Показать подробное описание
さ月まつ
花たちばなの
かをかげば
むかしの人の
そでのかぞする
さつきまつ
はなたちばなの
かをかげば
むかしのひとの
そでのかぞする
Когда я вдыхаю
аромат померанцев,
ожидающих мая, —
чудится прежней подруги
рукавов этот запах...
Имеется в виду обычай хэйанских дам носить свои длинные и широкие рукава надушенными.

Имеется в Кокинсю, 139
橘之
蔭履路乃
八衢尓
物乎曽念
妹尓不相而
たちばなの
かげふむみちの
やちまたに
ものをぞおもふ
いもにあはずして
Как та дорога, где проходят люди
Под тенью померанцевых цветов,
На множество дорог дробится,
Вот так в тоске мои дробятся думы
Без встреч с тобой, любимая моя…

多麻尓奴久
波奈多知<婆>奈乎
等毛之美思
己能和我佐刀尓
伎奈可受安流良之
たまにぬく
はなたちばなを
ともしみし
このわがさとに
きなかずあるらし
Наверно, оттого, что очень мало
Цветет кругом цветов татибана,
Которые на нити собирают, как жемчуг дорогой,
Не прилетит она в мое селенье петь,
Как раньше прилетала…
* “Которые на нити собирают…” — см. п. 3912, 1465.
霍公鳥者立夏之日来鳴必定
又越中風土希有橙橘也
因此大伴宿祢家持感發於懐聊於裁此歌
三月廿九日

Кукушка прилетает петь с наступлением лета, и сроки эти точно определены. Однако в провинции Эттю мало цветов татибана: выращивать их не в обычаях этой провинции. В связи с этим Отомо Якамоти и выразил свои чувства, записав эти песни. 29-й день 3-й луны
В данном году начало лета приходилось на середину 3-й луны (МС). Кукушка обычно поет среди цветов татибана.
大伴坂上郎女橘歌一首

Песня Отомо Саканоэ о цветах померанцев

橘乎
屋前尓殖生
立而居而
後雖悔
驗将有八方
たちばなを
やどにうゑおほし
たちてゐて
のちにくゆとも
しるしあらめやも
У дома моего в саду
Я посадила померанцы,
И пусть потом я места не найду
И буду каяться,
Но, может быть, напрасно?
* Песня написана в аллегорическом плане. Поэтесса адресует ее своему будущему зятю — поэту Якамоти, за которого она собирается отдать старшую дочь и которого она собирается взять в свой дом. В песне она беспокоится за судьбу дочери.
吾妹兒之
屋前之橘
甚近
殖而師故二
不成者不止
わぎもこが
やどのたちばな
いとちかく
うゑてしゆゑに
ならずはやまじ
Цветы расцветших померанцев
В саду возлюбленной моей
Посажены так близко вами,
Поэтому я не оставлю их,
Пока не станут те цветы плодами!
* “Пока не станут те цветы плодами” — пока мы не соединимся браком.
角障經
石村之道乎
朝不離
将歸人乃
念乍
通計萬<口>波
霍公鳥
鳴五月者
菖蒲
花橘乎
玉尓貫
(一云
貫交)
蘰尓将為登
九月能
四具礼能時者
黄葉乎
折挿頭跡
延葛乃
弥遠永
(一云
田葛根乃
弥遠長尓)
萬世尓
不絶等念而
(一云
大舟之
念憑而)
将通
君乎婆明日従
(一云
君乎従明日<者>)
外尓可聞見牟
つのさはふ
いはれのみちを
あささらず
ゆきけむひとの
おもひつつ
かよひけまくは
ほととぎす
なくさつきには
あやめぐさ
はなたちばなを
たまにぬき
(ぬきまじへ)
かづらにせむと
ながつきの
しぐれのときは
もみちばを
をりかざさむと
はふくずの
いやとほながく
(くずのねの
いやとほながに)
よろづよに
たえじとおもひて
(おほぶねの
おもひたのみて)
かよひけむ
きみをばあすゆ
(きみをあすゆは)
よそにかもみむ
Обвита плющом скала
По дороге в Иварэ…
Утром рано
Каждый день
Проходил, наверно, ты,
Совершая этот путь,
Верно, думал каждый раз:
Лишь придет веселый май,
Запоет кукушка здесь,
Нежных ирисов цветы,
Померанцы мы сорвем,
Яшмой нанизав на нить,
Мы сплетем себе венки…
В долгий месяц сентября,
В моросящий мелкий дождь
Украшаться будем мы
Клена алою листвой.
И как долго без конца
Тянется ползучий плющ,
Долго будет длиться все,
Вечно, тысячи веков!
Так, наверно, думал ты,
По дороге проходя…
И возможно ль, что тебя
Будем завтра мы считать
Нам чужим уже навек?

足引之
山橘乃
色丹出<与>
語言継而
相事毛将有
あしひきの
やまたちばなの
いろにいでよ
かたらひつぎて
あふこともあらむ
Румянцем алым, как плоды у померанцев,
Средь распростертых гор
Любовь свою открой!
И будем мы рассказами делиться
И будем видеться с тобой!

橘者
實左倍花左倍
其葉左倍
枝尓霜雖降
益常葉之<樹>
たちばなは
みさへはなさへ
そのはさへ
えにしもふれど
いやとこはのき
О дерево Татибана!
Пусть даже на плоды, цветы,
На листья,
Пускай на ветки иней упадёт,
То дерево стоять зелёным будет вечно!


本尓道履
八衢尓
物乎曽念
人尓不所知
たちばなの
もとにみちふむ
やちまたに
ものをぞおもふ
ひとにしらえず
Под сенью померанцевых цветов
Один шагаю по дороге, — и думы разное сулят,
Как перекресток, где манят
В любую сторону дороги,—
И мучусь я, а ты не ведаешь о том!


絲乎曽吾搓
足桧之
山橘乎
将貫跡念而
むらさきの
いとをぞわがよる
あしひきの
やまたちばなを
ぬかむとおもひて
Цвета мурасаки
Нить свиваю я,
Собираюсь нынче нанизать
Яркие плоды татибана,
Что растут средь распростертых гор!
* Цвета мурасаки нить — лилового цвета, отливающего пурпуром, считавшегося в старину самым красивым и парадным цветом. Плоды татибана — метафора девушки. Нанизать (на нить) — сделать своей женой.
鏡成
吾見之君乎
阿婆乃野之
花橘之
珠尓拾都
かがみなす
わがみしきみを
あばののの
はなたちばなの
たまにひりひつ
Тебя, которым любовалась я,
Как зеркалом прекрасным ране,
Случайно я нашла
В полях Абанону,
Как жемчуга опавших померанцев…
* Ни автор, ни кому посвящена песня неизвестны.
* В песне иносказательно говорится о том, как в поле, где происходил погребальный обряд сожжения, были найдены останки любимого.
* “Как жемчуга опавших померанцев” — померанцы нанизывают на нить, как жемчуг или яшму (см. п. 1465).
橘之
花散里乃
霍公鳥
片戀為乍
鳴日四曽多寸
たちばなの
はなちるさとの
ほととぎす
かたこひしつつ
なくひしぞおほき
В селенье, где ныне опадают на землю
Белоснежного цвета лепестки померанцев,
Много дней уже плачет,
Тоскуя, кукушка,
На любовь свою больше не встречая ответа…
* В ответной песне Табито аллегорически говорит о своем горе, сравнивая себя с кукушкой, тоскующей и плачущей в одиночестве.
大伴家持橘歌一首

Песня Отомо Якамоти о померанцах

吾屋前之
花橘乃
何時毛
珠貫倍久
其實成奈武
わがやどの
はなたちばなの
いつしかも
たまにぬくべく
そのみなりなむ
Цветы прекрасных померанцев
У дома моего…
Когда же, наконец,
Те нежные цветы в плоды здесь превратятся,
Чтоб мог их жемчугом на нить я нанизать?
* “Чтоб мог их жемчугом на нить я нанизать…” — см. п. 1465.
我屋<戸>前乃
花橘尓
霍公鳥
今社鳴米
友尓相流時
わがやどの
はなたちばなに
ほととぎす
いまこそなかめ
ともにあへるとき
Кукушка,
Средь цветущих померанцев,
Благоухающих у дома моего,
Как раз теперь спой нам скорее песни
В часы свиданья с другом дорогим!
* Обращением к кукушке с просьбой спеть песню в часы свидания с друзьями всегда хотят подчеркнуть любовь к другу, уважение к гостям.
吾背子之
屋戸乃橘
花乎吉美
鳴霍公鳥
見曽吾来之
わがせこが
やどのたちばな
はなをよみ
なくほととぎす
みにぞわがこし
Оттого что хороши цветы
Молодых расцветших померанцев
Возле дома друга моего,
Не смолкая, там поет кукушка.
Я пришел, чтоб на нее взглянуть!
* По-видимому, эта песня была сложена на поэтическом турнире на заданную тему о кукушке.
吾屋前之
花橘乎
霍公鳥
来不喧地尓
令落常香
わがやどの
はなたちばなを
ほととぎす
きなかずつちに
ちらしてむとか
На померанцах возле дома моего
Цветут цветы, а песнь не раздается.
Кукушка!
Неужель без песен, в тишине,
Цветам на землю здесь осыпаться придется?

