とて、きじをなむやりける。
とて、きじをなむやりける。
проговорил и послал фазана.

昔、おほきおほいまうちぎみときこゆる、おはしけり。つかうまつるをとこ、なが月ばかりに、むめのつくりえだにきじをつけてたてまつるとて、
むかし、おほきおほいまうちぎみときこゆる、おはしけり。つかうまつるをとこ、ながつきばかりに、むめのつくりえだにきじをつけてたてまつるとて、
В давние времена жил один великий канцлер. Ему служивший кавалер в сентябре, ветку сливы изготовив и к ней фазана прикрепив[1], — почтительно поднёс:
1. Как было уже указано раньше, в те времена, при поднесении чего-нибудь высшему, подносимое прикрепляли к ветке, как теперь кладут его на поднос.
おなじ女のもとに、さらに音もせで、雉をなむおこせたまへりける。

Той же даме снова долго вестей не было, а потом как-то ей прислали фазана[207].
207. Комментаторы Абэ Тосико и Имаи Гэнъэ предполагают, что посылкой фазана (кидзи) Ацутада хотел сказать ей, что «не придет» (кодзи).
栗駒の
山に朝たつ
雉よりも
かりにはあはじと
思ひしものを
くりこまの
やまにあさたつ
きじよりも
かりにはあはじと
おもひしものを
Больше, чем фазан,
Взлетающий утром
С горы Курикома,
Думаю я о том, что
Не придется мне встретиться с охотником[208] —
208. В танка обыгрываются омонимы: кари – «охота» и кари – «временный», «обманный». Отсюда – второй смысл: «Не думала я, что наши встречи временны». Курикома – гора, знаменитая изобилием фазанов, там часто устраивалась соколиная охота. Танка помещена в Кокинрокутё, 2 (раздел «Фазаны») (две последние строки иные), а также в Фумокусё, 20 (раздел «Горы»), с припиской: «Автор неизвестен».
とて、雉をなむやりける。
とて、きじをなむやりける。
так написав, послал фазана.

この衣をみな着破りて、返しおこすとて、それに、雉、雁、鴨をくはへておこす。

Одеяния эти сплошь порвались, и он, решив отослать их обратно, присовокупил к ним еще фазана, гуся и утку и послал.

いなやきじ
人にならせる
かりごろも
わが身にふれば
憂きかもぞつく
いなやきじ
ひとにならせる
かりごろも
わがみにふれば
うきかもぞつく
О нет, не надену
Для другой привычную
Охотничью одежду.
Прикоснется к телу —
И пристанет ко мне неприятный запах[449].
449. В танка с помощью игры омонимами включены названия этих трех птиц: кидзи – «не надену» и «фазан», каригоромо – «охотничья одежда», кари – «охота» и «гусь», ка мо – «даже запах» и «утка».
大伴宿祢家持<春>雉歌一首

Песня Отомо Якамоти о фазане

春野尓
安佐留雉乃
妻戀尓
己我當乎
人尓令知管
はるののに
あさるきぎしの
つまごひに
おのがあたりを
ひとにしれつつ
Оттого что в тоске по жене
Громко стонет фазан,
Что еду себе ищет на поле весеннем,
Известны становятся людям места,
Где бедный фазан приютился на время…
* Эту песню при всех ее отличиях сравнивают с п. 267 и с п. 2149. Учитывая, что Якамоти был замешан в заговоре против правящего дома, можно предположить, что он скрывался, и, сравнивая себя с фазаном, тоскующим о жене, намекает на то, что, подавая вести жене, он рискует жизнью. Во всяком случае эти песни не случайно помещены вместе и, по-видимому, имеют аллегорический смысл.
叩々
物乎念者
将言為便
将為々便毛奈之
妹与吾
手携而
旦者
庭尓出立
夕者
床打拂
白細乃
袖指代而
佐寐之夜也
常尓有家類
足日木能
山鳥許曽婆
峯向尓
嬬問為云
打蝉乃
人有我哉
如何為跡可
一日一夜毛
離居而
嘆戀良武
許己念者
胸許曽痛
其故尓
情奈具夜登
高圓乃
山尓毛野尓母
打行而
遊徃杼
花耳
丹穂日手有者
毎見
益而所思
奈何為而
忘物曽
戀云物呼
ねもころに
ものをおもへば
いはむすべ
せむすべもなし
いもとあれと
てたづさはりて
あしたには
にはにいでたち
ゆふへには
とこうちはらひ
しろたへの
そでさしかへて
さねしよや
つねにありける
あしひきの
やまどりこそば
をむかひに
つまどひすといへ
うつせみの
ひとなるわれや
なにすとか
ひとひひとよも
さかりゐて
なげきこふらむ
ここおもへば
むねこそいたき
そこゆゑに
こころなぐやと
たかまとの
やまにものにも
うちゆきて
あそびあるけど
はなのみ
にほひてあれば
みるごとに
ましてしのはゆ
いかにして
わすれむものぞ
こひといふものを
Если в сердце глубоко
Поразмыслить обо всем,
Что сказать, что делать мне? —
Выхода не знаю я…
Милая жена и я,
Взявшись за руки,
Вдвоем
По утрам
Спускались в сад,
Вечерами, освятив
Ложе,
Белые свои
Рукава переплетя,
Спали вместе.
Ночи те
Не навеки ли прошли?
Даже, слышал я, фазан,—
Житель распростертых гор,
Говорят, свою жену
Ищет и находит там,
На другой вершине гор,
Я же в мире суеты
Бренный, жалкий человек,
Почему же только я
Даже ночи, даже дня
Не могу с ней провести,
Верно, быть в разлуке нам,
Верно, плакать мне в тоске!
Как подумаю о том,
Горестно душа болит!
И поэтому решил —
Не утешу ль сердце я?
По горам и по полям
В Такамато
Я бродил,
Все бродил, гуляя там,
Но кругом одни цветы
Мне сверкали на полях.
Каждый раз, как видел их,
Тосковал еще сильней!
Что же делать,
Как забыть,
То, что все зовут — любовь?
* Песня посвящена тоске в разлуке с женой, несет на себе следы влияния песен Хитомаро (207) и Окура (804). Однако аналогичные образы можно встретить и в анонимных песнях; возможно. это следы неизжитой народно-песенной традиции.
* “Говорят, свою жену ищет и находит там, на другой вершине гор” — фазаны днем бывают вместе со своей самкой, но ночи проводят отдельно на разных вершинах гор.
春の野の
しけき草はの
つまこひに
とひたつきしの
ほろろとそなく
はるののの
しけきくさはの
つまこひに
とひたつきしの
ほろろとそなく
На весеннем лугу
бродит в травах фазан одинокий —
и подругу зовет —
он, вспорхнув, бьет крылами громко
и кричит: «О горе! О горе!»

