
И хотя тесна страна,
Всюду на ее земле
Эти ветви расцвели.
Лишь приходит к нам весна —
На ветвях цветут цветы,
А настанет месяц май
И кукушка запоет,
С веток первые цветы
Все срывают каждый раз
И возлюбленным своим
Посылают их как дар.
Прячут яркие цветы
В белотканый свой рукав,
Чтобы дивный аромат
Сохранить,
Их лепестки
Сберегают, засушив,
А созревшие плоды
Нижут, словно жемчуга,
И любуются на них,
Не насмотрятся никак.
А лишь осень настает,
Моросит унылый дождь —
И средь распростертых гор
На деревьях в вышине
Заалевшая листва
Осыпается кругом.
Но созревшие плоды
Померанцев
В эти дни
Ярко блещут на ветвях.
И еще сильней на них
Любоваться я хочу!
А когда придет зима
И падет на землю снег,
Белый иней заблестит,
Но не сохнут листья их.
Словно вечная скала,
Вечной силою полны
Золотистые плоды —
Еще ярче дивный блеск.
И, наверно, оттого,
Что не вянет свежий лист,
Со времен еще богов
Померанцев яркий плод
Справедливо все зовут
Ароматным, непростым,
Вечным золотым плодом.
[23-й день 5-й луны]
Отомо Якамоти
* Песня была сложена в 749 г., восхваляет цветы и плоды татибана — померанцев (возможно, одновременно здесь восхваляется и фамилия Татибана. Хотя в комментариях МС ничего об этом не сказано, но, судя по текстам других песен, где встречается отождествление, такое предположение имеет основание).
* Тадзимамори — потомок легендарного принца Амэнохибоко из страны Сираги, ассимилировавшийся в Японии, который был послан императором Суйнином в Вечную страну (по одним версиям — Южный Китай; по другим—в Корею) (см. “Кодзики”). Из этой страны он и привез по приказу императора ветки померанцев — татибана, которые были посажены в Японии и получили там широкое распространение. В песне указывается, что померанцы посылают в дар влюбленным, любуются ими, пропитывают их ароматом рукава, сушат лепестки, плоды их нижут на нить с лекарственной целью (см. п. 1465, 1490).
於保支見能
末支能末尓々々
等里毛知氐
都可布流久尓能
年内能
許登可多祢母知
多末保許能
美知尓伊天多知
伊波祢布美
也末古衣野由支
弥夜故敝尓
末為之和我世乎
安良多末乃
等之由吉我弊理
月可佐祢
美奴日佐末祢美
故敷流曽良
夜須久之安良祢波
保止々支須
支奈久五月能
安夜女具佐
余母疑可豆良伎
左加美都伎
安蘇比奈具礼止
射水河
雪消溢而
逝水能
伊夜末思尓乃未
多豆我奈久
奈呉江能須氣能
根毛己呂尓
於母比牟須保礼
奈介伎都々
安我末<川>君我
許登乎波里
可敝利末可利天
夏野能
佐由里能波奈能
花咲尓
々布夫尓恵美天
阿波之多流
今日乎波自米氐
鏡奈須
可久之都祢見牟
於毛我波利世須
おほきみの
まきのまにまに
とりもちて
つかふるくにの
としのうちの
ことかたねもち
たまほこの
みちにいでたち
いはねふみ
やまこえのゆき
みやこへに
まゐしわがせを
あらたまの
としゆきがへり
つきかさね
みぬひさまねみ
こふるそら
やすくしあらねば
ほととぎす
きなくさつきの
あやめぐさ
よもぎかづらき
さかみづき
あそびなぐれど
いみづかは
ゆきげはふりて
ゆくみづの
いやましにのみ
たづがなく
なごえのすげの
ねもころに
おもひむすぼれ
なげきつつ
あがまつきみが
ことをはり
かへりまかりて
なつののの
さゆりのはなの
はなゑみに
にふぶにゑみて
あはしたる
けふをはじめて
かがみなす
かくしつねみむ
おもがはりせず
Назначенью подчинись
Государя своего,
Принял власть и стал служить.
Ты в далекой стороне.
За год завершив дела,
Вышел ты на путь прямой,
Что отмечен был давно
Яшмовым копьем.
Там по скалам ты шагал,
Горы ты переходил,
Шел полями
И пришел
Вновь в столицу, милый друг.
Новояшмовые шли
И сменялись годы здесь,
Много месяцев прошло,
Много дней
Был без тебя.
Небо, полное тоски,
Было неспокойно здесь.
И поэтому
Хотя в мае
Прилетела к нам
Милая кукушка петь,
Ирис, лотосы сорвав,
Украшался я венком.
И хоть пил я, веселясь,
Даже славное вино,
Но ведь ты, кого я ждал
Сердцем всем, горюя здесь,
Ты, которого любил
Глубоко я всей душой,
Как глубоки камышей
Корни крепкие в земле
Возле бухты Нагоэ,
Там, где плачут журавли,—
Ты, к кому любовь моя
Все сильнее и сильней
Прибывала с каждым днем,
Как текущая вода
Вешних тающих снегов
На реке Имидзу,—
Ты,
Вдруг закончив все дела,
Возвратился к нам теперь.
И как летом на полях
Лилий нежные цветы
Улыбаются в траве,
Улыбаешься ты нам.
И в счастливый этот день,
Что мы встретились с тобой,
Будем веселиться мы.
И с сегодняшнего дня
Будем вечно мы смотреть
Друг на друга,
Как сейчас,
Словно в зеркало глядя,
Не меняясь никогда.
* Должность тёсюси (посланца из провинции в столицу) обычно выпадала на долю губернатора провинции, который раз в год, в июле, докладывал в верховной канцелярии государственного совета (дадзёкан) о состоянии дел в провинции (состояние учреждений, охраны, оружия, судов, почтовых возниц, колодцев, канав, храмов, монашества и др.).
伊尓之敝欲
之<怒>比尓家礼婆
保等登藝須
奈久許恵伎吉弖
古非之吉物<乃>乎
いにしへよ
しのひにければ
ほととぎす
なくこゑききて
こひしきものを
Ведь всеми с древности
Любима ты была,
Кукушка.
Голос твой услышав,
Я тоже полюбил тебя!
Отомо Якамоти
毎時尓
伊夜目都良之久
八千種尓
草木花左伎
喧鳥乃
音毛更布
耳尓聞
眼尓視其等尓
宇知嘆
之奈要宇良夫礼
之努比都追
有争波之尓
許能久礼<能>
四月之立者
欲其母理尓
鳴霍公鳥
従古昔
可多<里>都藝都流
鴬之
宇都之真子可母
菖蒲
花橘乎
𡢳嬬良我
珠貫麻泥尓
赤根刺
晝波之賣良尓
安之比奇乃
八丘飛超
夜干玉<乃>
夜者須我良尓

月尓向而
徃還
喧等余牟礼杼
何如将飽足
ときごとに
いやめづらしく
やちくさに
くさきはなさき
なくとりの
こゑもかはらふ
みみにきき
めにみるごとに
うちなげき
しなえうらぶれ
しのひつつ
あらそふはしに
このくれの
うづきしたてば
よごもりに
なくほととぎす
いにしへゆ
かたりつぎつる
うぐひすの
うつしまこかも
あやめぐさ
はなたちばなを
をとめらが
たまぬくまでに
あかねさす
ひるはしめらに
あしひきの
やつをとびこえ
ぬばたまの
よるはすがらに
あかときの
つきにむかひて
ゆきがへり
なきとよむれど
なにかあきだらむ
Каждый новый срок в году
Удивительно хорош.
Травы разные цветут,
И деревья, и цветы.
И по-разному поют
Птицы певчие в садах.
Каждый раз, как слышу их,
Каждый раз, как вижу их,
В глубине души грущу,
И томлюсь, и сохну я,
Вспоминая каждый раз
О кукушке дорогой!
А пока тоскую я,
Приближается апрель,
И становится густа
На деревнях листва,
И кукушка там поет,
Прячась в темноте ночной.
С незапамятных времен,
Говорят, передают,
Будто правда, что она —
Соловьиное дитя!
До тех пор
Пока в саду
Девы юные, сорвав
Нежных ирисов цветы
И цветы татибана,
Не нанижут их на нить,
Словно жемчуг дорогой,
Милая кукушка та
Напролет весь долгий день
С ярко рдеющей зарей
Над вершинами летит
Ближних распростертых гор,
Ягод тутовых черней
Черной ночью напролет,
То летит она к луне
Предрассветной,
То опять возвращается назад.
И разносится в тиши
Кукование ее.
И пускай она поет,
Не устану слушать я,
Не устану никогда
Наслаждаться ею вновь!
20-й день [3-й луны]
毎年尓
来喧毛能由恵
霍公鳥
聞婆之努波久
不相日乎於保美
毎年謂之等之乃波
としのはに
きなくものゆゑ
ほととぎす
きけばしのはく
あはぬひをおほみ
Ты прилетаешь петь к нам каждый год,
И все же,
О моя кукушка,
Услышав голос твой, я восхищаюсь вновь —
Ведь много дней не виделись с тобой!

霍公鳥
来喧五月尓
咲尓保布
花橘乃
香吉
於夜能御言
朝暮尓
不聞日麻祢久
安麻射可流
夷尓之居者
安之比奇乃
山乃多乎里尓
立雲乎
余曽能未見都追
嘆蘇良
夜須<家>奈久尓
念蘇良
苦伎毛能乎
奈呉乃海部之
潜取云
真珠乃
見我保之御面
多太向
将見時麻泥波
松栢乃
佐賀延伊麻佐祢
尊安我吉美
御面謂之美於毛和
ほととぎす
きなくさつきに
さきにほふ
はなたちばなの
かぐはしき
おやのみこと
あさよひに
きかぬひまねく
あまざかる
ひなにしをれば
あしひきの
やまのたをりに
たつくもを
よそのみみつつ
なげくそら
やすけなくに
おもふそら
くるしきものを
なごのあまの
かづきとるといふ
しらたまの
みがほしみおもわ
ただむかひ
みむときまでは
まつかへの
さかえいまさね
たふときあがきみ
Как прекрасные цветы
Померанцев, что цветут
В мае солнечном,
Когда
Прилетает громко петь
К нам кукушка,
Как цветы,
Ты прекрасна,
Мать моя!
Много, много долгих дней
Ни в ночи, ни поутру
Я не слышу речь твою,
Без тебя живу в глуши,
Дальней, как небесный свод.
И лишь издали смотрю
Я с тоской на облака,
Что встают на гребне гор,
Распростертых вдалеке.
Небо тяжких дум моих
Лишь страдания полно,
Небо горестей моих
Неспокойно у меня!
Облик сердцу дорогой,
На который я хочу
Любоваться каждый раз,
Как на жемчуг дорогой,
Что находят рыбаки
Из селения Наго
На глубоком дне морском,
Этот облик дорогой
До тех пор, пока сама
Не увижу,
До тех пор,
Благоденствуя, живи,
Чтимый глубоко мой друг!

常人毛
起都追聞曽
霍公鳥
此暁尓
来喧始音
つねひとも
おきつつきくぞ
ほととぎす
このあかときに
きなくはつこゑ
О, даже и простые люди,
Проснувшись, слушать тебя будут,
Кукушка!
Завтра на заре
Ты прилети, подай впервые голос!

霍公鳥
来<喧>響者
草等良牟
花橘乎
屋戸尓波不殖而
ほととぎす
きなきとよめば
くさとらむ
はなたちばなを
やどにはうゑずて
Кукушка,
Если, прилетев сюда, ты будешь громко петь,
Я вырву здесь траву
И посажу тебе у дома моего
Прекрасные цветы татибана!

霍公鳥
今来喧曽<无>
菖蒲
可都良久麻泥尓
加流々日安良米也
毛能波三箇辞闕之
ほととぎす
いまきなきそむ
あやめぐさ
かづらくまでに
かるるひあらめや
Кукушка
Прилетела к нам сейчас,
И начинает песни петь свои,
И не настанет день разлуки с ней,
Пока из ирисов венки мы не сплетем!
* Об обычае плести венки и украшаться ими см. комм. к п. 4035.
我門従
喧過度
霍公鳥
伊夜奈都可之久
雖聞飽不足
わがかどゆ
なきすぎわたる
ほととぎす
いやなつかしく
きけどあきたらず
Кукушка милая,
Что у ворот моих, Заплакав, дальше пролетает,
Милее с каждым разом мне,
Её я слушать не устану!