大伴家持惜橘花歌一首

Песня, в которой Отомо Якамоти сожалеет о цветах померанцев

吾屋前之
花橘者
落過而
珠尓可貫
實尓成二家利
わがやどの
はなたちばなは
ちりすぎて
たまにぬくべく
みになりにけり
О, померанцев распустившихся цветы
У дома моего
Совсем опали…
Они плодами ныне стали,—
Как жемчуг можно их нанизывать на нить!
* “Как жемчуг можно их нанизывать на нить…” — см. п. 1465.
橘歌一首
遊行女婦

Песня о померанцах
сложена укарэмэ
* Укарэмэ — так назывались веселые женщины в период М. Приписанное петитом, это указание является позднейшим предположением об авторе песни (см. п. 966).
君家乃
花橘者
成尓家利
花乃有時尓
相益物乎
きみがいへの
はなたちばなは
なりにけり
はななるときに
あはましものを
У померанцев, что так пышно расцвели
В саду у дома летнею порою,—
Теперь плоды…
Когда цвели цветы,
Как я мечтала встретиться с тобою!
* “Когда цвели цветы, как я мечтала встретиться с тобою” — т. е. полюбоваться вместе на расцветшие цветы. В старину друзья и возлюбленные специально встречались, чтобы вместе полюбоваться на цветы, луну и т. п.
大伴村上橘歌一首

Песня о цветах померанцев, сложенная Отомо Мураками

吾屋前乃
花橘乎
霍公鳥
来鳴令動而
本尓令散都
わがやどの
はなたちばなを
ほととぎす
きなきとよめて
もとにちらしつ
На ветвях цветущих померанцев,
Что растут у дома моего,
Прилетев, кукушка плакала так громко,
Что опали наземь
Лепестки цветов…

五月之
花橘乎
為君
珠尓社貫
零巻惜美
さつきの
はなたちばなを
きみがため
たまにこそぬけ
ちらまくをしみ
О померанцы, распустившиеся в мае!
Чтоб показать, мой милый, их тебе,
Я жемчугом на нить
Нанизывать их стану,
Ведь, если опадут, так будет жаль!
* “Я жемчугом на нить нанизывать их стану” — см. п. 1465.
暇無
五月乎尚尓
吾妹兒我
花橘乎
不見可将過
いとまなみ
さつきをすらに
わぎもこが
はなたちばなを
みずかすぎなむ
Досуга нет, и даже месяц май
Пройдет, наверно, для меня напрасно,
И не увижу я
Цветов татибана,
Что расцвели у дома милой девы!
* Татибана — померанцы, цветут в мае. (пятом месяце лунного календаря, сацуки, середина лета).
* Хотя это самостоятельная песня, но звучит как ответ на п. 1498 (СН).
大伴家持<攀>橘花贈坂上大嬢歌一首
并短歌

Песня Отомо Якамоти, посланная своей возлюбленной — старшей дочери Отомо Саканоэ с цветами померанцев
И танка

伊加登伊可等
有吾屋前尓
百枝刺
於布流橘
玉尓貫
五月乎近美
安要奴我尓
花咲尓家里
朝尓食尓
出見毎
氣緒尓
吾念妹尓
銅鏡
清月夜尓
直一眼
令覩麻而尓波
落許須奈
由<米>登云管
幾許
吾守物乎
宇礼多伎也
志許霍公鳥
暁之
裏悲尓
雖追雖追
尚来鳴而

地尓令散者
為便乎奈美
<攀>而手折都
見末世吾妹兒
いかといかと
あるわがやどに
ももえさし
おふるたちばな
たまにぬく
さつきをちかみ
あえぬがに
はなさきにけり
あさにけに
いでみるごとに
いきのをに
あがおもふいもに
まそかがみ
きよきつくよに
ただひとめ
みするまでには
ちりこすな
ゆめといひつつ
ここだくも
わがもるものを
うれたきや
しこほととぎす
あかときの
うらがなしきに
おへどおへど
なほしきなきて
いたづらに
つちにちらせば
すべをなみ
よぢてたをりつ
みませわぎもこ
О, когда же,
О, когда?—
Думал я, и в этот миг
Возле дома моего
Среди множества ветвей
Померанцы расцвели!
И цветы раскрылись так,
Будто вот опасть должны!
Рано поутру и днем,
Каждый раз, как выхожу,
Все любуюсь, говоря:
“Рано опадать!
Подождите, чтобы я
Дал полюбоваться ей,
Хоть один недолгий миг,
Ночью с ясною луной —
Зеркалом светлей воды,—
Ей, которую любить
Долго буду, до конца,
До пределов дней моих!”
Так цветы я заклинал
Для тебя.
И как потом
Я негодовал,
Глядя на кукушку ту,
На противную, что здесь
Рано на заре,
В час печальный,
Вновь и вновь
Прилетала громко петь,
Заставляя облетать
Лепестки моих цветов
Понапрасну!..
И тогда
Не осталось ничего
Мне другого, как сорвать
Для тебя эти цветы.—
Полюбуйся же на них,
Милая моя!
* Осыпающиеся от громкого пения кукушки лепестки померанцев не только гиперболический образ. Увядание цветов померанца совпадает со временем, когда кукушка особенно громко поет. Предполагают, что песня была послана незадолго до свадьбы Якамоти со своей возлюбленной.
望降
清月夜尓
吾妹兒尓
令覩常念之
屋前之橘
もちぐたち
きよきつくよに
わぎもこに
みせむとおもひし
やどのたちばな
Померанцы, что цветут передо мною,
Возле дома, среди множества ветвей,
Как хотел бы
Ночью с ясною луною
Показать возлюбленной моей!

妹之見而
後毛将鳴
霍公鳥
花橘乎
地尓落津
いもがみて
のちもなかなむ
ほととぎす
はなたちばなを
つちにちらしつ
Пусть бы ты полюбовалась ими,
А потом могла бы и кукушка петь,
Ведь в цвету, раскрывшись, померанцы
Из-за песни громкой понапрасну
Могут слишком рано облететь!

鴬之
生卵乃中尓
霍公鳥
獨所生而
己父尓
似而者不鳴
己母尓
似而者不鳴
宇能花乃
開有野邊従
飛翻
来鳴令響
橘之
花乎居令散
終日
雖喧聞吉
幣者将為
遐莫去
吾屋戸之
花橘尓
住度鳥
うぐひすの
かひごのなかに
ほととぎす
ひとりうまれて
ながちちに
にてはなかず
ながははに
にてはなかず
うのはなの
さきたるのへゆ
とびかけり
きなきとよもし
たちばなの
はなをゐちらし
ひねもすに
なけどききよし
まひはせむ
とほくなゆきそ
わがやどの
はなたちばなに
すみわたれとり
Случилось раз у соловья —
Из соловьиного яйца
Кукушка
Родилась на свет,
Она не пела,
Как отец,
И не умела петь,
Как мать,
И прилетев сюда, с полей,
Где расцвели унохана,
Так громко стала распевать,
Что померанцев лепестки
На землю стали опадать,
И пела целый долгий день,
Но сладко было слушать мне…
Не улетай же далеко!
Тебе взамен подарок дам!
Здесь, где находится мой дом,
Средь померанцевых цветов
Ты поселись, живи всегда
И целый день мне песни пой!
* Легенда о кукушке была широко распространена в старину. О ней упоминается и в п. 4166. Эта нагаута цитируется в позднейших книгах и произведениях (СН).
* Унохана — летние цветы, считаются любимыми цветами кукушки, как и померанцы.
霍公鳥
花橘之
枝尓居而
鳴響者
花波散乍
ほととぎす
はなたちばなの
えだにゐて
なきとよもせば
はなはちりつつ
Когда кукушка громко распевает
На ветках померанцевых цветов,
От громкой песни
С молодых кустов
Цветы на землю лепестки роняют…

霍公鳥
来居裳鳴香
吾屋前乃
花橘乃
地二落六見牟
ほととぎす
きゐもなかぬか
わがやどの
はなたちばなの
つちにおちむみむ
Кукушка, не споешь ли свои песни,
Не явишься ли ты ко мне?
Хочу смотреть,
Как будут наземь падать
У дома моего цветы татибана!