足引之
八峯之雉
鳴響
朝開之霞
見者可奈之母
あしひきの
やつをのきぎし
なきとよむ
あさけのかすみ
みればかなしも
Когда взгляну, как дымкою туман
Все застилает рано на заре
И среди множества вершин простертых гор
Издалека кричит проснувшийся фазан,—
О как печально в те минуты мне!

足桧木乃
片山雉
立徃牟
君尓後而
打四鶏目八方
あしひきの
かたやまきぎし
たちゆかむ
きみにおくれて
うつしけめやも
Ах, со склонов распростертых гор
Улетает прочь в поля фазан.
Так и ты уйдешь,
И, проводив тебя,
Разве я смогу спокойно жить?
* Песня жены, оставшейся дома.
椙野尓
左乎騰流雉
灼然
啼尓之毛将哭
己母利豆麻可母
すぎののに
さをどるきぎし
いちしろく
ねにしもなかむ
こもりづまかも
В мае пляшущий фазан на поле Суги,
Не скрываясь, громко в крик кричит.
Ах, тайная жена
Навряд ли плакать будет
Так громко и так явно для других.
* Так как фазан обычно прячется в траве, его называют “тайная жена” (коморидзума). Песня обращена к громко кричащему фазану.
海若者
霊寸物香
淡路嶋
中尓立置而
白浪乎
伊与尓廻之
座待月
開乃門従者
暮去者
塩乎令満
明去者
塩乎令于
塩左為能
浪乎恐美
淡路嶋
礒隠居而
何時鴨
此夜乃将明跡<侍>従尓
寐乃不勝宿者
瀧上乃
淺野之雉
開去歳
立動良之
率兒等
安倍而榜出牟
尓波母之頭氣師
わたつみは
くすしきものか
あはぢしま
なかにたておきて
しらなみを
いよにめぐらし
ゐまちづき
あかしのとゆは
ゆふされば
しほをみたしめ
あけされば
しほをひしむ
しほさゐの
なみをかしこみ
あはぢしま
いそがくりゐて
いつしかも
このよのあけむと
さもらふに
いのねかてねば
たきのうへの
あさののきぎし
あけぬとし
たちさわくらし
いざこども
あへてこぎでむ
にはもしづけし
Владыка вод,
Какой кудесник он!
Авадзи-остров
Поместил он в середину,
Волнами белыми Страну Иё он окружил.
В проливе Акаси,
Там, где луна
Раз восемнадцатый
Сменяется рассветом,
Лишь вечер настает,
Его велением
Все заполняет
Набегающий прилив.
А только рассветет —
Он заставляет
Прилив отхлынуть
Вдаль от берегов…
И так как страшны волны в те часы
В прилива грохоте,
На острове Авадзи
Средь скал укрылся я от них
И ждал с тоской:
Когда же наконец
Нам ночь тревожную
Рассвет желанный сменит?
И оттого не мог забыться сном…
И вот тогда над водопадом,
В полях Асану молодой фазан
Поднялся в небо с громким криком,
Вещая нам, что наступил рассвет.
Итак, друзья!
Мы смело в плаванье идем,
Спокойна стала гладь морская!