和我勢故等
手携而
暁来者
出立向
暮去者
授放見都追
念<暢>
見奈疑之山尓
八峯尓波
霞多奈婢伎
谿敝尓波
海石榴花咲
宇良悲
春之過者
霍公鳥
伊也之伎喧奴
獨耳
聞婆不怜毛
君与吾
隔而戀流
利波山
飛超去而
明立者
松之狭枝尓
暮去者
向月而
菖蒲
玉貫麻泥尓
鳴等余米
安寐不令宿
君乎奈夜麻勢
わがせこと
てたづさはりて
あけくれば
いでたちむかひ
ゆふされば
ふりさけみつつ
おもひのべ
みなぎしやまに
やつをには
かすみたなびき
たにへには
つばきはなさき
うらがなし
はるしすぐれば
ほととぎす
いやしきなきぬ
ひとりのみ
きけばさぶしも
きみとあれと
へだててこふる
となみやま
とびこえゆきて
あけたたば
まつのさえだに
ゆふさらば
つきにむかひて
あやめぐさ
たまぬくまでに
なきとよめ
やすいねしめず
きみをなやませ
С другом дорогим моим,
Взявшись за руки,
Всегда,
Лишь светать начнет,
Вдвоем
Выйдем мы за ворота
И стоим, бывало, там.
А как вечер настает,
Глядя вдаль на небеса,
Думы тайные свои
Поверяем каждый раз.
Лишь на горы поглядим —
Успокоится тоска!
Между гребней дальних гор
Дымкой стелется туман,
А в долинах и полях
Цубаки- цветы цветут.
Сердцу милая весна
Наступила,
И поет средь ветвей
Кукушка нам
Беспрестанно песнь свою.
И когда совсем один
Пенье слушаю ее,
Так печально на душе!
Через горы Тонами,
Где тоскуем мы теперь,
Разлученные друзья,
Ты, кукушка, прилети.
И когда начнет светать —
Меж густых ветвей сосны,
А лишь сумерки придут,—
Повернув к луне свой лик,—
До тех пор, пока цветы
Нежных ирисов в садах
Не нанижем мы на нить,
Словно жемчуг дорогой,
Громко песню свою пой!
Другу не давай уснуть
Тихим и спокойным сном,
Ты заставь болеть душой друга моего!
* Цубаки — японские камелии, цветут алыми цветами.
* “… Пока цветы… не нанижем мы на нить…” — см. п. 1465, 1490, 3912.
吾耳
聞婆不怜毛
霍公鳥
<丹>生之山邊尓
伊去鳴<尓毛>
われのみし
きけばさぶしも
ほととぎす
にふのやまへに
いゆきなかにも
Мне в одиночестве
Внимать тебе — печально.
Кукушка, я тебя прошу,
Лети туда, на склоны гор Ниу,
И песню спой в краю том дальнем!

霍公鳥
夜喧乎為管
<和>我世兒乎
安宿勿令寐
由米情在
ほととぎす
よなきをしつつ
わがせこを
やすいなねしめ
ゆめこころあれ
Кукушка,
Ночью песни распевая,
Пой что есть мочи, я прошу тебя,
Чтоб другу моему в такие ночи
Не дать спокойным сном уснуть!

春過而
夏来向者
足桧木乃
山呼等余米
左夜中尓
鳴霍公鳥
始音乎
聞婆奈都可之
菖蒲
花橘乎
貫交
可頭良久麻<泥>尓
里響
喧渡礼騰母
尚之努波由
はるすぎて
なつきむかへば
あしひきの
やまよびとよめ
さよなかに
なくほととぎす
はつこゑを
きけばなつかし
あやめぐさ
はなたちばなを
ぬきまじへ
かづらくまでに
さととよめ
なきわたれども
なほししのはゆ
Лишь пройдет пора весны,
Только лето настает,
Как средь распростертых гор
Громко слышна по ночам
Песнь кукушки вдалеке —
То поет кукушка нам.
И когда услышу я
Этой первой песни звук,
Станет сразу дорог он!
И хоть будет петь она,
Пролетая надо мной,
Наполняя все село
Громкой песнею своей,
До тех пор, пока цветок
Нежных ирисов, сорвав,
С померанцевым цветком
Не нанижем мы на нить,
Не сплетем себе венки,—
Все равно все мало мне,
Сколько ни поет она,
Снова буду слушать я,
Восхищаться ею вновь!

左夜深而
暁月尓
影所見而
鳴霍公鳥
聞者夏借
さよふけて
あかときつきに
かげみえて
なくほととぎす
きけばなつかし
Когда я слушаю
Поющую кукушку,
Что предрассветною луной озарена,
И близится к рассвету ночи тьма,
Так дорога она в минуты эти!

霍公鳥
雖聞不足
網取尓
獲而奈都氣奈
可礼受鳴金
ほととぎす
きけどもあかず
あみとりに
とりてなつけな
かれずなくがね
Кукушка, сколько я тебя ни слышу,
Я не устану слушать никогда,
Хотя бы сетью мне поймать тебя,
Чтоб в сеть попала ты и стала бы ручною,—
Не улетая, ты бы пела для меня!

霍公鳥
飼通良婆
今年經而
来向夏<波>
麻豆将喧乎
ほととぎす
かひとほせらば
ことしへて
きむかふなつは
まづなきなむを
Кукушка,
Если б мог я приручить тебя,
Чтоб летом будущим,
Лишь год минует,
Ты прежде всех запела б для меня!

天離
夷等之在者
彼所此間毛
同許己呂曽
離家
等之乃經去者
宇都勢美波
物念之氣思
曽許由恵尓
情奈具左尓
霍公鳥
喧始音乎

珠尓安倍貫
可頭良伎氐
遊波之母
麻須良乎々
等毛奈倍立而
叔羅河
奈頭左比泝
平瀬尓波
左泥刺渡
早湍尓
水烏乎潜都追
月尓日尓
之可志安蘇婆祢
波之伎和我勢故
あまざかる
ひなとしあれば
そこここも
おやじこころぞ
いへざかり
としのへゆけば
うつせみは
ものもひしげし
そこゆゑに
こころなぐさに
ほととぎす
なくはつこゑを
たちばなの
たまにあへぬき
かづらきて
あそばむはしも
ますらをを
ともなへたてて
しくらがは
なづさひのぼり
ひらせには
さでさしわたし
はやきせに
うをかづけつつ
つきにひに
しかしあそばね
はしきわがせこ
Далека, как свод небес,
Эта глушь.
И здесь, и там —
Всюду, где бы ни был ты,
Одинаково в душе!
От родных теперь вдали
Годы долгие идут,
Много горя суждено
Смертным людям на земле!
И поэтому хочу
Для утехи сердца я
Первый голос соловья
С померанцевым цветком,
Словно жемчуг, нанизать
И плести себе венки,
Забавляться и гулять.
Ты же рыцарей возьми,
И плывите по реке,
Поднимаяся с трудом
По теченью Сикура,
Там, где тихая струя,
Ты ловушки ставь садэ,
Там, где быстрая струя,
Дай нырять бакланам ты,
Каждый месяц, каждый день
Забавляйся ловлей рыб,
Мой любимый, нежный друг!
9-й день
* Ловля рыбы с помощью бакланов была одним из любимых развлечений в те времена, и Якамоти, посылая бакланов другу, хочет отвлечь его от грусти по родным местам.
* “Первый голос соловья с померанцевым цветком, словно жемчуг, нанизать…” — см. п. 1465, 1490, 1542. “И плести себе венки…” — см. п. 4035.
桃花
紅色尓
々保比多流
面輪<乃>宇知尓
青柳乃
細眉根乎
咲麻我理
朝影見都追
𡢳嬬良我
手尓取持有
真鏡
盖上山尓
許能久礼乃
繁谿邊乎
呼等<余米>
旦飛渡
暮月夜
可蘇氣伎野邊
遥々尓
喧霍公鳥
立久久等
羽觸尓知良須
藤浪乃
花奈都可之美
引攀而
袖尓古伎礼都
染婆染等母
もものはな
くれなゐいろに
にほひたる
おもわのうちに
あをやぎの
ほそきまよねを
ゑみまがり
あさかげみつつ
をとめらが
てにとりもてる
まそかがみ
ふたがみやまに
このくれの
しげきたにへを
よびとよめ
あさとびわたり
ゆふづくよ
かそけきのへに
はろはろに
なくほととぎす
たちくくと
はぶれにちらす
ふぢなみの
はななつかしみ
ひきよぢて
そでにこきれつ
しまばしむとも
Брови тонкие свои,
Словно ветви гибких ив,
Изгибая на лице,
Что пылает и горит,
Будто персика цветы
Алым цветом лепестков,
Улыбаясь и смеясь
В свете солнечных лучей,
Глядя утром на себя,
Девы юные берут
В свои руки зеркала,
Что кристальнее воды.
Хороша, как зеркала,
Ты, гора Футагами!
Над долиной, где густа
У деревьев тень листвы,
Пролетая поутру
В той тени,
Поет, зовет
Милая кукушка нас,
Утром пролетая там,
Ночью с бледною луной
Плачет далеко в полях.
И когда она летит
В нежной зелени ветвей,
Задевая их крылом,
Заставляет опадать
Наземь лепестки цветов
Фудзи, что бегут волной
По склоненным вниз ветвям…
Сердцу дороги цветы,
Оттого я ветви гну
И, срывая их с ветвей,
Прячу в рукава свои.
Коль окрасят лепестки
Рукава в лиловый цвет —
Пусть окрасят, все равно!

霍公鳥
喧渡奴等
告礼騰毛
吾聞都我受
花波須疑都追
ほととぎす
なきわたりぬと
つぐれども
われききつがず
はなはすぎつつ
Говорят, что кукушка
Пролетела со звонкою песней,
Но я
Все не слышу её,
И цветы отцветают напрасно…

吾幾許
斯<努>波久不知尓
霍公鳥
伊頭敝能山乎
鳴可将超
わがここだ
しのはくしらに
ほととぎす
いづへのやまを
なきかこゆらむ
Не знаешь ты, как я тоскую сильно,
Любя тебя,
Кукушка, мне скажи,
В чьей стороне ты горы пролетаешь,
Разносишь песни звонкие свои?

月立之
日欲里乎伎都追
敲自努比
麻泥騰伎奈可奴
霍公鳥可母
つきたちし
ひよりをきつつ
うちしのひ
まてどきなかぬ
ほととぎすかも
Хоть с первых дней,
Когда апрель настал,
Я звал её и долго ждал, тоскуя,
И все же я напрасно ожидал,
Не прилетела петь моя кукушка!
* апрель — читай: четвёртый лунный месяц, первый месяц лета (А.С.)
家尓去而
奈尓乎将語
安之比奇能
山霍公鳥
一音毛奈家
いへにゆきて
なにをかたらむ
あしひきの
やまほととぎす
ひとこゑもなけ
Домой отсюда уезжая,
Что расскажу о здешней стороне?
Кукушка!
Среди гор, простертых предо мною,
Хотя бы раз подай свой голос мне!