橘之
林乎殖
霍公鳥
常尓冬及
住度金
たちばなの
はやしをうゑむ
ほととぎす
つねにふゆまで
すみわたるがね
Я посажу здесь
Лес из померанцев,
Чтобы кукушка милая моя
Всегда в лесу моем жила,
Пока суровая зима в нем не наступит!
* Померанцы и унохана считаются любимыми цветами кукушки. Она обычно начинает петь, когда расцветают унохана и живет среди померанцевых деревьев, поэтому автор песни и собирается посадить лес из померанцев.
風散
花橘𠮧
袖受而
為君御跡
思鶴鴨
かぜにちる
はなたちばなを
そでにうけて
きみがみあとと
しのひつるかも
Цветы татибана,
Что падали от ветра,
В рукав собрав,
С любовью берегла,
Как след любимого, что посетил меня!
* Рукав в японской одежде одновременно служит и карманом.
香細寸
花橘乎
玉貫
将送妹者
三礼而毛有香
かぐはしき
はなたちばなを
たまにぬき
おくらむいもは
みつれてもあるか
Болея, не ослабла ли она,
Любимая, что собиралась мне послать,
Душистые цветы татибана,
Как жемчуг, нанизав
Их лепестки на нить?
* Лепестки татибана (померанцев) нанизывают на нить и посылают в качестве подарка (см. п. 1465, 1490, 1502).
霍公鳥
来鳴響
橘之
花散庭乎
将見人八孰
ほととぎす
きなきとよもす
たちばなの
はなちるにはを
みむひとやたれ
О, кто же будет тот, кто явится сюда
Взглянуть на сад, где опадают лепестки
Цветов татибана,
Где громко так поет
Кукушка, прилетевшая ко мне?

吾屋前之
花橘者
落尓家里
悔時尓
相在君鴨
わがやどの
はなたちばなは
ちりにけり
くやしきときに
あへるきみかも
Цветы душистых померанцев,
Что расцвели у дома моего,
Осыпались сейчас.
О, встретиться с тобою
Нам нынче довелось в печальный час!

雨間開而
國見毛将為乎
故郷之
花橘者
散家<武>可聞
あままあけて
くにみもせむを
ふるさとの
はなたちばなは
ちりにけむかも
Дождь перестанет, и тогда смогу
Страною милою полюбоваться.
Но ведь в родном селе
Цветы татибана,
Наверно, нынче стали осыпаться!
* Речь идет о прежней столице в Асука, которая славилась обилием померанцевых цветов.

花落里尓
通名者
山霍公鳥
将令響鴨
たちばなの
はなちるさとに
かよひなば
やまほととぎす
とよもさむかも
Когда б я приходил
В село, где опадают
На землю пышные цветы татибана,
Кукушка горная заметила б меня,
И, верно б, громко песни распевала!
* Песня сложена в аллегорическом плане: когда приходил бы к возлюбленной, шумела бы громко молва (НКБТ).
五月山
花橘尓
霍公鳥
隠合時尓
逢有公鴨
さつきやま
はなたちばなに
ほととぎす
こもらふときに
あへるきみかも
О милый мой, с кем встретиться пришлось
В счастливый час, когда кукушка
Укрылась в гуще померанцевых цветов,
Расцветших нынче очень пышно
Средь распростертых майских гор!
* Май (сацуки) по лунному календарю — летний месяц. В это время обычно прилетает кукушка. В песне подразумевается, что, укрывшись в цветах, она будет петь, и поэтому с особой радостью подчеркивается, что встреча произошла именно в это время (см. п. 1958).
片搓尓
絲𠮧曽吾搓
吾背兒之
花橘乎
将貫跡母日手
かたよりに
いとをぞわがよる
わがせこが
はなたちばなを
ぬかむとおもひて
С одной лишь стороны
Я нить свою кручу:
Все думаю,
Что милый мой нанижет
На эту нить цветы татибана!

吾社葉
憎毛有目
吾屋前之
花橘乎
見尓波不来鳥屋
われこそば
にくくもあらめ
わがやどの
はなたちばなを
みにはこじとや
Пусть даже я
Тебе совсем не мил,
Но на расцветшие цветы татибана,
Что здесь растут у дома моего,
Ужели не придешь полюбоваться ты?

橘乎
守部乃五十戸之
門田年稲
苅時過去
不来跡為等霜
たちばなを
もりべのさとの
かどたわせ
かるときすぎぬ
こじとすらしも
Охраняют померанцы сторожа…
“Сторожа” — зовут село, где я живу,
У ворот созрел на поле ранний рис,
Сроки жатвы миновали все давно,
Верно, ты решил ко мне не приходить…
* Цветы татибана (померанцы) и плоды очень ценились в старину, и их тщательно оберегали, поэтому “охранять татибана” стало привычным словосочетанием (мк). Когда упоминают татибана, возникает ассоциация со словами “морибэ”, “мору” — “сторож”, “охранять”, “сторожить”.
橘之
嶋宮尓者
不飽鴨
佐<田>乃岡邊尓
侍宿為尓徃
たちばなの
しまのみやには
あかぬかも
さだのをかへに
とのゐしにゆく
Ах, во дворце Сима,
В Татибана,
Излить своё не в силах горе,
Идут они к холму печальному Сада
Нести торжественно охрану.

今もかも
さきにほふらむ
橘の
こしまのさきの
山吹の花
いまもかも
さきにほふらむ
たちはなの
こしまのさきの
やまふきのはな
Верно, там, у реки,
на дальнем мысу Татибана,
в первозданной красе
распустились и благоухают
ямабуки — дикие розы…
103. Татибана — дикий мандарин Citrus deliciosa Tenore; мыс на берегу р. Удзи. Ямабуки — дикие розы желтого цвета Kerria japonica.
さつきまつ
花橘の
かをかけは
昔の人の
袖のかそする
さつきまつ
はなたちはなの
かをかけは
むかしのひとの
そてのかそする
В пору пятой луны
аромат мандаринов цветущих
вдруг напомнил о той,
чьей одежды благоуханной
рукава стелил в изголовье…
111. Включено в «Исэ-моногатари» (№ 60). Дикий мандарин (татибана, Citrus deliciosa Tenore) — относится к 4-й луне.
けさきなき
いまたたひなる
郭公
花たちはなに
やとはからなむ
けさきなき
いまたたひなる
ほとときす
はなたちはなに
やとはからなむ
Нынче утром в мой сад
залетела из леса кукушка —
верно, в дальнем пути
отдохнуть немного решила
на цветущих ветвях мандарина…

やとりせし
花橘も
かれなくに
なとほとときす
こゑたえぬらむ
やとりせし
はなたちはなも
かれなくに
なとほとときす
こゑたえぬらむ
Не увяли цветы
на ветках того мандарина,
где нашла ты ночлег, —
отчего же тогда, кукушка,
больше песен твоих не слышно?..

葦引の
山たちはなれ
行く雲の
やとりさためぬ
世にこそ有りけれ
あしひきの
やまたちはなれ
ゆくくもの
やとりさためぬ
よにこそありけれ
От вершины горы,
где ныне цветут мандарины,
тучка вдаль унеслась
и блуждает одна по небу —
так и я живу в этом мире…

わかこひを
しのひかねては
あしひきの
山橘の
色にいてぬへし
わかこひを
しのひかねては
あしひきの
やまたちはなの
いろにいてぬへし
Если больше невмочь
от света таить наши чувства —
пусть любовь расцветет
цветом горного мандарина,
что красуется на утесе!..

たちはな

をののしけかけ
たちはな

をののしけかけ
Дикие мандарины

Оно-но Сигэкагэ

雨そそく
花橘に
風すぎて
山ほととぎす
雲に鳴くなり
あめそそく
はなたちばなに
かぜすぎて
やまほととぎす
くもになくなり
Льёт дождь...
По цветам померанцев
Пронёсся ветер,
А там, за тучами,
Плачет кукушка...

ゆく末を
たれしのべとて
ゆふ風に
ちぎりかおかむ
宿の橘
ゆくすゑを
たれしのべとて
ゆふかぜに
ちぎりかおかむ
やどのたちばな
Вспомнишь ли обо мне,
Когда уйду навеки?
Пусть хоть вечерний ветер
Принесёт тебе
Цветущих померанцев аромат.