武蔵野乃
乎具奇我吉藝志
多知和可礼
伊尓之与比欲利
世呂尓安波奈布与
むざしのの
をぐきがきぎし
たちわかれ
いにしよひより
せろにあはなふよ
Как в Мусаси-стороне
Из ущелья горного фазан
Улетает прочь,
Так и ты ушёл — не ночи той
Не встречаюсь больше я с тобой!
* Исполнялась, по-видимому, женской частью хоровода, так как сложена от лица девушки. В песне “общий зачин” песен провинции Мусаси. Образ фазана и других птиц, особенно кукушки, очень характерен для народных песен М.
鳥には雉、さうなきものなり。

А из птиц фазан не имеет себе равных.

雉、松茸などは、御湯殿の上にかかりたるも苦しからず。

Фазан и гриб мацутакэ, даже если они висят над Оюдоно – августейшей купальней, возражения не вызывают.

笈の小文 > 高野より和歌の浦 (Из Такано к бухте Вака)
ちゝはゝの
しきりにこひし
雉の声
ちちははの
しきりにこひし
きじのこへ
О мать, о отец...
Такая тоска в душе —
Плачут фазаны.
«О мать, о отец…» — эта строфа основана на стихотворении Гёки из антологии «Гёкуёсю» (1312): Фазаны в горах
Стонут тоскливо. Услышав
Их голоса,
Вздрагиваю: "Уж не отец ли?"
Вздыхаю: "Не мать ли плачет?"
遁之者宛如遇貓之鼠失穴、追之者譬如攻雞之鷹離韝。

Бежавшие походили на мышей, которые, убегая от кота, забыли, где их норы. Преследовавшие походили на соколов, которые, увидев фазана, взлетели с перчатки охотника.

但常陸介維幾朝臣并交替使幸遇禮運之遺風、便以十五日歸任國館、譬若鷹前之鴩遺於野原俎上之魚歸於海浦。

Сукэ провинции Хитати [Фудзивара-но] Корэтика-но Асоми и котайси [Фудзивара-но Садато] были счастливы, что уже в 15 день [2 месяца] смогли вернуться в свои усадьбы в провинции Хитати. Будто фазан на равнине спасся от сокола, будто рыба с разделочной доски попала обратно в море.

あさまたき
きりふのをかに
たつきしは
千世の日つきの
始なりけり
あさまたき
きりふのをかに
たつきしは
ちよのひつきの
はしめなりけり


右射水郡古江村取獲蒼鷹
形<容>美麗鷙雉秀群也
於時養吏山田史君麻呂調試失節野猟乖候
摶風之翅高翔匿雲
腐鼠之<餌>呼留靡驗
於是<張>設羅網窺乎非常奉幣神祇恃乎不虞也
<粤>以夢裏有娘子喩曰
使君勿作苦念空費<精><神>
放逸彼鷹獲得未幾矣哉
須叟覺<寤>有悦於懐
因作却恨之歌式旌感信
守大伴宿祢家持
九月廾六日作也

В селении Фуруэ уезда Имидзу был упущен сокол. Он был очень красив и выделялся среди других уменьем ловить фазанов. Однажды сокольничий Ямада Кимимаро нарушил порядок и вышел на охоту с ним в неподходящее время. Сокол взлетел ввысь и скрылся среди облаков, никак нельзя было вернуть его. Были расставлены всюду сети, ожидая его, молились богам, поднося им дары, и я надеялся, что поймаем его. И вот во сне явилась ко мне юная дева и сказала: „Дорогой господин мой, не мучайся и не терзайся душой. Твой сокол будет скоро пойман!" Я проснулся, и радость наполнила мое сердце. И тогда преисполнился я надежды и сложил эти песни. Губернатор провинции Отомо Якамоти.
Сложено 26-го дня девятой луны.

聞暁鳴雉歌二首

Две песни, сложенные на рассвете, когда услышал крики фазана

日本霊異記 > 卷下 > 卷下 廿六 強非理以徵債取多倍而現得惡死報緣 (Слово о наказании мучительной смертью в этой жизни за безжалостное взимание долгов с великой для себя выгодой)
負人如鴙、物主如鷹。

Должник — фазан, а заимодавец — сокол.

業遠にぬしのまだ六位にて、はじめて参れる夜、御沓櫃のもとに居られたりければ、櫃のうちに、もののほとほとしけるがあやしさに、暗まぎれなれば、やをら細めにあけて見給ひければ、雉の雄鳥かがまりをるものか。



亦其雉不還、

А ещё и Фазан тот не вернулся.

故於今諺曰「雉之頓使」是也。

Потому поговорка "Фазан — Посланный в Один Конец", что и сегодня [существует], отсюда пошла.

雉爲哭女、

Фазана сделали плакальщицей, —

遠ければさだかにはあらねど、芝野の中より鳥の立つを、「雉にやあらむ。」などいへば、
遠ければさだかにはあらねど、芝野の中より鳥の立つを、「きゞすにやあらむ。」などいへば、


いにしへも
ありとばかりは
おとに聞く
交野の雉
今日見つるかな
いにしへも
ありとばかりは
おとにきく
かたののきぢ
けふみつるかな


春日野に
朝鳴く雉の
はね音は
雪の消えまに
若菜つめとや
かすがのに
あさなくきぢの
はねおとは
ゆきのきえまに
わかなつめとや