此間尓之氐
曽我比尓所見
和我勢故我
垣都能谿尓
安氣左礼婆
榛之狭枝尓
暮左礼婆
藤之繁美尓
遥々尓
鳴霍公鳥
吾屋戸能
殖木橘
花尓知流
時乎麻<太>之美
伎奈加奈久
曽許波不怨
之可礼杼毛
谷可多頭伎氐
家居有
君之聞都々
追氣奈久毛宇之
ここにして
そがひにみゆる
わがせこが
かきつのたにに
あけされば
はりのさえだに
ゆふされば
ふぢのしげみに
はろはろに
なくほととぎす
わがやどの
うゑきたちばな
はなにちる
ときをまだしみ
きなかなく
そこはうらみず
しかれども
たにかたづきて
いへをれる
きみがききつつ
つげなくもうし
Та кукушка, что поет
За забором у тебя
Средь долины,
Милый друг,
Что отсюда мне видна,
Та кукушка, что поет
Ранним утром,
В час зари,
Средь ветвей,
Где расцвели
Хаги нежные цветы,
А в вечерний поздний час
Там, где фудзи пышный цвет,
Та кукушка эти дни
Распевает вдалеке,
Только к дому моему
Все не прилетает петь.
Я на это не ропщу,
Оттого что не настал
Срок, когда должны опасть
Померанцев лепестки
У цветов в моем саду.
Но печалюсь о другом:
То, что ты, живя, мой друг,
В доме близ долины той,
Пенье слушая не раз,
Ничего мне не сказал,
Не подал об этом весть,—
Вот о чем печалюсь я!
[Отомо Якамоти]
* В старину было принято приглашать любимого человека, друзей посмотреть на расцветшие цветы, полюбоваться красивым видом, послушать пение кукушки. Кумэ Хиронава — см. п. 4201.
吾幾許
麻氐騰来不鳴
霍公鳥
比等里聞都追
不告君可母
わがここだ
まてどきなかぬ
ほととぎす
ひとりききつつ
つげぬきみかも
О друг жестокий, что не подал весть,
Что слушал без меня один
Всё время
Кукушку, что ко мне не прилетала петь,
Хотя я ждал её с великим нетерпеньем!

多尓知可久
伊敝波乎礼騰母
許太加久氐
佐刀波安礼騰母
保登等藝須
伊麻太伎奈加受
奈久許恵乎
伎可麻久保理登
安志多尓波
可度尓伊氐多知
由布敝尓波
多尓乎美和多之
古布礼騰毛
比等己恵太尓母
伊麻太伎己要受
たにちかく
いへはをれども
こだかくて
さとはあれども
ほととぎす
いまだきなかず
なくこゑを
きかまくほりと
あしたには
かどにいでたち
ゆふへには
たにをみわたし
こふれども
ひとこゑだにも
いまだきこえず
И хотя вблизи долин
Возвышается мой дом,
И хотя в моем селе
На ветвях густа листва,
Но кукушка до сих пор
Всё не прилетает петь!
И, мечтая услыхать
Кукование её,
Рано утром выхожу
За ворота посмотреть,
Ввечеру
Смотрю вокруг,
Огляжу долину всю,
И тоскую я о ней,
Но, увы, и звук один
Кукования её
До сих пор ещё никак
Не могу услышать я…
23-й день [4-й луны 2-го года Тэмпё-сёхо (750)]
Кумэ Хиронава
敷治奈美乃
志氣里波須疑奴
安志比紀乃
夜麻保登等藝須
奈騰可伎奈賀奴
ふぢなみの
しげりはすぎぬ
あしひきの
やまほととぎす
などかきなかぬ
Пора расцвета фудзи, чьи цветы
Волной струятся, ныне миновала,
Так почему ж средь распростертых гор
Кукушка горная
К нам петь не прилетала?
Каэси-ута
二上之
峯於乃繁尓
許毛<里>尓之
<彼>霍公鳥
待<騰>来奈賀受
ふたがみの
をのうへのしげに
こもりにし
そのほととぎす
まてどきなかず
В зарослях деревьев на вершине
Зеленеющей горы Футагами
Спряталась кукушка,—
Жду ее давно я,
Но не прилетает петь она!

許乃久礼能
之氣伎乎乃倍乎
保等登藝須
奈伎弖故由奈理
伊麻之久良之母
このくれの
しげきをのへを
ほととぎす
なきてこゆなり
いましくらしも
Над цепью длинной распростертых гор,
В тени деревьев, где густа листва,
Кукушка
С песней звонкою летит,
Ах, верно, лишь сейчас она явилась к нам!
* В песне выражена радость по поводу первого пения кукушки, прилетевшей в Сахо.
冨等登藝須
奈保毛奈賀那牟
母等都比等
可氣都々母等奈
安乎祢之奈久母
ほととぎす
なほもなかなむ
もとつひと
かけつつもとな
あをねしなくも
Кукушка,
Спой еще, прошу тебя,
О прежних людях
Мне напоминая,
О прошлом плакать заставляешь ты…

保等登藝須
許々尓知可久乎
伎奈伎弖余
須疑奈<无>能知尓
之流志安良米夜母
ほととぎす
ここにちかくを
きなきてよ
すぎなむのちに
しるしあらめやも
Кукушка,
Прилети сюда поближе
И песню спой, прошу тебя,
Ведь после минет дорогое время,
Тогда и песня будет ни к чему…

保等登藝須
麻豆奈久安佐氣
伊可尓世婆
和我加度須疑自
可多利都具麻埿
ほととぎす
まづなくあさけ
いかにせば
わがかどすぎじ
かたりつぐまで
Кукушка,
Рано на заре впервые ты поешь,
Что делать, не пойму,
Чтоб мимо ты ворот моих не пролетела,
Пока я о тебе другим не расскажу.
* Пение кукушки вызывает восхищение больше всего на ранней заре.
保等登藝須
可氣都々伎美我
麻都可氣尓
比毛等伎佐久流
都奇知可都伎奴
ほととぎす
かけつつきみが
まつかげに
ひもときさくる
つきちかづきぬ
Заветный месяц
Близится уже,
Когда, кукушку с нетерпеньем ожидая,
Ты, друг, под сенью сосен отдыхая,
Развяжешь с наслажденьем шнур.

夏草は
茂りにけれど
ほととぎす
など我が宿に
一声もせぬ
なつくさは
しげりにけれど
ほととぎす
などわがやどに
ひとこゑもせぬ
Густо разрослись
Летние травы.
Отчего ж до сих пор
Кукушки голоса
Не слышу я в саду?
* Есть версия, что авторство танка более раннее — императора Коко-тэнно (Нинна-но микадо, 884-887).
ほととぎす
まだうちとけぬ
忍び音は
来ぬ人を待つ
我のみぞ聞く
ほととぎす
まだうちとけぬ
しのびおとは
こぬひとをまつ
われのみぞきく
Кукушка, прилетев в селенье,
Еще несмело куковала,
И, ожидая милую,
Увы, напрасно,
Один я ей внимал.
* ...прилетев в селенье... — т.е. в Хэйан, в столицу. Считалось, что в первые дни кукушка поет ещё несмело, негромко — пока не привыкнет к новому месту.
大鏡 > 上巻 六十二代 村上天皇 成明 (ШЕСТЬДЕСЯТ ВТОРОЕ ПРАВЛЕНИЕ [ИМПЕРАТОР МУРАКАМИ])
今はとて
み山を出づる
郭公
いづれの里に
鳴かむとすらむ
いまはとて
みやまをいづる
ほととぎす
いづれのさとに
なかむとすらむ
Придёт пора,
В деревне далёкой
Она запоёт,
Кукушка, что
Горный покинула храм.

ゆきやらで
山路くらしつ
ほととぎす
いま一声の
聞かまほしさに
ゆきやらで
やまぢくらしつ
ほととぎす
いまひとこゑの
きかまほしさに


こと夏は
いかが鳴きけむ
ほととぎす
この宵ばかり
あやしきぞなき
ことなつは
いかがなきけむ
ほととぎす
このよひばかり
あやしきぞなき


一言を
君に告げなむ
ほととぎす
このさみだれは
闇にまどふと
ひとことを
きみにつげなむ
ほととぎす
このさみだれは
やみにまどふと


更科日記 >  東山 (Восточные горы)
都には
待つらむものを
ほととぎす
今日ひねもすに
鳴き暮らすかな
みやこには
まつらむものを
ほととぎす
けふひねもすに
なきくらすかな
В столице заждались тебя,
Кукушка,
И нынче ночь не спят — не пропустить бы!
Ты ж неустанно здесь
Свой голос подаёшь.

夏ごろも
はやたちかへて
都人
今や待つらむ
山ほととぎす
なつごろも
はやたちかへて
みやこひと
いまやまつらむ
やまほととぎす


人よりも
心つくして
ほととぎす
ただふた声を
今日ぞ聞きつる
ひとよりも
こころつくして
ほととぎす
ただふたこゑを
けふぞききつる


都には
聞きふりぬらむ
ほととぎす
関のこなたの
身こそつらけれ』
みやこには
ききふりぬらむ
ほととぎす
せきのこなたの
みこそつらけれ』


忍び音は
ひきの谷なる
ほととぎす
雲井に高く
いつか名のらむ
しのびねは
ひきのたになる
ほととぎす
くもゐにたかく
いつかなのらむ


詠霍公鳥并藤花一首并短歌

Песня, воспевающая кукушку и цветы фудзи
Тот же 9-й день
* Фудзи, фудзинами—вистария (японская глициния), цветы ее длинными гроздьями спускаются вниз, отчего их часто сравнивают с волнами в песнях М. и в позднейших классических антологиях Х—XIII в.
思霍公鳥歌一首
田口朝臣馬長作

Песня, в которой тоскуют о кукушке
Сложена Тагути Умаоса
* Тагути Умаоса — имел звание асоми; в М. — одна песня.
右傳云
一時交遊集宴
此日此處霍公鳥不喧
仍作件歌
以陳思慕之意
但其宴所并年月未得詳審也

Вот что об этом передают и рассказывают. Однажды был устроен пир, на который все собрались повеселиться. Кукушка же в тот день здесь не пела. Тогда сочинили эту песню и в ней выразили свою тоску и любовь к ней. Однако где и когда происходил этот пир, еще до сих пор установить не смогли.

卯の花の
さける垣根の
月清み
いねずきけとや
鳴く郭公
うのはなの
さけるかきねの
つききよみ
いねずきけとや
なくほととぎす


郭公
こゑまつ程は
遠からで
忍びに鳴くを
きかぬなるらむ
ほととぎす
こゑまつほどは
とほからで
しのびになくを
きかぬなるらむ


五月雨に
春のみや人
くるときは
郭公をや
うぐひすにせむ
さみだれに
はるのみやひと
くるときは
ほととぎすをや
うぐひすにせむ


郭公
きけばたびとや
なき渡る
われは別れの
をしき都を
ほととぎす
きけばたびとや
なきわたる
われはわかれの
をしきみやこを


玉匣
あけつるほどの
郭公
たゞふたこゑも
なきてこしかな
たまくしげ
あけつるほどの
ほととぎす
たゞふたこゑも
なきてこしかな


里毎に
なきこそわたれ
郭公
住みかさだめぬ
君たづぬとて
さとごとに
なきこそわたれ
ほととぎす
すみかさだめぬ
きみたづぬとて


いかにして
こと語らはむ
郭公
嘆きの下に
なけばかひなし
いかにして
ことかたらはむ
ほととぎす
なげきのしたに
なけばかひなし


郭公
きゐる垣根は
ちかながら
待ち遠にのみ
聲のきこえぬ
ほととぎす
きゐるかきねは
ちかながら
まちとほにのみ
こゑのきこえぬ


相みしも
まだ見ぬ戀も
郭公
月に鳴く夜ぞ
よに似ざりける
あひみしも
まだみぬこひも
ほととぎす
つきになくよぞ
よににざりける


このごろは
さみだれ近み
郭公
思ひ亂れて
なかぬ日ぞなき
このごろは
さみだれちかみ
ほととぎす
おもひみだれて
なかぬひぞなき
В пору эту,
Когда близки дожди,
Кукушки
Думы все в смятеньи,
И плачет днями беспрестанно.