帰り来ぬ
昔を今と
思ひ寝の
夢の枕に
にほふ橘
かへりこぬ
むかしをいまと
おもひねの
ゆめのまくらに
にほふたちばな
«О, дни невозвратимые!
Если б вернуть вас снова!»
И с этой мыслью задремала я,
А ветер к изголовию принёс
Чудесный запах померанцев.
* Можно увидеть намёк на песню из лирической повести «Исэ моногатари»:
Снова и снова,
Как крутится
Пряжи старинной моток,
Хочется мне возвратить
То, что было.
橘の
花散る軒の
しのぶ草
昔をかけて
露ぞこぼるる
たちばなの
はなちるのきの
しのぶくさ
むかしをかけて
つゆぞこぼるる
Осыпался цвет померанцев
На изгородь, на стреху крыши, —
И, как росинки на траве синобу,
Слёзы воспоминаний
Навернулись на глаза.
* Трава синобу — тип мха, растёт под стрехой заброшенных домов (потому часто называется также ноки синобу — «трава под стрехой»), на камнях и скалах, на стволах старых деревьев. В поэзии — традиционный образ заброшенности, покинутости.

五月闇
短き夜半の
うたた寝に
花橘の
袖にすずしき
さつきやみ
みぢかきよはの
うたたねに
はなたちばなの
そでにすずしき
Майская ночь коротка...
На миг забывшись,
Ощутил на рукаве
Цветущих померанцев аромат:
Повеяло прохладой...

たづぬべき
人は軒ばの
ふるさとに
それかとかほる
庭の橘
たづぬべき
ひとはのきばの
ふるさとに
それかとかほる
にはのたちばな
Тебя я ждал... Увы, напрасно!
Лишь запах померанцевых цветов
У стрехи дома старого
Напомнил рукавов
Знакомый аромат.

ほととぎす
花橘の
香をとめて
鳴くは昔の
人や恋しき
ほととぎす
はなたちばなの
かをとめて
なくはむかしの
ひとやこひしき
На запах померанцевых цветов
Кукушка прилетела
И поёт,
Как будто о любимом
С тоскою вспоминает.

橘の
にほふあたりの
うたた寝は
夢も昔の
袖の香ぞする
たちばなの
にほふあたりの
うたたねは
ゆめもむかしの
そでのかぞする
Под сению пахучих померанцев
Забылась на мгновение —
И в грёзах
Ощутила аромат
Родных когда-то рукавов.
* Поэтесса использует приём «следования песне-прототипу» — танка неизвестного автора из «Кокинсю» («Песни лета»):
О, запах померанцев,
Ждущих мая!
Как живо он напомнил
Аромат
Родных когда-то рукавов!

今年より
花咲きそむる
橘の
いかで昔の
香ににほふらむ
ことしより
はなさきそむる
たちばなの
いかでむかしの
かににほふらむ
Лишь первый год
Зацвёл в саду душистый померанец,
Но почему-то вдруг
Напомнил аромат
Тех рукавов, когда-то близких.
* Намёк на песню из «Кокинсю» (см. коммент. 245). Можно увидеть и ещё одну ассоциацию — с танка из «Дневника» Цураюки («Тоса никки»):
Века стоит.
Лелея твою память,
Заброшенный приют,
Но источают слив цветы
Всё тот же аромат.
夕暮れは
いづれの雲の
名残とて
花橘に
風の吹くらむ
ゆふぐれは
いづれのくもの
なごりとて
はなたちばなに
かぜのふくらむ
Сумерки...
Запах цветов померанца ветер принёс.
Не в память ли об ароматном облаке,
Что от тебя осталось,
Устремившись ввысь?
* ...об ароматном облаке, что от тебя осталось... — со времён «Манъёсю» существовало поверье, что дым от погребального костра превращается в облако (или в тучу). Перекликается с песней Гэндзи из романа «Гэндзи моногатари»:
Почудится вдруг:
То не туча, а дым
От костра погребального...
И таким неожиданно близким
Ночное покажется небо.
あらざらむ
後しのべとや
袖の香を
花橘に
とどめおきけむ
あらざらむ
のちしのべとや
そでのかを
はなたちばなに
とどめおきけむ
Быть может, сам не ведая,
Ты передал цветам
Благоуханье рукавов своих, —
Чтоб вспоминал с тоской я
О прошлых днях.
* Цветущие померанцы, в особенности их аромат, — постоянный образ воспоминаний о прошлом. В песне улавливается намёк на уже упоминавшуюся (см. коммент. 245, т. 1) танка неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Песни лета» [139]):
О, запах померанцев,
Ждущих мая!
Как живо он напомнил
Аромат
Родных когда-то рукавов!
吹く風に
花橘や
にほふらむ
昔おぼゆる
けふの庭かな
ふくかぜに
はなたちばなや
にほふらむ
むかしおぼゆる
けふのにはかな
Разносит ветер
Нежный аромат
Цветущих померанцев.
Это напоминает мне время,
Когда Будда проповедовал сутру о Лотосе.


本我立
下枝取
成哉君
問子等
たちばなの
もとにわをたて
しづえとり
ならむやきみと
とひしこらはも
Когда под деревом татибана
Стоял я,
Милая моя, что ветку нижнюю взяла,
Спросила:
“Мы счастливы с тобою будем, милый?”

吾妹子
不相久
馬下乃
阿倍橘乃
蘿生左右
わぎもこに
あはずひさしも
うましもの
あへたちばなの
こけむすまでに
О, так давно мы не встречались
Наедине с возлюбленной моей,
Что на прекрасных померанцах
В Абэ
Зеленый мох покрыл стволы.

足引乃
山橘之
色出而
吾戀南雄
<人>目難為名
あしひきの
やまたちばなの
いろにいでて
あはこひなむを
ひとめかたみすな
Как яркие цветы татибана
Средь распростертых гор
Окраску не скрывают,
Открыто буду я любить тебя.
Ты глаз людских не бойся, дорогая.

近江之海
泊八十有
八十嶋之
嶋之埼邪伎
安利立有
花橘乎
末枝尓
毛知引懸
仲枝尓
伊加流我懸
下枝尓
<比>米乎懸
己之母乎
取久乎不知
己之父乎
取久乎思良尓
伊蘇婆比座与
伊可流我等<比>米登
あふみのうみ
とまりやそあり
やそしまの
しまのさきざき
ありたてる
はなたちばなを
ほつえに
もちひきかけ
なかつえに
いかるがかけ
しづえに
ひめをかけ
ながははを
とらくをしらに
ながちちを
とらくをしらに
いそばひをるよ
いかるがとひめと
В море, в Оми, на пути
Множество причалов есть,
Множество есть островов,
И на каждом мысе там
Возвышается, стоит
Померанец весь в цвету.
На ветвях его вверху
Всюду виден птичий клей
Посредине, на ветвях,—
Икаруга в плен поймать;
На ветвях его внизу —
Бедную химэ словить.
И, не зная про судьбу
Матери родной,
И не зная про судьбу
Милого отца,
Забавляются, играют
Милые птенцы,
Забавляются, играют
Икаруга и химэ…
* Песня описывает один из способов ловли птиц и рассматривается как детская песенка времен Оми (667–673). Однако есть предположение, что в ней аллегорически передана подготовка нападения сына императора Тэндзи — принца Отомо-но одзи на императора Тэмму. Птицы икаруга и химэ аллегорически изображают двух сыновей императора Тэмму. СН считает, что так или иначе это произведение связано со временем правления императора Тэндзи в провинции Оми (см. п. 199).
* Икаруга — название птицы, японский дубонос, зимняя птица, прилетающая осенью, а весной улетающая в северные края.
* Химэ или симэ—разновидность дубоноса (см. икаруга).
然有社
<年>乃八歳𠮧
鑚髪乃
吾同子𠮧過

末枝乎過而
此河能
下<文>長
汝情待
しかれこそ
としのやとせを
きりかみの
よちこをすぎ
たちばなの
ほつえをすぎて
このかはの
したにもながく
ながこころまて
Ведь и я тебя люблю,
Оттого-то много лет
С детства, с той поры,
Когда
Стригли волосы мои,
С той поры, как поднялась
Я, как померанца ветвь
У верхушки молодой,
Долго так и глубоко
Скрыто,
Как на дне реки,
В сердца глубине всегда
Я ждала твою любовь.

物不念
路行去裳
青山乎
振酒見者
都追慈花
尓太遥越賣
作樂花
佐可遥越賣
汝乎叙母
吾尓依云
吾乎叙物
汝尓依云
汝者如何念也
念社
歳八<年>乎
斬髪
与知子乎過
橘之
末枝乎須具里
此川之
下母長久
汝心待
ものもはず
みちゆくゆくも
あをやまを
ふりさけみれば
つつじばな
にほえをとめ
さくらばな
さかえをとめ
なれをぞも
われによすといふ
われをぞも
なれによすといふ
なはいかにおもふや
おもへこそ
としのやとせを
きりかみの
よちこをすぎ
たちばなの
ほつえをすぐり
このかはの
したにもながく
ながこころまて
Не печалясь ни о чем,
Я хотел свой путь пройти,
Но когда взглянул кругом
На покров весенних гор,
Словно цуцудзи цветы,
Ароматами полна
Дева вспомнилася мне.
Словно сакура цветы,
Блеска вешнего полна
Дева вспомнилася мне.
Говорят, ведь это ты
Мне принадлежать должна?
Говорят, ведь это я
Предназначен для тебя?
Что ты думаешь, скажи!
Думаю я так:
Я давно тебя люблю,
Уже долгих восемь лет,
С детства, с той поры,
Когда
Стригли волосы мои
И ребенком я была.
С той поры, как поднялась
Я, как померанца ветвь
У верхушки молодой,
Долго так и глубоко,
Скрыто,
Как на дне реки,
В сердца глубине всегда
Я ждала твою любовь!
* Наиболее древний вариант песен 3305 и 3307, объединенных в одной нагаута, где одна половина сложена от лица мужчины, а вторая — от лица женщины (см. п. 3305).
多知婆奈乃
古婆乃波奈里我
於毛布奈牟
己許呂宇都久思
伊弖安礼波伊可奈
たちばなの
こばのはなりが
おもふなむ
こころうつくし
いであれはいかな
Ах, в Татибана, в Коба,
Девочка живёт одна.
Верно, грустно ей.
Хороша душой она,—
Что ж, пойду-ка я скорее к ней!

乎佐刀奈流
波奈多知波奈乎
比伎余治弖
乎良無登須礼杼
宇良和可美許曽
をさとなる
はなたちばなを
ひきよぢて
をらむとすれど
うらわかみこそ
Нежный померанцевый цветок,
Что расцвёл в селении моем,
Притянул к себе, хотел сорвать,
Но оставил, не сорвал его тогда,
Очень был уж молод тот цветок!
* Померанцевый цветок — метафора возлюбленной.
和我夜度乃
波奈多知<婆>奈波
伊多都良尓
知利可須具良牟
見流比等奈思尓
わがやどの
はなたちばなは
いたづらに
ちりかすぐらむ
みるひとなしに
Распустившиеся пышно померанцы,
Что растут у дома моего,
Верно, понапрасну
Будут осыпаться,
Ты не полюбуешься на них…

橘之
光有長屋尓
吾率宿之
宇奈為放尓
髪擧都良武香
たちばなの
てれるながやに
わがゐねし
うなゐはなりに
かみあげつらむか
Дитя прелестное мое,
Что приводил я спать в нагая,
Когда плоды татибана сверкали,
Наверное, уже ханари
И делает прическу, как большая?

多知婆奈波
常花尓毛歟
保登等藝須
周無等来鳴者
伎可奴日奈家牟
たちばなは
とこはなにもが
ほととぎす
すむときなかば
きかぬひなけむ
О померанцы, расцветающие в мае,
Хочу, чтоб вечными цветами были вы.
Кукушка, говорят, живет меж вами,
И если б прилетела петь сюда,
Ведь не было бы дня, чтоб пенья не слыхали!
* Померанцы — см. п. 1958.
保登等藝須
奈尓乃情曽
多知花乃
多麻奴久月之
来鳴登餘牟流
ほととぎす
なにのこころぞ
たちばなの
たまぬくつきし
きなきとよむる
Кукушка,
Что на сердце у тебя?
Ведь месяц весь, пока цветы татибана
На нить, как жемчуг, нижут, прилетаешь
И громко плачешь около меня…
* “На нить, как жемчуг, нижут…” — см. п. 1465. Померанцы, как и ирисы и цветы оти, имеют лекарственное значение. Они нанизываются на нить и хранятся в парчовых мешочках. Называется это “кусури-дама” — “лекарственный жемчуг”. В подражание китайским обычаям кусури-дама приурочивают к 5-му дню 5-го месяца. Плоды нанизывают на пятицветные нити. Считается, что этот обычай помогает избежать простуды и очиститься от грехов.
橘乃
尓保敝流香可聞
保登等藝須
奈久欲乃雨尓
宇都路比奴良牟
たちばなの
にほへるかかも
ほととぎす
なくよのあめに
うつろひぬらむ
О, слышен ли, как раньше, аромат
Цветов татибана, что распустились здесь?
Наверно, от дождя,
Что нынче ночью лил,
Когда кукушка пела, он исчез…

橘乃
尓保敝流苑尓
保登等藝須
鳴等比登都具
安美佐散麻之乎
たちばなの
にほへるそのに
ほととぎす
なくとひとつぐ
あみささましを
В саду, где красотой сейчас сверкают
У померанцев распустившихся цветы,
Сказали люди мне: “Кукушка распевает”.
Хочу расставить сеть,
Чтобы не скрылась ты.
* См. п. 1958.
鶉鳴
布流之登比等波
於毛敝礼騰
花橘乃
尓保敷許乃屋度
うづらなく
ふるしとひとは
おもへれど
はなたちばなの
にほふこのやど
Пусть люди думают, что это старый дом,
Где плачет удзура,
Я не скажу ни слова —
Ведь все равно цветы татибана
Сверкают красотой и у такого дома.
* Удзура — японский перепел, живет обычно на крышах старых и полуразрушенных домов, ассоциируется с печалью, является плохой приметой (см. кн. XVI). Якамоти называет свой дом старым, так как он находится в старой столице.
和我夜度能
花橘乎
波奈其米尓
多麻尓曽安我奴久
麻多婆苦流之美
わがやどの
はなたちばなを
はなごめに
たまにぞあがぬく
またばくるしみ
Прекрасные цветы татибана
У дома моего,
Плодов не ожидая,
Как жемчуг дорогой, на нить я нанижу,—
Ведь ждать тебя в разлуке будет тяжко.

多知婆奈能
登乎能多知<婆>奈
夜都代尓母
安礼波和須礼自
許乃多知婆奈乎
たちばなの
とをのたちばな
やつよにも
あれはわすれじ
このたちばなを
Померанцев пышные цветы,
Что склонили ветви до земли,
Пусть пройдут столетья,
Я не позабуду
Этих померанцев пышные цветы.
* Сады дома Татибана славились померанцевыми деревьями. Используя игру слов (“Татибана”—фамилия Мороэ и померанец), она иносказательно говорит о том, что никогда не забудет его преданности.
多知婆奈能
之多泥流尓波尓
等能多弖天
佐可弥豆伎伊麻須
和我於保伎美可母
たちばなの
したでるにはに
とのたてて
さかみづきいます
わがおほきみかも
В саду, что блеском озарен повсюду
И весь сияет померанцев красотой,
Дворец воздвигла ты,
Устроив пир нам пышный,
О государыня великая моя!
* В песне речь идет о пире, устроенном во дворце, воздвигнутом в померанцевых садах Татибана. Эта песня, как и последующая, была сложена на пиру и поднесена императрице.
都奇麻知弖
伊敝尓波由可牟
和我佐世流
安加良多知婆奈
可氣尓見要都追
つきまちて
いへにはゆかむ
わがさせる
あからたちばな
かげにみえつつ
Луны дождавшись,
Я домой пойду,
И красный цвет созревших померанцев,
Что украшают голову мою,
В лучах луны начнет переливаться.

等許余物能
己能多知婆奈能
伊夜弖里尓
和期大皇波
伊麻毛見流其登
とこよもの
このたちばなの
いやてりに
わごおほきみは
いまもみるごと
Как яркие цветы расцветших померанцев,
Цветы страны бессмертья,
Так и ты,
О государыня моя, сверкай вовеки
Такой же славою, как видим мы сейчас!
* Эта и последующая песня относятся к тому же времени, что предыдущие, и обращены также к императрице Гэнсё. Это приветственная песня, сложенная, по-видимому, на пиру и восхваляющая хозяйку пира.
* Цветы страны бессмертия (токоёмоно) — так называли померанцы, вечнозеленые деревья, по легенде, завезенные в Японию из страны бессмертия.
大皇波
等吉波尓麻佐牟
多知婆奈能
等能乃多知婆奈
比多底里尓之弖
おほきみは
ときはにまさむ
たちばなの
とののたちばな
ひたてりにして
О государыня великая моя!
Будь вечной ты, как вечны эти скалы.
Как пышные цветы татибана
В дворце прославленных князей Татибана,
Ты славою сверкай неугасимой!

保<登等>藝須
伊登祢多家口波
橘<乃>
<播>奈治流等吉尓
伎奈吉登余牟流
ほととぎす
いとねたけくは
たちばなの
はなぢるときに
きなきとよむる
Кукушка,
Нехорошая такая,
Я на тебя с досадою смотрю.
Когда цветы на померанцах отцветают,
Тогда ты прилетаешь громко петь.