二こゑと
きくとはなしに
郭公
夜深くめをも
さましつる哉
ふたこゑと
きくとはなしに
ほととぎす
よふかくめをも
さましつるかな


いろかへぬ
花たち花に
郭公
千世をならせる
聲きこゆなり
いろかへぬ
はなたちはなに
ほととぎす
ちよをならせる
こゑきこゆなり


花もちり
郭公さへ
いぬるまで
君にもゆかず
なりにける哉
はなもちり
ほととぎすさへ
いぬるまで
きみにもゆかず
なりにけるかな


ありときく
おとはの山の
郭公
なに隱るらむ
なく聲はして
ありときく
おとはのやまの
ほととぎす
なにかくるらむ
なくこゑはして


ほとときす
まつはひさしき
夏のよを
ねぬにあけぬと
誰かいひけん
ほとときす
まつはひさしき
なつのよを
ねぬにあけぬと
たれかいひけむ


ふたこゑと
きかてややまむ
時鳥
まつにねぬ夜の
かすはつもりて
ふたこゑと
きかてややまむ
ほとときす
まつにねぬよの
かすはつもりて


ほとときす
しのふるころは
山ひこの
こたふる声も
ほのかにそする
ほとときす
しのふるころは
やまひこの
こたふるこゑも
ほのかにそする


あやしきは
まつ人からか
ほとときす
なかぬにさへも
ぬるる袖かな
あやしきは
まつひとからか
ほとときす
なかぬにさへも
ぬるるそてかな


ねさめする
たよりにきけは
郭公
つらき人をも
待つへかりけり
ねさめする
たよりにきけは
ほとときす
つらきひとをも
まつへかりけり


ほとときす
又もやなくと
またれつつ
きく夜しもこそ
ねられさりけれ
ほとときす
またもやなくと
またれつつ
きくよしもこそ
ねられさりけれ


またてきく
人にとははや
郭公
さてもはつねや
うれしかるらん
またてきく
ひとにとははや
ほとときす
さてもはつねや
うれしかるらむ


たつねても
きくへきものを
時鳥
人たのめなる
夜はの一声
たつねても
きくへきものを
ほとときす
ひとたのめなる
よはのひとこゑ


おもひやる
心もつきぬ
ほとときす
雲のいくへの
外になくらん
おもひやる
こころもつきぬ
ほとときす
くものいくへの
ほかになくらむ


ほとときす
なほはつこゑを
しのふ山
ゆふゐる雲の
そこに鳴くなり
ほとときす
なほはつこゑを
しのふやま
ゆふゐるくもの
そこになくなり


かさこしを
ゆふこえくれは
ほとときす
ふもとの雲の
そこに鳴くなり
かさこしを
ゆふこえくれは
ほとときす
ふもとのくもの
そこになくなり


ひとこゑは
さやかに鳴きて
ほとときす
雲ちはるかに
とほさかるなり
ひとこゑは
さやかになきて
ほとときす
くもちはるかに
とほさかるなり


おもふこと
なき身なりせは
ほとときす
夢にきく夜も
あらましものを
おもふこと
なきみなりせは
ほとときす
ゆめにきくよも
あらましものを


ほとときす
鳴きつるかたを
なかむれは
たたあり明の
月そのこれる
ほとときす
なきつるかたを
なかむれは
たたありあけの
つきそのこれる
Я взглядом ищу:
Не там ли сейчас промелькнул
Кукушки голос?
Но нет! Одна лишь луна
Медлит в рассветном небе.
Включено в антологию Огура хякунин иссю, 81.

(Перевод по книге «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.)
なこりなく
すきぬなるかな
ほとときす
こそかたらひし
やととしらすや
なこりなく
すきぬなるかな
ほとときす
こそかたらひし
やととしらすや


夕つくよ
いるさの山の
こかくれに
ほのかにもなく
ほとときすかな
ゆふつくよ
いるさのやまの
こかくれに
ほのかにもなく
ほとときすかな


ほとときす
ききもわかれぬ
一こゑに
よものそらをも
なかめつるかな
ほとときす
ききもわかれぬ
ひとこゑに
よものそらをも
なかめつるかな


すきぬるか
夜はのねさめの
時鳥
こゑはまくらに
ある心ちして
すきぬるか
よはのねさめの
ほとときす
こゑはまくらに
あるここちして


よをかさね
ねぬよりほかに
ほとときす
いかに待ちてか
一こゑはきく
よをかさね
ねぬよりほかに
ほとときす
いかにまちてか
ひとこゑはきく


心をそ
つくしはてつる
ほとときす
ほのめくよひの
村雨のそら
こころをそ
つくしはてつる
ほとときす
ほのめくよひの
むらさめのそら


のきちかく
けふしもきなく
郭公
ねをやあやめに
そへてふくらん
のきちかく
けふしもきなく
ほとときす
ねをやあやめに
そへてふくらむ


五月雨の
雲のはれまに
月さえて
山ほとときす
空に鳴くなり
さみたれの
くものはれまに
つきさえて
やまほとときす
そらになくなり


をちかへり
ぬるともきなけ
郭公
いまいくかかは
さみたれのそら
をちかへり
ぬるともきなけ
ほとときす
いまいくかかは
さみたれのそら


あふさかの
山ほとときす
なのるなり
せきもる神や
そらにとふらん
あふさかの
やまほとときす
なのるなり
せきもるかみや
そらにとふらむ


いにしへを
恋ひつつひとり
こえくれは
なきあふ山の
ほとときすかな
いにしへを
こひつつひとり
こえくれは
なきあふやまの
ほとときすかな


なとてかく
おもひそめけん
時鳥
ゆきのみやまの
法のすゑかは
なとてかく
おもひそめけむ
ほとときす
ゆきのみやまの
のりのすゑかは


五月やみ
ふたむら山の
ほとときす
嶺つつきなく
こゑをきくかな
さつきやみ
ふたむらやまの
ほとときす
みねつつきなく
こゑをきくかな


一こゑも
君につけなん
ほとときす
この五月雨は
やみにまとふと
ひとこゑも
きみにつけなむ
ほとときす
このさみたれは
やみにまとふと


つねよりも
むつましきかな
ほとときす
しての山ちの
ともとおもへは
つねよりも
むつましきかな
ほとときす
してのやまちの
ともとおもへは


故郷に
けふこさりせは
ほとときす
たれとむかしを
恋ひてなかまし
ふるさとに
けふこさりせは
ほとときす
たれとむかしを
こひてなかまし


かをるかに
よそふるよりは
ほとときす
きかはやおなし
こゑやしたると
かをるかに
よそふるよりは
ほとときす
きかはやおなし
こゑやしたると


「女の物言ひかけたる返事、とりあへず、よきほどにする男はありがたきものぞ。」とて、亀山院の御時、しれたる女房ども、若き男達の参らるるごとに、「郭公や聞き給へる。」と問ひて心見られけるに、某の大納言とかやは、「数ならぬ身は、え聞き給はず。」と答へられけり。

Говорят, будто редко встретишь мужчину, который бы сразу и впопад отвечал на вопрос женщины. Во времена экс-императора Камэяма всякий раз, как во дворец приходили молодые люди, шутницы-фрейлины испытывали их вопросом:
— Приходилось ли вам слышать кукушку?
Какой-то дайнагон ответил на это:
— Такой невежда, как я, и не мог сподобиться слышать её.

卯月中比の空も朧に残りて、はかなきみじか夜の月もいとゞ艶なるに、山はわかにくろみかゝりて、時鳥ほとゝぎす鳴出づべきしのゝめも、海の方よりしらみそめたるに、上野とおぼしき所は、麦の穂浪あからみあひて、漁人の軒ちかき芥子の花の、たえ/”\に見渡さる。
卯月うづき中比なかごろの空もおぼろに残りて、はかなきみじか夜の月もいとゞえんなるに、山はわかにくろみかゝりて、時鳥ほとゝぎす鳴出なきいづべきしのゝめも、海の方よりしらみそめたるに、上野うへのとおぼしき所は、麦の穂浪ほなみあからみあひて、漁人あまの軒ちかき芥子けしの花の、たえ/”\に見渡さる。
Стоит середина месяца Зайца, и небо, еще окутанное неясной дымкой, пленяет изысканной красотой, в эти быстротечные ночи луна особенно прекрасна, она льет свой свет вниз на горы, уже темнеющие молодой листвой, тут откуда-то со стороны моря начинает брезжить рассвет, невольно наводящий на мысль о том, что пора бы прилететь и кукушке. Вот уже в предгорьях румянятся волны злаков, а вдалеке, возле рыбачьих хижин, туман, постепенно рассеиваясь, открывает взору слабо колышущиеся маки.
Месяц Зайца (Удзуки) — четвертый месяц по лунному календарю.
須磨のあまの
矢先に鳴か
郭公
すまのあまの
やさきになくか
ほととぎす
Рыбак из Сума.
Кончик стрелы направлен вверх
Не там ли кричит кукушка?

ほとゝぎす
消行方や
嶋一ツ
ほととぎす
きへゆくかたや
しまひとつ
Кукушка.
Там, где вдали замирает твой крик, —
Остров в тумане.