珠洲乃安麻能
於伎都美可未尓
伊和多利弖
可都伎等流登伊布
安波妣多麻
伊保知毛我母
波之吉餘之
都麻乃美許<登>能
許呂毛泥乃
和可礼之等吉欲
奴婆玉乃
夜床加多<左>里
安佐祢我美
可伎母氣頭良受
伊泥氐許之
月日余美都追
奈氣久良牟
心奈具佐<尓>
保登等藝須
伎奈久五月能
安夜女具佐
波奈多知<婆>奈尓
奴吉麻自倍
可頭良尓世餘等
都追美氐夜良牟
すすのあまの
おきつみかみに
いわたりて
かづきとるといふ
あはびたま
いほちもがも
はしきよし
つまのみことの
ころもでの
わかれしときよ
ぬばたまの
よとこかたさり
あさねがみ
かきもけづらず
いでてこし
つきひよみつつ
なげくらむ
こころなぐさに
ほととぎす
きなくさつきの
あやめぐさ
はなたちばなに
ぬきまじへ
かづらにせよと
つつみてやらむ
Ах, когда бы мне иметь
Белый жемчуг дорогой,
Что находят, говорят,
Рыбаки в стране Сусу
У владыки синих вод
На глубоком дне морском.
Божество — моя жена,
Что любима нежно мной,
С той поры, как я ушел
И покинул твой рукав,
Что служил подушкой мне,
Ягод тутовых черней
Черной ночью
Ты одна
Без меня на ложе спишь.
Пряди спутанных волос
Не расчешешь поутру,
Все, наверное, грустишь
И считаешь каждый раз
Снова месяцы и дни,
Что проводишь ты в тоске.
Чтоб тебя утешить, я
Белый жемчуг заверну
И пошлю его тебе,
Чтобы с ирисом могла,
С померанцевым цветком
Нанизать его на нить
В мае радостном, когда
Прилетит кукушка петь,
Чтобы ты сплела себе
Дивной красоты венок.
* Об обычае украшать себя венками см. п. 4035.
* Рыбаки из Сусу — возможно, моряки, кочевавшие изолированными группами, которые образовали хутора, сохранившиеся и теперь в уезде Фугэси провинции Ното. (К. Мор.).
白玉乎
都々美氐夜良<婆>
安夜女具佐
波奈多知婆奈尓
安倍母奴久我祢
しらたまを
つつみてやらば
あやめぐさ
はなたちばなに
あへもぬくがね
Я белые жемчужины возьму,
Их заверну и отошлю тебе.
С цветами ириса
И с померанцевым цветком
Хочу, чтоб ты вплела в венок себе.

可氣麻久母
安夜尓加之古思
皇神祖<乃>
可見能大御世尓
田道間守
常世尓和多利
夜保許毛知
麻為泥許之登吉
時<及>能
香久乃菓子乎
可之古久母
能許之多麻敝礼
國毛勢尓
於非多知左加延
波流左礼婆
孫枝毛伊都追
保登等藝須
奈久五月尓波
波都波奈乎
延太尓多乎理弖
乎登女良尓
都刀尓母夜里美
之路多倍能
蘇泥尓毛古伎礼
香具<播>之美
於枳弖可良之美
安由流實波
多麻尓奴伎都追
手尓麻吉弖
見礼騰毛安加受
秋豆氣婆
之具礼<乃>雨零
阿之比奇能
夜麻能許奴礼波
久<礼奈為>尓
仁保比知礼止毛
多知波奈<乃>
成流其實者
比太照尓
伊夜見我保之久
美由伎布流
冬尓伊多礼婆
霜於氣騰母
其葉毛可礼受
常磐奈須
伊夜佐加波延尓
之可礼許曽
神乃御代欲理
与呂之奈倍
此橘乎
等伎自久能
可久能木實等
名附家良之母
かけまくも
あやにかしこし
すめろきの
かみのおほみよに
たぢまもり
とこよにわたり
やほこもち
まゐでこしとき
ときじくの
かくのこのみを
かしこくも
のこしたまへれ
くにもせに
おひたちさかえ
はるされば
ひこえもいつつ
ほととぎす
なくさつきには
はつはなを
えだにたをりて
をとめらに
つとにもやりみ
しろたへの
そでにもこきれ
かぐはしみ
おきてからしみ
あゆるみは
たまにぬきつつ
てにまきて
みれどもあかず
あきづけば
しぐれのあめふり
あしひきの
やまのこぬれは
くれなゐに
にほひちれども
たちばなの
なれるそのみは
ひたてりに
いやみがほしく
みゆきふる
ふゆにいたれば
しもおけども
そのはもかれず
ときはなす
いやさかはえに
しかれこそ
かみのみよより
よろしなへ
このたちばなを
ときじくの
かくのこのみと
なづけけらしも
И сказать об атом вам
Трепета исполнен я…
В век далекий — век богов —
Управителей земли
Жил на свете человек
Тадзимамори.
В вечной побывав стране,
Он привез с собою нам
Веток множество
Прямых,
Словно тонкое копье,
И на них росли плоды,
Ароматные плоды
Вечно зрели на ветвях.
С трепетом приняли мы
От него чудесный дар,
И хотя тесна страна,
Всюду на ее земле
Эти ветви расцвели.
Лишь приходит к нам весна —
На ветвях цветут цветы,
А настанет месяц май
И кукушка запоет,
С веток первые цветы
Все срывают каждый раз
И возлюбленным своим
Посылают их как дар.
Прячут яркие цветы
В белотканый свой рукав,
Чтобы дивный аромат
Сохранить,
Их лепестки
Сберегают, засушив,
А созревшие плоды
Нижут, словно жемчуга,
И любуются на них,
Не насмотрятся никак.
А лишь осень настает,
Моросит унылый дождь —
И средь распростертых гор
На деревьях в вышине
Заалевшая листва
Осыпается кругом.
Но созревшие плоды
Померанцев
В эти дни
Ярко блещут на ветвях.
И еще сильней на них
Любоваться я хочу!
А когда придет зима
И падет на землю снег,
Белый иней заблестит,
Но не сохнут листья их.
Словно вечная скала,
Вечной силою полны
Золотистые плоды —
Еще ярче дивный блеск.
И, наверно, оттого,
Что не вянет свежий лист,
Со времен еще богов
Померанцев яркий плод
Справедливо все зовут
Ароматным, непростым,
Вечным золотым плодом.
[23-й день 5-й луны]
Отомо Якамоти
* Песня была сложена в 749 г., восхваляет цветы и плоды татибана — померанцев (возможно, одновременно здесь восхваляется и фамилия Татибана. Хотя в комментариях МС ничего об этом не сказано, но, судя по текстам других песен, где встречается отождествление, такое предположение имеет основание).
* Тадзимамори — потомок легендарного принца Амэнохибоко из страны Сираги, ассимилировавшийся в Японии, который был послан императором Суйнином в Вечную страну (по одним версиям — Южный Китай; по другим—в Корею) (см. “Кодзики”). Из этой страны он и привез по приказу императора ветки померанцев — татибана, которые были посажены в Японии и получили там широкое распространение. В песне указывается, что померанцы посылают в дар влюбленным, любуются ими, пропитывают их ароматом рукава, сушат лепестки, плоды их нижут на нить с лекарственной целью (см. п. 1465, 1490).
橘波
花尓毛實尓母
美都礼騰母
移夜時自久尓
奈保之見我保之
たちばなは
はなにもみにも
みつれども
いやときじくに
なほしみがほし
О померанцы, распустившиеся здесь.
Я любовался и цветами и плодами,
Но все равно без счета
Вновь и вновь
Хочу всегда налюбоваться ими!

毎時尓
伊夜目都良之久
八千種尓
草木花左伎
喧鳥乃
音毛更布
耳尓聞
眼尓視其等尓
宇知嘆
之奈要宇良夫礼
之努比都追
有争波之尓
許能久礼<能>
四月之立者
欲其母理尓
鳴霍公鳥
従古昔
可多<里>都藝都流
鴬之
宇都之真子可母
菖蒲
花橘乎
𡢳嬬良我
珠貫麻泥尓
赤根刺
晝波之賣良尓
安之比奇乃
八丘飛超
夜干玉<乃>
夜者須我良尓