暁聞郭公といへるこころをよみ侍りける

右のおほいまうちきみ
暁聞郭公といへるこころをよみ侍りける

右のおほいまうちきみ
Левый министр

仁和寺のみこのもとにて、郭公の歌五首よみ侍りける時、よめる

按察使公通
仁和寺のみこのもとにて、郭公の歌五首よみ侍りける時、よめる

按察使公通
Фудзивара Кинмити

修理大夫顕季歌合し侍りけるに、郭公をよめる

藤原道経
修理大夫顕季歌合し侍りけるに、郭公をよめる

藤原道経
На песенном состязании Фудзивара Акисуэ, песня про кукушку

Фудзивара Митицунэ

郭公のうたとてよめる

賀茂重保
郭公のうたとてよめる

賀茂重保
Камо Сигэясу

山寺にこもりて侍りけるに、郭公のなかさりけれはよめる

道命法師
山寺にこもりて侍りけるに、郭公のなかさりけれはよめる

道命法師
Когда был в горном храме и не было слышно кукушки

Домё-хоси

遠聞郭公といへる心をよみ侍りける

権大納言実家
遠聞郭公といへる心をよみ侍りける

権大納言実家
Санэиэ

暮天郭公といへる心をよみ侍りける

仁和寺法親王(守覚)
暮天郭公といへる心をよみ侍りける

仁和寺法親王(守覚)
принц Сюкаку из храма Ниннадзи

郭公の歌とてよめる

藤原清輔朝臣
郭公の歌とてよめる

藤原清輔朝臣
Фудзивара Киёсукэ

郭公の歌とてよめる

前右京権大夫頼政
郭公の歌とてよめる

前右京権大夫頼政
Ёримаса

右大臣に侍りける時、家に百首歌よませ侍りけるに、郭公の歌とてよめる

摂政前右大臣
右大臣に侍りける時、家に百首歌よませ侍りけるに、郭公の歌とてよめる

摂政前右大臣

?
郭公のうたとてよみ侍りける

権大納言実国
郭公のうたとてよみ侍りける

権大納言実国
Санэкуни

郭公のうたとてよみ侍りける

権大納言宗家
郭公のうたとてよみ侍りける

権大納言宗家
Мунэиэ

郭公のうたとてよみ侍りける

前左衡門督公光
郭公のうたとてよみ侍りける

前左衡門督公光
Кинмицу

郭公をよめる

権中納言長方
郭公をよめる

権中納言長方
О кукушке

Гон-тюнагон Нагаката

月前郭公といへるこころをよめる

賀茂成保
月前郭公といへるこころをよめる

賀茂成保
Камо Нариясу

雨中郭公といへる心をよみ侍りける

按察使資賢
雨中郭公といへる心をよみ侍りける

按察使資賢
Сукэката

関路郭公といへる心をよめる

中納言師時
関路郭公といへる心をよめる

中納言師時
Моротоки

瞻西上人雲居寺の房にて、未飽郭公といへる心をよめる

源俊頼朝臣
瞻西上人雲居寺の房にて、未飽郭公といへる心をよめる

源俊頼朝臣
Минамото Тосиёри

堀河院御時、きさいの宮にて、潤五月郭公といへる心をよみ侍りける

権中納言俊忠
堀河院御時、きさいの宮にて、潤五月郭公といへる心をよみ侍りける

権中納言俊忠
Тоситада

春かけて
きかむともこそ
思ひしか
山郭公
おそくなくらん
はるかけて
きかむともこそ
おもひしか
やまほとときす
おそくなくらむ


はつこゑの
きかまほしさに
郭公
夜深くめをも
さましつるかな
はつこゑの
きかまほしさに
ほとときす
よふかくめをも
さましつるかな


家にきて
なにをかたらむ
あしひきの
山郭公
ひとこゑもかな
いへにきて
なにをかたらむ
あしひきの
やまほとときす
ひとこゑもかな


山さとに
しる人もかな
郭公
なきぬときかは
つけにくるかに
やまさとに
しるひともかな
ほとときす
なきぬときかは
つけにくるかに


やまさとに
やとらさりせは
郭公
きく人もなき
ねをやなかまし
やまさとに
やとらさりせは
ほとときす
きくひともなき
ねをやなかまし


髣髴にそ
鳴渡るなる
郭公
み山をいつる
けさのはつ声
ほのかにそ
なきわたるなる
ほとときす
みやまをいつる
けさのはつこゑ


み山いてて
夜はにやきつる
郭公
暁かけて
こゑのきこゆる
みやまいてて
よはにやきつる
ほとときす
あかつきかけて
こゑのきこゆる


宮こ人
ねてまつらめや
郭公
今そ山へを
なきていつなる
みやこひと
ねてまつらめや
ほとときす
いまそやまへを
なきていつなる


山かつと
人はいへとも
郭公
まつはつこゑは
我のみそきく
やまかつと
ひとはいへとも
ほとときす
まつはつこゑは
われのみそきく


さ夜ふけて
ねさめさりせは
郭公
人つてにこそ
きくへかりけれ
さよふけて
ねさめさりせは
ほとときす
ひとつてにこそ
きくへかりけれ


ふたこゑと
きくとはなしに
郭公
夜深くめをも
さましつるかな
ふたこゑと
きくとはなしに
ほとときす
よふかくめをも
さましつるかな


行きやらて
山ちくらしつ
ほとときす
今ひとこゑの
きかまほしさに
ゆきやらて
やまちくらしつ
ほとときす
いまひとこゑの
きかまほしさに


このさとに
いかなる人か
いへゐして
山郭公
たえすきくらむ
このさとに
いかなるひとか
いへゐして
やまほとときす
たえすきくらむ


葦引の
山郭公
けふとてや
あやめの草の
ねにたててなく
あしひきの
やまほとときす
けふとてや
あやめのくさの
ねにたててなく


たかそてに
思ひよそへて
郭公
花橘の
えたになくらん
たかそてに
おもひよそへて
ほとときす
はなたちはなの
えたになくらむ


いつ方に
なきてゆくらむ
郭公
よとのわたりの
またよふかきに
いつかたに
なきてゆくらむ
ほとときす
よとのわたりの
またよふかきに


かの方に
はやこきよせよ
郭公
道になきつと
人にかたらん
かのかたに
はやこきよせよ
ほとときす
みちになきつと
ひとにかたらむ


郭公
をちかへりなけ
うなゐこか
うちたれかみの
さみたれのそら
ほとときす
をちかへりなけ
うなゐこか
うちたれかみの
さみたれのそら


なけやなけ
たか田の山の
郭公
このさみたれに
こゑなをしみそ
なけやなけ
たかたのやまの
ほとときす
このさみたれに
こゑなをしみそ


さみたれは
いこそねられね
郭公
夜ふかくなかむ
こゑをまつとて
さみたれは
いこそねられね
ほとときす
よふかくなかむ
こゑをまつとて


うたて人
おもはむものを
ほとときす
よるしもなとか
わかやとになく
うたてひと
おもはむものを
ほとときす
よるしもなとか
わかやとになく


郭公
いたくななきそ
ひとりゐて
いのねられぬに
きけはくるしも
ほとときす
いたくななきそ
ひとりゐて
いのねられぬに
きけはくるしも


夏の夜の
心をしれる
ほとときす
はやもなかなん
あけもこそすれ
なつのよの
こころをしれる
ほとときす
はやもなかなむ
あけもこそすれ


なつくれは
深草山の
郭公
なくこゑしけく
なりまさるなり
なつくれは
ふかくさやまの
ほとときす
なくこゑしけく
なりまさるなり


さ月やみ
くらはし山の
郭公
おほつかなくも
なきわたるかな
さつきやみ
くらはしやまの
ほとときす
おほつかなくも
なきわたるかな


郭公
なくやさ月の
みしかよも
ひとりしぬれは
あかしかねつも
ほとときす
なくやさつきの
みしかよも
ひとりしぬれは
あかしかねつも


ほとときす
松につけてや
ともしする
人も山へに
よをあかすらん
ほとときす
まつにつけてや
ともしする
ひともやまへに
よをあかすらむ


郭公
ねくらなからの
こゑきけは
草の枕そ
つゆけかりける
ほとときす
ねくらなからの
こゑきけは
くさのまくらそ
つゆけかりける


五月雨に
ならぬ限は
郭公
なにかはなかむ
しのふはかりに
さみたれに
ならぬかきりは
ほとときす
なにかはなかむ
しのふはかりに


こぬ人を
まつちの山の
郭公
おなし心に
ねこそなかるれ
こぬひとを
まつちのやまの
ほとときす
おなしこころに
ねこそなかるれ


しののめに
なきこそわたれ
時鳥
物思ふやとは
しるくやあるらん
しののめに
なきこそわたれ
ほとときす
ものおもふやとは
しるくやあるらむ


春はをし
郭公はた
きかまほし
思ひわつらふ
しつ心かな
はるはをし
ほとときすはた
きかまほし
おもひわつらふ
しつこころかな


郭公
かよふかきねの
卯の花の
うきことあれや
君かきまさぬ
ほとときす
かよふかきねの
うのはなの
うきことあれや
きみかきまさぬ


年をへて
み山かくれの
郭公
きく人もなき
ねをのみそなく
としをへて
みやまかくれの
ほとときす
きくひともなき
ねをのみそなく


声たてて
なくといふとも
郭公
たもとはぬれし
そらねなりけり
こゑたてて
なくといふとも
ほとときす
たもとはぬれし
そらねなりけり


かくはかり
まつとしらはや
郭公
こすゑたかくも
なきわたるかな
かくはかり
まつとしらはや
ほとときす
こすゑたかくも
なきわたるかな


あしひきの
山郭公
さとなれて
たそかれ時に
なのりすらしも
あしひきの
やまほとときす
さとなれて
たそかれときに
なのりすらしも


ふるさとの
ならしのをかに
郭公事
つてやりき
いかにつけきや
ふるさとの
ならしのをかに
ほとときす
ことつてやりき
いかにつけきや


ここにたに
つれつれになく
郭公
ましてここひの
もりはいかにそ
ここにたに
つれつれになく
ほとときす
ましてここひの
もりはいかにそ


しての山
こえてきつらん
郭公
こひしき人の
うへかたらなん
してのやま
こえてきつらむ
ほとときす
こひしきひとの
うへかたらなむ


數ならぬ
み山がくれの
郭公
人しれぬ音を
なきつゝぞふる
かずならぬ
みやまがくれの
ほととぎす
ひとしれぬねを
なきつつぞふる


君がねに
くらぶの山の
時鳥
何れあだなる
こゑまさるらむ
きみがねに
くらぶのやまの
ほととぎす
なにれあだなる
こゑまさるらむ


郭公
なつきそめにし
かひもなく
聲をよそにも
聞渡るかな
ほととぎす
なつきそめにし
かひもなく
こゑをよそにも
ききわたるかな


橙橘初咲霍<公>鳥飜嚶
對此時候詎不暢志
因作三首短歌以散欝結之緒耳

Начали цвести померанцы, и все время прилетает петь кукушка. Как можно в такое время не выразить своих чувств, глядя на это? Вот я и сложил три песни и только ими и утешаю загрустившее сердце.

立夏四月既經累日而由未聞霍公鳥喧因作恨歌二首

Начало лета. Четвертый месяц. Прошло уже много дней, но еще не было слышно пения кукушки. Потому и были сложены эти две песни упреков:
29-й день 3-й луны
多麻尓奴久
波奈多知<婆>奈乎
等毛之美思
己能和我佐刀尓
伎奈可受安流良之
たまにぬく
はなたちばなを
ともしみし
このわがさとに
きなかずあるらし
Наверно, оттого, что очень мало
Цветет кругом цветов татибана,
Которые на нити собирают, как жемчуг дорогой,
Не прилетит она в мое селенье петь,
Как раньше прилетала…
* “Которые на нити собирают…” — см. п. 3912, 1465.
四月十六日夜裏遥聞霍公鳥喧述懐歌一首

Песня, в которой говорю о своих думах, слушая издалека пение кукушки ночью 16-го дня четвертого месяца

心のみ
空になりつつ
ほととぎす
人だのめなる
音こそ鳴かるれ
こころのみ
そらになりつつ
ほととぎす
ひとだのめなる
おとこそなかるれ
Я сердцем унеслась
За облака,
А кто с надеждой ждал
Кукушку,
Наверно, услыхал ее надрывный плач.

小野宮大臣家屏風に、わたりしたる所に郭公なきたるかたあるに

つらゆき
小野宮大臣家屏風に、わたりしたる所に郭公なきたるかたあるに

つらゆき
Цураюки

立ち出づる
名残有明の
月影に
いとど語らふ
ほととぎすかな
たちいづる
なごりありあけの
つきかげに
いとどかたらふ
ほととぎすかな
Как сладко кукушка поет
Под рассветной луною!
Станет памятным
Это утро тебе,
Когда будешь домой возвращаться.

霍公鳥
鳴羽觸尓毛
落尓家利
盛過良志
藤奈美能花
ほととぎす
なくはぶれにも
ちりにけり
さかりすぐらし
ふぢなみのはな
Ведь даже от легчайших взмахов крыльев
Кукушки, распевающей средь лета,
Цветы осыпались —
Как видно, час расцвета уже прошел для вас,
Цветы лиловых фудзи!
Каэси-ута
嵯峨日記 > 甘日 (20-й день)
ほとゝきす
大竹藪を
もる月夜
ほととぎす
おおたけやぶを
もるつきよ
Кукушка.
Проникает в чащу бамбуковую
Лунная ночь.

昔思ふ
草の庵の
夜の雨に
涙な添へそ
山ほととぎす
むかしおもふ
くさのいほりの
よのあめに
なみだなそへそ
やまほととぎす
Вспоминаю прошлое...
На травяную крышу
Льёт ночной дождь.
К нему мне слёз не добавляй,
О горная кукушка!
* Танка сложена спустя два года после того, как автор принял монашеский сан. Большинство поэтов, а также государственных и политических деятелей к концу своей жизни (а некоторые гораздо раньше) становились «монахами в миру», получая звание-приставку к имени — хоси или нюдо (последнее — для высших чиновников). Вспоминаю прошлое — автор вспоминает время, когда он занимал высокое положение и был вхож во дворец. Травяная крыша — имеется в виду крыша монашеского приюта в горах. В песне использована сложная эмоциональная метафора: горный приют — образ одиночества, ночной дождь — образ слёз (имеется в виду пора летних (майских) дождей — самидарэ), а пение кукушки, обычно воспринимаемое как плач (наку), всегда наводит грусть.
ほととぎす
なほ一声は
思ひ出でよ
老曾の杜の
よはの昔を
ほととぎす
なほひとこゑは
おもひいでよ
おいそのもりの
よはのむかしを
Спой ещё раз,
Кукушка,
В память
О тех ночах минувших
В роще Оисо!
* Оисо — роща при одноимённом храме в префектуре Сига, уезд Гомо. Прототип песни — танка Оэ Кинъёри из «Сюисю» (свиток «Песни лета»):
Твой плач, кукушка,
В роще Оисо
Пусть будет памятью о той дороге,
Что с Востока
Вела меня домой.
有明の
つれなく見えし
月は出でぬ
山ほととぎす
待つ夜ながらに
ありあけの
つれなくみえし
つきはいでぬ
やまほととぎす
まつよながらに
Уже рассвет...
Холодным блеском
Светится луна,
А голоса кукушки
Всё не слышно!
* Можно увидеть намёк на танка Тадаминэ из «Кокинсю»:
Расстались на заре...
Как лунный свет, холодное прощанье!
С тех пор
Нет для меня на свете ничего
Печальнее рассвета!
いかにせむ
来ぬ夜あまたの
ほととぎす
待たじと思へば
村雨の空
いかにせむ
こぬよあまたの
ほととぎす
またじとおもへば
むらさめのそら
Сколько ночей кукушку жду,
Она — не прилетает.
Подумал: может, уж не ждать?
Смотря сквозь дождь
На пасмурное небо.
* Намёк на танка Хитомаро из «Сюисю» («Песни любви»):
Я всё надеялась,
Но ты не приходил.
Сколько ночей таких прошло!
Уж думаю: не ждать,
Но лишь сильнее жду!