月尓向而
徃還
喧等余牟礼杼
何如将飽足
ときごとに
いやめづらしく
やちくさに
くさきはなさき
なくとりの
こゑもかはらふ
みみにきき
めにみるごとに
うちなげき
しなえうらぶれ
しのひつつ
あらそふはしに
このくれの
うづきしたてば
よごもりに
なくほととぎす
いにしへゆ
かたりつぎつる
うぐひすの
うつしまこかも
あやめぐさ
はなたちばなを
をとめらが
たまぬくまでに
あかねさす
ひるはしめらに
あしひきの
やつをとびこえ
ぬばたまの
よるはすがらに
あかときの
つきにむかひて
ゆきがへり
なきとよむれど
なにかあきだらむ
Каждый новый срок в году
Удивительно хорош.
Травы разные цветут,
И деревья, и цветы.
И по-разному поют
Птицы певчие в садах.
Каждый раз, как слышу их,
Каждый раз, как вижу их,
В глубине души грущу,
И томлюсь, и сохну я,
Вспоминая каждый раз
О кукушке дорогой!
А пока тоскую я,
Приближается апрель,
И становится густа
На деревнях листва,
И кукушка там поет,
Прячась в темноте ночной.
С незапамятных времен,
Говорят, передают,
Будто правда, что она —
Соловьиное дитя!
До тех пор
Пока в саду
Девы юные, сорвав
Нежных ирисов цветы
И цветы татибана,
Не нанижут их на нить,
Словно жемчуг дорогой,
Милая кукушка та
Напролет весь долгий день
С ярко рдеющей зарей
Над вершинами летит
Ближних распростертых гор,
Ягод тутовых черней
Черной ночью напролет,
То летит она к луне
Предрассветной,
То опять возвращается назад.
И разносится в тиши
Кукование ее.
И пускай она поет,
Не устану слушать я,
Не устану никогда
Наслаждаться ею вновь!
20-й день [3-й луны]
霍公鳥
来喧五月尓
咲尓保布
花橘乃
香吉
於夜能御言
朝暮尓
不聞日麻祢久
安麻射可流
夷尓之居者
安之比奇乃
山乃多乎里尓
立雲乎
余曽能未見都追
嘆蘇良
夜須<家>奈久尓
念蘇良
苦伎毛能乎
奈呉乃海部之
潜取云
真珠乃
見我保之御面
多太向
将見時麻泥波
松栢乃
佐賀延伊麻佐祢
尊安我吉美
御面謂之美於毛和
ほととぎす
きなくさつきに
さきにほふ
はなたちばなの
かぐはしき
おやのみこと
あさよひに
きかぬひまねく
あまざかる
ひなにしをれば
あしひきの
やまのたをりに
たつくもを
よそのみみつつ
なげくそら
やすけなくに
おもふそら
くるしきものを
なごのあまの
かづきとるといふ
しらたまの
みがほしみおもわ
ただむかひ
みむときまでは
まつかへの
さかえいまさね
たふときあがきみ
Как прекрасные цветы
Померанцев, что цветут
В мае солнечном,
Когда
Прилетает громко петь
К нам кукушка,
Как цветы,
Ты прекрасна,
Мать моя!
Много, много долгих дней
Ни в ночи, ни поутру
Я не слышу речь твою,
Без тебя живу в глуши,
Дальней, как небесный свод.
И лишь издали смотрю
Я с тоской на облака,
Что встают на гребне гор,
Распростертых вдалеке.
Небо тяжких дум моих
Лишь страдания полно,
Небо горестей моих
Неспокойно у меня!
Облик сердцу дорогой,
На который я хочу
Любоваться каждый раз,
Как на жемчуг дорогой,
Что находят рыбаки
Из селения Наго
На глубоком дне морском,
Этот облик дорогой
До тех пор, пока сама
Не увижу,
До тех пор,
Благоденствуя, живи,
Чтимый глубоко мой друг!

霍公鳥
来<喧>響者
草等良牟
花橘乎
屋戸尓波不殖而
ほととぎす
きなきとよめば
くさとらむ
はなたちばなを
やどにはうゑずて
Кукушка,
Если, прилетев сюда, ты будешь громко петь,
Я вырву здесь траву
И посажу тебе у дома моего
Прекрасные цветы татибана!

春過而
夏来向者
足桧木乃
山呼等余米
左夜中尓
鳴霍公鳥
始音乎
聞婆奈都可之
菖蒲
花橘乎
貫交
可頭良久麻<泥>尓
里響
喧渡礼騰母
尚之努波由
はるすぎて
なつきむかへば
あしひきの
やまよびとよめ
さよなかに
なくほととぎす
はつこゑを
きけばなつかし
あやめぐさ
はなたちばなを
ぬきまじへ
かづらくまでに
さととよめ
なきわたれども
なほししのはゆ
Лишь пройдет пора весны,
Только лето настает,
Как средь распростертых гор
Громко слышна по ночам
Песнь кукушки вдалеке —
То поет кукушка нам.
И когда услышу я
Этой первой песни звук,
Станет сразу дорог он!
И хоть будет петь она,
Пролетая надо мной,
Наполняя все село
Громкой песнею своей,
До тех пор, пока цветок
Нежных ирисов, сорвав,
С померанцевым цветком
Не нанижем мы на нить,
Не сплетем себе венки,—
Все равно все мало мне,
Сколько ни поет она,
Снова буду слушать я,
Восхищаться ею вновь!

天離
夷等之在者
彼所此間毛
同許己呂曽
離家
等之乃經去者
宇都勢美波
物念之氣思
曽許由恵尓
情奈具左尓
霍公鳥
喧始音乎

珠尓安倍貫
可頭良伎氐
遊波之母
麻須良乎々
等毛奈倍立而
叔羅河
奈頭左比泝
平瀬尓波
左泥刺渡
早湍尓
水烏乎潜都追
月尓日尓
之可志安蘇婆祢
波之伎和我勢故
あまざかる
ひなとしあれば
そこここも
おやじこころぞ
いへざかり
としのへゆけば
うつせみは
ものもひしげし
そこゆゑに
こころなぐさに
ほととぎす
なくはつこゑを
たちばなの
たまにあへぬき
かづらきて
あそばむはしも
ますらをを
ともなへたてて
しくらがは
なづさひのぼり
ひらせには
さでさしわたし
はやきせに
うをかづけつつ
つきにひに
しかしあそばね
はしきわがせこ
Далека, как свод небес,
Эта глушь.
И здесь, и там —
Всюду, где бы ни был ты,
Одинаково в душе!
От родных теперь вдали
Годы долгие идут,
Много горя суждено
Смертным людям на земле!
И поэтому хочу
Для утехи сердца я
Первый голос соловья
С померанцевым цветком,
Словно жемчуг, нанизать
И плести себе венки,
Забавляться и гулять.
Ты же рыцарей возьми,
И плывите по реке,
Поднимаяся с трудом
По теченью Сикура,
Там, где тихая струя,
Ты ловушки ставь садэ,
Там, где быстрая струя,
Дай нырять бакланам ты,
Каждый месяц, каждый день
Забавляйся ловлей рыб,
Мой любимый, нежный друг!
9-й день
* Ловля рыбы с помощью бакланов была одним из любимых развлечений в те времена, и Якамоти, посылая бакланов другу, хочет отвлечь его от грусти по родным местам.
* “Первый голос соловья с померанцевым цветком, словно жемчуг, нанизать…” — см. п. 1465, 1490, 1542. “И плести себе венки…” — см. п. 4035.
此間尓之氐
曽我比尓所見
和我勢故我
垣都能谿尓
安氣左礼婆
榛之狭枝尓
暮左礼婆
藤之繁美尓
遥々尓
鳴霍公鳥
吾屋戸能
殖木橘
花尓知流
時乎麻<太>之美
伎奈加奈久
曽許波不怨
之可礼杼毛
谷可多頭伎氐
家居有
君之聞都々
追氣奈久毛宇之
ここにして
そがひにみゆる
わがせこが
かきつのたにに
あけされば
はりのさえだに
ゆふされば
ふぢのしげみに
はろはろに
なくほととぎす
わがやどの
うゑきたちばな
はなにちる
ときをまだしみ
きなかなく
そこはうらみず
しかれども
たにかたづきて
いへをれる
きみがききつつ
つげなくもうし
Та кукушка, что поет
За забором у тебя
Средь долины,
Милый друг,
Что отсюда мне видна,
Та кукушка, что поет
Ранним утром,
В час зари,
Средь ветвей,
Где расцвели
Хаги нежные цветы,
А в вечерний поздний час
Там, где фудзи пышный цвет,
Та кукушка эти дни
Распевает вдалеке,
Только к дому моему
Все не прилетает петь.
Я на это не ропщу,
Оттого что не настал
Срок, когда должны опасть
Померанцев лепестки
У цветов в моем саду.
Но печалюсь о другом:
То, что ты, живя, мой друг,
В доме близ долины той,
Пенье слушая не раз,
Ничего мне не сказал,
Не подал об этом весть,—
Вот о чем печалюсь я!
[Отомо Якамоти]
* В старину было принято приглашать любимого человека, друзей посмотреть на расцветшие цветы, полюбоваться красивым видом, послушать пение кукушки. Кумэ Хиронава — см. п. 4201.
此雪之
消遺時尓
去来歸奈
山橘之
實光毛将見
このゆきの
けのこるときに
いざゆかな
やまたちばなの
みのてるもみむ
Пока ещё не стаял снег,
Идемте, же со мной полюбоваться,
Как всё в снегу
Сверкают яркие плоды
В горах растущих померанцев!