(Сложена от лица женщины.)
ほととぎす
声をば聞けど
花の枝に
まだふみなれぬ
物をこそ思へ
ほととぎす
こゑをばきけど
はなのえだに
まだふみなれぬ
ものをこそおもへ
Кукушки голос слышал я,
Однако же обидно,
Что на цветущих ветках померанца
Не оставила она
Своих следов.

梅が枝に
折りたがへたる
ほととぎす
声のあやめも
たれか分くべき
うめがえだに
をりたがへたる
ほととぎす
こゑのあやめも
たれかわくべき
Кукушка! Ты взлетела
На ветку сливы!
Наверное, забыла свое ты время.
Но разве кто-то отличит твой голос
От соловья?

なきわびぬ
いづちかゆかむ
時鳥
猶うの花の
影は離れじ
なきわびぬ
いづちかゆかむ
ほととぎす
なほうのはなの
かげははなれじ


ありとのみ
音羽の山の
時鳥
きゝにきこえて
あはずもある哉
ありとのみ
おとはのやまの
ほととぎす
ききにきこえて
あはずもあるかな


木隱れて
さ月まつとも
時鳥
はねならはしに
枝うつりせよ
きかくれて
さつきまつとも
ほととぎす
はねならはしに
えだうつりせよ


待つ人は
たれならなくに
時鳥
思のほかに
なかばうからむ
まつひとは
たれならなくに
ほととぎす
おもひのほかに
なかばうからむ


うとまるゝ
心しなくば
時鳥
飽かぬ別れに
けさはなかまし
うとまるる
こころしなくば
ほととぎす
あかぬわかれに
けさはなかまし


をりはへて
音をのみぞなく
時鳥
しげき歎きの
枝毎にゐて
をりはへて
ねをのみぞなく
ほととぎす
しげきなげきの
えだごとにゐて


獨ゐて
物おもふ我を
時鳥
こゝにしもなく
こゝろあるらし
ひとりゐて
ものおもふわれを
ほととぎす
ここにしもなく
こころあるらし


數ならぬ
わがみ山べの
不如歸
木の葉隱れの
聲は聞ゆや
かずならぬ
わがみやまべの
ほととぎす
このはかくれの
こゑはきこゆや


とこ夏に
なきても經なむ
郭公
繁きみ山に
何かへるらむ
とこなつに
なきてもへなむ
ほととぎす
しげきみやまに
なにかへるらむ


ふすからに
先ぞ侘しき
時鳥
鳴もはてぬに
明くる夜なれば
ふすからに
さきぞわびしき
ほととぎす
なきもはてぬに
あくるよなれば


足びきの
山郭公
打ちはへて
誰れか勝ると
音をのみぞなく
あしびきの
やまほととぎす
うちはへて
たれかまさると
ねをのみぞなく


徒然と
ながむる空の
時鳥
とふにつけてぞ
ねはなかれける
つれづれと
ながむるそらの
ほととぎす
とふにつけてぞ
ねはなかれける


旅ねして
つま戀すらし
郭公
かみなび山に
さ夜更けてなく
たびねして
つまこひすらし
ほととぎす
かみなびやまに
さよふけてなく


郭公
はつかなる音を
聞初めて
あらぬも其と
おぼめかれつゝ
ほととぎす
はつかなるねを
ききそめて
あらぬもそれと
おぼめかれつつ


時鳥
一聲にあくる
夏の夜の
あかつき方や
あふごなるらむ
ほととぎす
ひとこゑにあくる
なつのよの
あかつきかたや
あふごなるらむ


いかにせむ
小倉の山の
時鳥
覺つかなしと
音をのみぞなく
いかにせむ
をぐらのやまの
ほととぎす
さつかなしと
ねをのみぞなく


時鳥
あかつき方の
一こゑは
うきよの中を
すぐすなりけり
ほととぎす
あかつきかたの
ひとこゑは
うきよのなかを
すぐすなりけり


秋近み
夏はてゆけば
時鳥
鳴くこゑかたき
こゝちこそすれ
あきちかみ
なつはてゆけば
ほととぎす
なくこゑかたき
ここちこそすれ


つらしとも
いかゞ恨みむ
時鳥
我が宿ちかく
鳴く聲はせで
つらしとも
いかがうらみむ
ほととぎす
わがやどちかく
なくこゑはせで


今ははや
み山を出でゝ
時鳥け
でかき聲を我
れにきかせよ
いまははや
みやまをいでゝ
ほととぎすけ
でかきこゑをわれ
れにきかせよ


人はいさ
み山がくれの
時鳥
ならはぬ里は
すみうかるべし
ひとはいさ
みやまがくれの
ほととぎす
ならはぬさとは
すみうかるべし


わすられて
年ふる里の
時鳥
なにゝひと聲
なきてゆくらむ
わすられて
としふるさとの
ほととぎす
なにゝひとこゑ
なきてゆくらむ


保等登藝須
ほととぎす


二日應立夏節故謂之明旦将喧也
二日は立夏の節に応る。このゆゑに、「明けむ朝は鳴かむ」といふ
Второй день [четвертой луны] приходится на срок становления лета. Поэтому и говорят, что завтра [кукушка] будет петь.

獨居幄裏遥聞霍公鳥喧作歌一首并短歌

Песня, сложенная, когда сидел один за занавесями дома и слушал издалека пение кукушки

詠霍公鳥并時花歌一首并短歌

Песня, сложенная о кукушке и о цветах разных времён года.

廿四日應立夏四月節也
因此廿三日之暮忽思霍公鳥暁喧聲作歌二首

24-й день 4-й луны — день наступления лета, поэтому вечером двадцать третьего дня были сложены эти две песни в думах о пении кукушки, которое может внезапно прозвучать на рассвете:

詠霍公鳥二首

Две песни, воспевающие кукушку.

四月三日贈越前判官大伴宿祢池主霍公鳥歌不勝感舊之意述懐一首
并短歌

3-й день 4-й луны
Песня о кукушке, посланная судье провинции Этидзэн Отомо Икэнуси, в которой выражена тоска о незабываемых прошлых днях

不飽感霍公鳥之情述懐作歌一首并短歌

Песня, сложенная, чтобы рассказать о любви и бесконечном восхищении кукушкой

更怨霍公鳥哢晩歌三首

Три песни, сетующие, что кукушка запаздывает петь

恨霍公鳥不喧歌一首

Песня, в которой сетуют на кукушку, что она не поёт.

なりはてん
身をまつ山の
ほととぎす
今は限りと
なき隠れなん
なりはてん
みをまつやまの
ほととぎす
いまはかぎりと
なきかくれなん


ほととぎす
いづれの里を
見ざりけむ
あまたふる巣と
聞けば頼まず
ほととぎす
いづれのさとを
みざりけむ
あまたふるすと
きけばたのまず


鳴きふる巣
里やありけん
ほととぎす
わが身ならぬを
いかが答へむ
なきふるす
さとやありけん
ほととぎす
わがみならぬを
いかがこたへむ


詠霍公鳥歌一首

Песня, воспевающая кукушку

詠霍公鳥歌一首

Песня, воспевающая кукушку.

忍び音を
きゝこそわたれ
時鳥
通ふ垣根の
かくれなければ
しのびねを
ききこそわたれ
ほととぎす
かよふかきねの
かくれなければ


わがやどの
垣根なすぎそ
郭公
いづれの里も
おなじうの花
わがやどの
かきねなすぎそ
ほととぎす
いづれのさとも
おなじうのはな


郭公
われはまたでぞ
心みる
おもふことのみ
たがふ身なれば
ほととぎす
われはまたでぞ
こころみる
おもふことのみ
たがふみなれば


郭公
尋ぬばかりの
名のみして
きかずばさてや
宿に歸らむ
ほととぎす
たづぬばかりの
なのみして
きかずばさてや
やどにかへらむ


足びきの
山郭公
のみならず
おほかた鳥の
こゑもきこえず
あしびきの
やまほととぎす
のみならず
おほかたとりの
こゑもきこえず


この頃は
ねてのみぞまつ
郭公
志ばし都の
ものがたりせよ
このころは
ねてのみぞまつ
ほととぎす
しばしみやこの
ものがたりせよ


きゝつとも
きかずともなく
郭公
心まどはす
さ夜のひと聲
ききつとも
きかずともなく
ほととぎす
こころまどはす
さよのひとこゑ


夏の夜は
さてもやなくと
郭公
ふた聲きける
人にとはゞや
なつのよは
さてもやなくと
ほととぎす
ふたこゑきける
ひとにとはばや


ねぬ夜こそ
數つもりぬれ
時鳥
きくほどもなき
一聲により
ねぬよこそ
かずつもりぬれ
ほととぎす
きくほどもなき
ひとこゑにより


有明の
月だにあれや
郭公
たゞひとこゑの
ゆくかたもみむ
ありあけの
つきだにあれや
ほととぎす
たゞひとこゑの
ゆくかたもみむ


きゝつるや
初音なるら
し郭公
老は寐覺ぞ
うれしかりける
ききつるや
はつおとなるら
しほととぎす
おいはねさぞ
うれしかりける


いづかたと
きゝだにわかず
郭公
たゞひと聲の
心まよひに
いづかたと
ききだにわかず
ほととぎす
たゞひとこゑの
こころまよひに


一聲も
きゝがたかりし
郭公
ともになく身と
なりにける哉
ひとこゑも
ききがたかりし
ほととぎす
ともになくみと
なりにけるかな


郭公
きなかぬ宵の
志るからば
ぬる夜も一夜
あらまし物を
ほととぎす
きなかぬよひの
しるからば
ぬるよもひとよ
あらましものを


神なびの
いはせの森の
郭公
ならしの岡に
いつかきなかむ
かみなびの
いはせのもりの
ほととぎす
ならしのをかに
いつかきなかむ


聞きてしも
猶ぞまたるゝ
時鳥
なく一聲に
あかぬこゝろは
ききてしも
なほぞまたるる
ほととぎす
なくひとこゑに
あかぬこころは


郭公
なくやさ月の
玉くしげ
二こゑ聞きて
明くる夜もがな
ほととぎす
なくやさつきの
たまくしげ
ふたこゑききて
あくるよもがな


郭公
こゑきゝしより
菖蒲草
かざす五月と
知りにしものを
ほととぎす
こゑききしより
あやめくさ
かざすさつきと
しりにしものを


郭公
こよひ何處に
やどるらむ
花たちばなを
人にをられて
ほととぎす
こよひいづこに
やどるらむ
はなたちばなを
ひとにをられて


覺束な
たれ杣やまの
時鳥
とふになのらで
すぎぬなるかな
おぼつかな
たれそまやまの
ほととぎす
とふになのらで
すぎぬなるかな


さらぬだに
ふす程もなき
夏の夜を
またれても鳴く
郭公哉
さらぬだに
ふすほどもなき
なつのよを
またれてもなく
ほととぎすかな


時鳥
雲の上より
かたらひて
とはぬになのる
あけぼのゝ空
ほととぎす
くものうへより
かたらひて
とはぬになのる
あけぼのゝそら


あれにける
たか津の宮の
時鳥
たれとなにはの
事語るらむ
あれにける
たかつのみやの
ほととぎす
たれとなにはの
ことかたるらむ
Кукушка
В заброшенном
Храме Такацу
Кому ты рассказываешь
О Нанива?..

たが里に
またできつらむ
時鳥
こよひばかりの
五月雨の聲
たがさとに
またできつらむ
ほととぎす
こよひばかりの
さみだれのこゑ


郭公
いま幾夜をか
契るらむ
おのが五月の
ありあけのころ
ほととぎす
いまいくよをか
ちぎるらむ
おのがさつきの
ありあけのころ


今日ことに
聲をばつくせ
時鳥
おのがさ月も
殘りやはある
けふことに
こゑをばつくせ
ほととぎす
おのがさつきも
のこりやはある


雲路より
かへりもやらず
時鳥
猶さみだるゝ
空のけしきに
くもぢより
かへりもやらず
ほととぎす
なほさみだるる
そらのけしきに


やよや又
きなけみ空の
時鳥
五月だにこそ
をちかへりつれ
やよやまた
きなけみそらの
ほととぎす
さつきだにこそ
をちかへりつれ


昔にも
あらぬわが身に
郭公
まつこゝろこそ
變らざりけれ
むかしにも
あらぬわがみに
ほととぎす
まつこころこそ
かはらざりけれ


時鳥
なくねならでは
よの中に
まつこともなき
わが身なり鳬
ほととぎす
なくねならでは
よのなかに
まつこともなき
わがみなりけり
Кукушки
Коль не звучал бы голос,
В мире этом
И не было б того,
Что ждал бы я.

今年だに
まつ初聲を
郭公
よにはふるさで
われにきかせよ
ことしだに
まつはつこゑを
ほととぎす
よにはふるさで
われにきかせよ


山里の
かひこそなけれ
郭公
みやこの人も
かくやまつらむ
やまざとの
かひこそなけれ
ほととぎす
みやこのひとも
かくやまつらむ


山びこの
こたふる山の
郭公
ひとこゑなけば
ふた聲ぞきく
やまびこの
こたふるやまの
ほととぎす
ひとこゑなけば
ふたこゑぞきく
В горах, где
Эхо отвечает,
Если зазвучит
Кукушки голос, —
Два голоса услышишь!

時鳥
あかつきかけて
なく聲を
またぬ寢覺の
人やきくらむ
ほととぎす
あかつきかけて
なくこゑを
またぬねざめの
ひとやきくらむ
Кукушки
Голос прозвучавший
На рассвете,
Те, кто не ждал, проснувшись,
Слышали ль его?

待つ程は
ぬるともなきを
郭公
なくねは夢の
心地こそすれ
まつほどは
ぬるともなきを
ほととぎす
なくねはゆめの
ここちこそすれ


なきつとも
誰にかいはむ
郭公
影より外に
ひとしなければ
なきつとも
たれにかいはむ
ほととぎす
かげよりほかに
ひとしなければ


たが里に
語らひかねて
郭公
かへる山路の
たよりなるらむ
たがさとに
かたらひかねて
ほととぎす
かへるやまぢの
たよりなるらむ


きかばやな
そのかみやまの
子規
ありし昔の
おなじ聲かと
きかばやな
そのかみやまの
ほととぎす
ありしむかしの
おなじこゑかと


終夜
まちつるものを
郭公
またゞになかで
過ぎぬなるかな
おもすがら
まちつるものを
ほととぎす
まただになかで
すぎぬなるかな


またぬ夜も
まつ夜もきゝつ
子規
はな橘の
にほふあたりは
またぬよも
まつよもききつ
ほととぎす
はなたちばなの
にほふあたりは


五月闇
こゝひのもりの
子規
人志れずのみ
なきゐたるかな
さつきやみ
ここひのもりの
ほととぎす
ひとしれずのみ
なきゐたるかな


子規
こゝひの杜に
なく聲は
きくよそびとの
袖もぬれけり
ほととぎす
ここひのもりに
なくこゑは
きくよそびとの
そでもぬれけり


すべらぎも
あら人神も
なごむまで
なきける杜の
子規かな
すべらぎも
あらひとかみも
なごむまで
なきけるもりの
ほととぎすかな


郭公をよめる

藤原成通朝臣

О кукушке

Фудзивара Наримити

郭公を待ちてよめる

周防内侍

Сложено в ожидании кукушки

Суо-но найси

郭公
なれもこゝろや
なぐさまぬ
姨捨山の
つきに鳴く夜は
ほととぎす
なれもこころや
なぐさまぬ
おばすてやまの
つきになくよは


いなり山
尋ねやみまし
子規
まつにしるしの
なきと思へば
いなりやま
たづねやみまし
ほととぎす
まつにしるしの
なきとおもへば


春のゆく
道にきむかへ
子規
語らふこゑに
たちやとまると
はるのゆく
みちにきむかへ
ほととぎす
かたらふこゑに
たちやとまると
По дороге, которой уходит весна,
Лети навстречу ей,
Кукушка,
Песней своею
Останови.

み山いでゝ
まだ里なれぬ
郭公
うはの空なる
音をやなく覽
みやまいでて
まださとなれぬ
ほととぎす
うはのそらなる
ねをやなくらん
Покинула горы
И всё ещё не привыкла к селенью
Кукушка,
Не её ли голос слышен
С высоких небес?

尋郭公といへる事をよめる

藤原節信

О прилетевшей кукушке

Фудзивара Токинобу

鳥羽殿の歌合に郭公をよめる

修理大夫顯季

О кукушке на поэтическом состязании во дворце Тоба

Акисуэ

けふも又
尋ねくらしつ
時鳥
いかできくべき
初音なるらむ
けふもまた
たづねくらしつ
ほととぎす
いかできくべき
はつねなるらむ
И сегодня вновь
Прилетела на весь день
Кукушка,
Как бы ещё я мог услыхать
Её первый голос?

郭公の歌十首人々によませ侍りける頃に

攝政左大臣

Когда сочиняли по десять песен о кукушке на человека

Левый министр-регент

郭公
すがたは水に
宿れども
聲はうつらぬ
物にぞありける
ほととぎす
すがたはみづに
やどれども
こゑはうつらぬ
ものにぞありける
Куккшки
Образ в воде
Живёт, но всё же
Голос её
Не смолкает!

時鳥
なきつとかたる
人づての
言の葉さへぞ
嬉しかりける
ほととぎす
なきつとかたる
ひとづての
ことのはさへぞ
うれしかりける
"Кукушка запела", —
Говорят, что слышали
От кого-то,
И от этих слов даже
Так радостно!
人伝=по слухам?
郭公
おとはの山の
ふもとまで
尋ねし聲を
こよひきくかな
ほととぎす
おとはのやまの
ふもとまで
たづねしこゑを
こよひきくかな
Кукушка,
До самого подножья
Горы Отова
Её прилетевшей голос
Этой ночью слышу!

郭公尋ねける日は聞かで二日ばかりありてなきけるを聞きてよめる

橋成元

Не слышав кукушку в день, когда она прилетела, и послушав её лишь два дня, сложил

Татибана Наримото??
[1] Shinpen kokka Taikan (Tokyo: Kadokawa Shoten, 1983, vol. 1; hereafter cited as SKT) reads 橘成元.
長實卿の家の歌合に郭公の心をよめる

左京大夫經忠

О кукушке на поэтическом состязании в доме царедворца Нагадзанэ

Сакё-но Дайбу Цунэтада

年毎に
きくとはすれど
時鳥
聲はふりせぬ
物にぞありける
としごとに
きくとはすれど
ほととぎす
こゑはふりせぬ
ものにぞありける


郭公まつ心を

内大臣

Об ожидании кукушки

Министр двора

戀すてふ
なき名やたゝむ
郭公
まつにねぬ夜の
數し積れば
こひすてふ
なきなやたたむ
ほととぎす
まつにねぬよの
かずしつもれば
О том, что влюблён,
Пеньем слух разнесёт
Кукушка, —
Уж сколько ночей
Я не спал в ожиданье!

時鳥をよめる

藤原顯輔朝臣

О кукушке

Фудзивара Акисукэ

時鳥
あかですぎぬる
聲により
あとなき空に
眺めつるかな
ほととぎす
あかですぎぬる
こゑにより
あとなきそらに
ながめつるかな
Не успев насладиться
Голосом кукушки
Затихшим,
Взираю на небо,
Где нет следов к нему ведущих.

郭公
こゝろも空に
あくがれて
よがれがちなる
み山べの里
ほととぎす
こころもそらに
あくがれて
よがれがちなる
みやまべのさと


承暦二年内裏の歌合に郭公を人にかはりてよめる

藤原孝善

На поэтическом состязании во дворце во втором году дзёряку, о кукушке за другого человека сложил

Фудзивара Такаёси

子規をよめる

權僧正永縁

О кукушке

Эйэн

聞く度に
めづらしければ
時鳥
いつも初音の
心地こそすれ
きくたびに
めづらしければ
ほととぎす
いつもはつねの
ここちこそすれ
Хоть и слышу каждый раз
Чудесный
Кукушки голос,
Но всегда её первая песнь
Так волнует сердце.

人々十首の歌よみけるに郭公を

源俊頼朝臣

Когда сочиняли по десять песен, одно из них о кукушке

Минамото Тосиёри

まちかねて
尋ねざりせは
郭公
たれとか山の
かひに鳴かまし
まちかねて
たづねざりせば
ほととぎす
たれとかやまの
かひになかまし
Если б не прилетела та,
Кого уж никак не дождаться,
Кукушка,
Кто бы тогда звучал
В горном ущелье?
[2]
驚かす
こゑなかりせば
郭公
まだ現には
聞かずやあらまし
おどろかす
こゑなかりせば
ほととぎす
まだうつつには
きかずやあらまし
Если не было голоса
Такого, что разбудил меня,
Кукушка,
До сих пор бы наяву
Тебя бы и не слышал...

郭公驚夢といへる事をよめる

中納言公成

О сне, прбудила от которого кукушка

Тюнагон Киннари

郭公
まつにかゝりて
あかすかな
藤の花とや
人はみるらむ
ほととぎす
まつにかかりて
あかすかな
ふぢのはなとや
ひとはみるらむ
В ожидании
Кукушки
Рассвело.
Уж не на цветы ль глицинии
Любуемся?

俊忠卿の家の歌合にほとゝぎすをよめる

後二條關白家筑前

О кукушке на поэтическом состязании в доме царедворца Тосисада

まつ人の
宿をばしらで
郭公
をちの山べを
なきてすぐらむ
まつひとの
やどをばしらで
ほととぎす
をちのやまべを
なきてすぐらむ
Не зная, о доме,
Где люди ждут тебя,
Кукушка,
Лишь возле гор Оти
Поёшь.

子規
ほのめく聲を
いづかたと
きゝまどはしつ
明ぼのゝ空
ほととぎす
ほのめくこゑを
いづかたと
ききまどはしつ
あけぼののそら
Предрассветное небо,
Запутался кукушки
Далёкий голос, —
С какой же стороны
Слышен?

宿近く
しばしかたらへ
時鳥
まつ夜の數の
つもるしるしに
やどちかく
しばしかたらへ
ほととぎす
まつよのかずの
つもるしるしに
Возле дома
Ещё чуть-чуть попой,
Кукушка,
Как знак того, что
Стало много тех ночей,когда я ждал тебя.

郭公をよめる

前齋院六條

О кукушке

Бывшая сайин рокудзё

郭公
稀になく夜は
山びこの
こたふるさへぞ
嬉しかりける
ほととぎす
まれになくよは
やまびこの
こたふるさへぞ
うれしかりける
Ночью той, когда
Кукушки голос редок,
Даже эхо,
Отвечающее ей,
Радует!

宇治前太政大臣の家の歌合に郭公をよめる

康資王母

О кукушке на поэтическом состязании в доме бывшего великого министра Удзи

Ясусукэ-но хаха

山ちかく
うらこぐ舟は
郭公
なく渡りこそ
とまりなりけれ
やまちかく
うらこぐふねは
ほととぎす
なくわたりこそ
とまりなりけれ
В бухте возле гор
Плывущий челн,
Кукушки
Голос услыхав,
Остановился!

きゝもあへず
こぎぞ別るゝ
子規
わが心なる
舟出ならねば
ききもあへず
こぎぞわかるる
ほととぎす
わがこころなる
ふなでならねば


子規
一聲なきて
あけぬれば
あやなくよるの
恨めしきかな
ほととぎす
ひとこゑなきて
あけぬれば
あやなくよるの
うらめしきかな
Лишь раз кукушка
Голос подала,
А тут рассвет...
Впустую ночь.
Досадно!

郭公
雲のたえまに
いる月の
影ほのかにも
なきわたるかな
ほととぎす
くものたえまに
いるつきの
かげほのかにも
なきわたるかな
Кукушка!
Звучишь ты и там,
Вдали, где падают лучи
Луны, что светит
Из разрывов облаков.

月前時鳥といへる事をよめる

皇后宮式部

О кукушке при луне

わぎもこに
逢坂山の
郭公
あくればかへる
そらになくなり
わぎもこに
あふさかやまの
ほととぎす
あくればかへる
そらになくなり
Кукушка
С холма Встреч, где встречаюсь
С любимой,
Лишь рассветёт, в небесах,
Где возвращаешься, звучишь!

尋郭公といふことをよめる

讀人志らず

О прилёте кукушки

Автор неизвестен

子規
尋ぬるだにも
あるものを
まつ人いかで
聲をきくらむ
ほととぎす
たづぬるだにも
あるものを
まつひといかで
こゑをきくらむ


雨中郭公といへる事をよめる

大納言經信

О кукушке во время дождя

Дайнагон Цунэнобу

時鳥
雲路にまどふ
聲すなり
をやみだにせよ
五月雨のそら
ほととぎす
くもぢにまどふ
こゑすなり
をやみだにせよ
さみだれのそら
Слышен лишь голос
Заплутавшей в облачных путях
Кукушки...
Остановил бы ты дождь
Из этого хмурого неба.

三条院御時、五月五日、菖蒲の根を郭公のかたに造りて、梅の枝に据ゑて人の奉りて侍りけるを、これを題にて歌つかうまつれと仰せられければ

三条院女蔵人左近
三条院御時、五月五日、菖蒲の根を郭公のかたに造りて、梅の枝に据ゑて人の奉りて侍りけるを、これを題にて歌つかうまつれと仰せられければ

三条院女蔵人左近
Сандзё-но ин-но Нё-куродо сакон

枕草子 > 37. 木の花は (Цветы на ветках деревьев)
ほととぎすのよすがとさへ思へばにや、なほさらに言ふべうもあらず。

Померанец неразлучен с кукушкой[91] и тем особенно дорог сердцу.
91. Померанец и кукушка так сочетаются между собой в японской поэзии, как в персидской — соловей и роза. Кукушка (cuculus poliocephalus) в Японии считается певчей птицей. Голос её слышен ночью и на заре. По народным поверьям, она поёт и в царстве мёртвых.
枕草子 > 39. 節は五月にしく月はなし (Из всех сезонных праздников…)
夕暮れのほどに、ほととぎすの名のりてわたるも、すべていみじき。

А когда вечером в сумерках вдруг где-то послышится песня соловья, какое очарование!

櫻いろに
そめし衣を
ぬぎかへて
やま郭公
けふよりぞまつ
さくらいろに
そめしころもを
ぬぎかへて
やまほととぎす
けふよりぞまつ
Окрашенные
В сакуры цвет одежды
Сняв и сменив,
Горную кукушку
С этого дня ждём!

ほととぎす。

Кукушка.
* В переводе здесь угуису, соловей, видимо, с другого списка
ほととぎすは、なほさらにいふべきかたなし。

Словами не выразить, как я люблю кукушку!

もとよりあづま路はみちのおくまで、昔よりほととぎす稀なるならひにやありけむ。



東路の
思ひ出にせむ
郭公
おいそのもりの
夜はのひとこゑ
あづまぢの
おもひいでにせむ
ほととぎす
おいそのもりの
よはのひとこゑ


ふくる迄
まつ夜の空の
時鳥
月にをしまぬ
ひとこゑもがな
ふくるまで
まつよのそらの
ほととぎす
つきにをしまぬ
ひとこゑもがな


待ち明かす
さよの中山
なか〳〵に
ひと聲つらき
郭公かな
まちあかす
さよのなかやま
なかなかに
ひとこゑつらき
ほととぎすかな


待ち侘びて
ねぬ夜ながらも
時鳥
たゞ一聲は
夢かとぞ聞く
まちわびて
ねぬよながらも
ほととぎす
ただひとこゑは
ゆめかとぞきく


郭公
雲居のよその
一聲は
聞かでやみぬと
いはぬばかりぞ
ほととぎす
くもゐのよその
ひとこゑは
きかでやみぬと
いはぬばかりぞ


わきて先づ
誰れに語らむ
時鳥
さだかなりつる
夜半の一聲
わきてまづ
たれにかたらむ
ほととぎす
さだかなりつる
よはのひとこゑ


一聲を
聞き初めてこそ
郭公
鳴くに夜ふかき
夢はさめけり
ひとこゑを
ききそめてこそ
ほととぎす
なくによふかき
ゆめはさめけり


きのふ迄
惜みしはなは
忘られて
今日はまたるゝ
郭公かな
きのふまで
をしみしはなは
わすられて
けふはまたるる
ほととぎすかな
Забыв цветы,
Которые ещё вчера
Жалел,
Сегодня с нетерпеньем жду
Кукушку!

うれしとも
おもひぞわかぬ
郭公
はるきくことの
ならひなければ
うれしとも
おもひぞわかぬ
ほととぎす
はるきくことの
ならひなければ


郭公
ひとにかたらぬ
をりにしも
はつねきくこそ
かひなかりけれ
ほととぎす
ひとにかたらぬ
をりにしも
はつねきくこそ
かひなかりけれ
Зачем, о кукушка,
Когда говорить я невластен,
Сюда летишь ты?
Что пользы внимать безответно
Первой песне твоей?

ほととぎす
うづきのいみに
いこもるを
おもひしりても
きなくなるかな
ほととぎす
うづきのいみに
いこもるを
おもひしりても
きなくなるかな


さとなるる
たそがれどきの
ほととぎす
きかずがほにて
またなのらせん
さとなるる
たそがれどきの
ほととぎす
きかずがほにて
またなのらせん


我がやどに
はなたちばなを
うゑてこそ
山ほととぎす
まつべかりけれ
わがやどに
はなたちばなを
うゑてこそ
やまほととぎす
まつべかりけれ


たづぬれば
ききがたきかと
ほととぎす
こよひばかりは
まちこころみん
たづぬれば
ききがたきかと
ほととぎす
こよひばかりは
まちこころみん


郭公
まつこころのみ
つくさせて
こゑをばをしむ
さ月なりけり
ほととぎす
まつこころのみ
つくさせて
こゑをばをしむ
さつきなりけり


まつ人の
心をしらば
ほととぎす
たのもしくてや
よをあかさまし
まつひとの
こころをしらば
ほととぎす
たのもしくてや
よをあかさまし


ほととぎす
きかであけぬと
つげがほに
またれぬとりの
ねぞきこゆなる
ほととぎす
きかであけぬと
つげがほに
またれぬとりの
ねぞきこゆなる


郭公
きかであけぬる
なつのよの
うらしまのこは
まことなりけり
ほととぎす
きかであけぬる
なつのよの
うらしまのこは
まことなりけり


ほととぎす
きかぬものゆゑ
まよはまし
春をたづねぬ
山路なりせば
ほととぎす
きかぬものゆゑ
まよはまし
はるをたづねぬ
やまぢなりせば


まつことは
はつねまでかと
おもひしに
ききふるされぬ
ほととぎすかな
まつことは
はつねまでかと
おもひしに
ききふるされぬ
ほととぎすかな


おほゐ川
をぐらの山の
ほととぎす
ゐせきにこゑの
とまらましかば
おほゐかは
をぐらのやまの
ほととぎす
ゐせきにこゑの
とまらましかば


ほととぎす
そののちこえん
やまぢにも
かたらふこゑは
かはらざらなん
ほととぎす
そののちこえん
やまぢにも
かたらふこゑは
かはらざらなん
Кукушка, мой друг!
Когда после смерти пойду
По горной тропе,
Пусть голос твой, как сейчас,
О том же мне говорит.

郭公
おもひもわかぬ
ひと声を
ききつといかが
人にかたらん
ほととぎす
おもひもわかぬ
ひとこゑを
ききつといかが
ひとにかたらん


ほととぎす
いかばかりなる
契にて
こころつくさで
人のきくらん
ほととぎす
いかばかりなる
ちぎりにて
こころつくさで
ひとのきくらん


かたらひし
そのよのこゑは
ほととぎす
いかなるよにも
わすれんものか
かたらひし
そのよのこゑは
ほととぎす
いかなるよにも
わすれんものか
Твой голос, кукушка,
Так много сказавший мне
В ночную пору, —
Смогу ли когда-нибудь
Его позабыть я?

ほととぎす
はなたちばなは
にほふとも
身をうの花の
かきねわすれな
ほととぎす
はなたちばなは
にほふとも
みをうのはなの
かきねわすれな
Пускай благовонием
Манит тебя померанец,
Но эту изгородь,
Где унохана цветут,
Не позабудь, кукушка!

郭公
しのぶうづきも
すぎにしを
猶こゑをしむ
さみだれのそら
ほととぎす
しのぶうづきも
すぎにしを
なほこゑをしむ
さみだれのそら


さみだれの
はれまも見えぬ
雲ぢより
山ほととぎす
なきてすぐなり
さみだれの
はれまもみえぬ
くもぢより
やまほととぎす
なきてすぐなり


郭公
きくにとてしも
こもらねど
はつせのやまは
たよりありけり
ほととぎす
きくにとてしも
こもらねど
はつせのやまは
たよりありけり


ほととぎす
なごりあらせて
かへりしが
ききすつるにも
なりにけるかな
ほととぎす
なごりあらせて
かへりしが
ききすつるにも
なりにけるかな


さらぬだに
かへりやられぬ
しののめに
そへてかたらふ
郭公かな
さらぬだに
かへりやられぬ
しののめに
そへてかたらふ
ほととぎすかな


この世にて
かたらひおかん
ほととぎす
しでのやまぢの
しるべともなれ
このよにて
かたらひおかん
ほととぎす
しでのやまぢの
しるべともなれ


ほととぎす
なくなくこそは
かたらはめ
しでの山路に
君しかからば
ほととぎす
なくなくこそは
かたらはめ
しでのやまぢに
きみしかからば


ならべける
心はわれか
ほととぎす
君まちえたる
よひの枕に
ならべける
こころはわれか
ほととぎす
きみまちえたる
よひのまくらに


はるくれて
こゑにはなさく
ほととぎす
尋ぬることも
まつもかはらぬ
はるくれて
こゑにはなさく
ほととぎす
たづぬることも
まつもかはらぬ


きかでまつ
人おもひしれ
郭公
ききても人は
猶ぞまつめる
きかでまつ
ひとおもひしれ
ほととぎす
ききてもひとは
なほぞまつめる


はつこゑを
ききてののちは
ほととぎす
待つも心の
たのもしきかな
はつこゑを
ききてののちは
ほととぎす
まつもこころの
たのもしきかな


さみだれの
はれまたづねて
ほととぎす
雲井につたふ
声きこゆなり
さみだれの
はれまたづねて
ほととぎす
くもゐにつたふ
こゑきこゆなり


ほととぎす
なべてきくには
にざりけり
ふるき山べの
あかつきのこゑ
ほととぎす
なべてきくには
にざりけり
ふるきやまべの
あかつきのこゑ


ほととぎす
ふかき山べに
すむかひは
こずゑにつづく
こゑをきくかな
ほととぎす
ふかきやまべに
すむかひは
こずゑにつづく
こゑをきくかな


ほととぎす
月のかたぶく
山のはに
いでつるこゑの
かへりいるかな
ほととぎす
つきのかたぶく
やまのはに
いでつるこゑの
かへりいるかな


ききおくる
こころをぐして
ほととぎす
たかまのやまの
みねこえぬなり
ききおくる
こころをぐして
ほととぎす
たかまのやまの
みねこえぬなり


山里の
人もこずゑの
まつがうれに
あはれにきゐる
ほととぎすかな



なかんこゑや
ちりぬる花の
名残なる
やがてまたるる
ほととぎすかな
なかんこゑや
ちりぬるはなの
なごりなる
やがてまたるる
ほととぎすかな


ところがら
ききがたきかと
ほととぎす
さとをかへても
待たんとぞ思ふ
ところがら
ききがたきかと
ほととぎす
さとをかへても
またんとぞおもふ


よるのとこを
なきうかさなん
郭公
物おもふ袖を
とひにきたらば
よるのとこを
なきうかさなん
ほととぎす
ものおもふそでを
とひにきたらば


ことゝへよ
誰かしのばむ
郭公
なからむ跡の
宿のたちばな
こととへよ
たれかしのばむ
ほととぎす
なからむあとの
やどのたちばな


春のうちに郭公をきくと云ふ事を



無言なりけるころ、郭公のはつこゑをききて

Услышав, как в первый раз запела кукушка, когда я соблюдал обет молчания

たづねざるに郭公をきくと云ふ事を賀茂社にて人人よみける



ゆふぐれの郭公



ほととぎすを



こゝにわが
きかまほしきを
足曳の
山郭公
いかに鳴くらむ
ここにわが
きかまほしきを
あしびきの
やまほととぎす
いかになくらむ