安之比奇能
八峯能宇倍能
都我能木能
伊也継々尓
松根能
絶事奈久
青丹余志
奈良能京師尓
万代尓
國所知等
安美知之
吾大皇乃
神奈我良
於母保之賣志弖
豊宴
見為今日者
毛能乃布能
八十伴雄能
嶋山尓
安可流橘
宇受尓指
紐解放而
千年保伎
<保>吉等餘毛之
恵良々々尓
仕奉乎
見之貴者
あしひきの
やつをのうへの
つがのきの
いやつぎつぎに
まつがねの
たゆることなく
あをによし
ならのみやこに
よろづよに
くにしらさむと
やすみしし
わがおほきみの
かむながら
おもほしめして
とよのあかり
めすけふのひは
もののふの
やそとものをの
しまやまに
あかるたちばな
うずにさし
ひもときさけて
ちとせほき
ほきとよもし
ゑらゑらに
つかへまつるを
みるがたふとさ
Словно дерево цуга,
Что растет на пиках гор
Распростертых,
Множась там
Сотнями густых ветвей,—
Так пускай из века в век,
Не кончаясь никогда,
Вечно,
Словно у сосны корни,
Будешь продолжать
Ты правление свое
Сотни, тысячи веков,
В Нара —
Городе царей,
Дивном зеленью листвы!
Мирно правящая здесь
Государыня моя!
Божеством являясь нам,
Управляешь ты страной.
И сегодня, в этот день,
Когда пир идет у нас,
Когда славим урожай,
Много воинов лихих
Славных воинских родов
Из цветов татибана,
Что сверкают среди гор
В государевом саду,
Делают себе венки
И, украсивши чело,
Распустив у платья шнур,
Славят и желают все,
Чтобы много тысяч лет
Процветало все вокруг!
И, смотря на этот пир,
Где все люди, веселясь,
Шумно славят всей душой
Государыню свою,
Чтя ее и ей служа,
Преклоняюсь я душой.
* В песне описывается пир в честь урожая (тоё-но акари), который устраивался после подношения богам первого риса во дворце.
嶋山尓
照在橘
宇受尓左之
仕奉者
卿大夫等
しまやまに
てれるたちばな
うずにさし
つかへまつるは
まへつきみたち
Украсив головы
Цветами померанцев,
Что блеском озаряют склоны гор,
В саду твоем прислуживает чинно
Тебе вся свита славная твоя.
* “Украсив головы цветами померанцев…” — см. 1846.
多知波奈能
美袁利乃佐刀尓
父乎於伎弖
道乃長道波
由伎加弖<努>加毛
たちばなの
みをりのさとに
ちちをおきて
みちのながちは
ゆきかてのかも
Отца оставил я
В селе Миори,
Где померанцев зреют яркие плоды…
О, эти долгие пути-дороги,
Как трудно будет мне по ним идти…

多知波奈乃
之多布久可是乃
可具波志伎
都久波能夜麻乎
古比須安良米可毛
たちばなの
したふくかぜの
かぐはしき
つくはのやまを
こひずあらめかも
Ах, разве можно не любить
Гору Цукуба,
Где под цветущими татибана
Летящий ветерок исполнен аромата
Душистых распустившихся цветов?

氣能己里能
由伎尓安倍弖流
安之比奇<乃>
夜麻多知波奈乎
都刀尓通弥許奈
けのこりの
ゆきにあへてる
あしひきの
やまたちばなを
つとにつみこな
Цветок татибана
Меж распростертых гор
Сверкающий красою горделивой
Средь снега, что растаять не успел,
Хочу сорвать в подарок деве милой.
Песня Отомо Якамоти
ちはやぶる
神の御前の
橘も
もろきもともに
老いにけるかな
ちはやぶる
かみのおまへの
たちばなも
もろきもともに
をいにけるかな


更科日記 >  家居の四季 (Времена года дома)
時ならず
ふる雪かとぞ
ながめまし
花たちばなの
薫らざりせば
ときならず
ふるゆきかとぞ
ながめまし
はなたちばなの
かをらざりせば
Всем срокам вопреки
Опять метут снега —
Так мне привиделось.
Вот только
Цветущих мандаринов аромат…

橘之
嶋尓之居者
河遠
不曝縫之
吾下衣
たちばなの
しまにしをれば
かはとほみ
さらさずぬひし
あがしたごろも
Ведь живу
В селе Сима в Татибана
И от дома далеко река.
Оттого и сшила я, не выбелив совсем,
Платье нижнее свое из полотна.
* Платье сшито не выбеленным — т. е. брак состоялся без согласия родителей (МС).
* Сима, Татибана — местности с такими названиями есть в уезде Такэти, в провинции Ямато, но там есть близко река, поэтому нельзя утверждать, что именно они упомянуты в песне.
夏の夜に
こひしき人の
香をとめば
花橘ぞ
しるべなりける
なつのよに
こひしきひとの
かをとめば
はなたちばなぞ
しるべなりける


いろかへぬ
花たち花に
郭公
千世をならせる
聲きこゆなり
いろかへぬ
はなたちはなに
ほととぎす
ちよをならせる
こゑきこゆなり


たたならぬ
花たちはなの
にほひかな
よそふる袖は
たれとなけれと
たたならぬ
はなたちはなの
にほひかな
よそふるそては
たれとなけれと


風にちる
はなたちはなに
袖しめて
わかおもふいもか
手枕にせん
かせにちる
はなたちはなに
そてしめて
わかおもふいもか
たまくらにせむ
Опавшие на ветру
Цветы татибана
Скрою в рукаве,
Будут изголовьем
Пусть для любимой.

うき雲の
いさよふよひの
村雨に
おひ風しるく
にほふたちはな
うきくもの
いさよふよひの
むらさめに
おひかせしるく
にほふたちはな


わかやとの
花たちはなに
ふく風を
たか里よりと
たれなかむらん
わかやとの
はなたちはなに
ふくかせを
たかさとよりと
たれなかむらむ


をりしもあれ
花たちはなの
かをるかな
むかしをみつる
夢の枕に
をりしもあれ
はなたちはなの
かをるかな
むかしをみつる
ゆめのまくらに


五月雨に
はなたちはなの
かをる夜は
月すむ秋も
さもあらはあれ
さみたれに
はなたちはなの
かをるよは
つきすむあきも
さもあらはあれ


橘、かつら、いづれも木はものふり、大きなるよし。

А если взять апельсиновое или коричное дерево, они хороши, когда стары и велики.

花橘薫枕といへる心をよめる

藤原公衡朝臣
花橘薫枕といへる心をよめる

藤原公衡朝臣
Фудзивара Кинхира

百首歌めしける時、花橘の歌とてよませ給うける

崇徳院御製
百首歌めしける時、花橘の歌とてよませ給うける

崇徳院御製
Сутоку-ин

子の身まかりにける次の年の夏、かの家にまかりたりけるに、花橘のかをりければよめる

祝部成仲
子の身まかりにける次の年の夏、かの家にまかりたりけるに、花橘のかをりければよめる

祝部成仲
После смерти сына, посетив на следующий год летом его дом. В саду благоухали цветущие померанцы. Тогда и сложил

Хорибэ-но Наринака

たかそてに
思ひよそへて
郭公
花橘の
えたになくらん
たかそてに
おもひよそへて
ほとときす
はなたちはなの
えたになくらむ


思ふとち
ところもかへす
すみへなん
たちはなれなは
こひしかるへし
おもふとち
ところもかへす
すみへなむ
たちはなれなは
こひしかるへし


橙橘初咲霍<公>鳥飜嚶
對此時候詎不暢志
因作三首短歌以散欝結之緒耳

Начали цвести померанцы, и все время прилетает петь кукушка. Как можно в такое время не выразить своих чувств, глядя на это? Вот я и сложил три песни и только ими и утешаю загрустившее сердце.

石<川>朝臣水通橘歌一首

Песня Исикава Мимити о померанцах

後追和橘歌二首

Две песни о померанцах, сложенные позже в подражание прежним песням

「あだに散る
花橘の
にほひには
緑の衣の
香こそまさらめ
「あだにちる
はなたちばなの
にほひには
みどりのきぬの
かこそまさらめ


似たりとや
花橘を
かぎつれば
緑の香さへ
うつらざりけり」
にたりとや
はなたちばなを
かぎつれば
みどりのかさへ
うつらざりけり」


春のことにやありけむ、ものも食はで、花柑子・橘をなむ、願ひける。
春のことにやありけむ、ものも食はで、花柑子はなかうじたちばなをなむ、願ひける。


とち、ところ、たちはな

すけみ
とち、ところ、たちはな

すけみ
Сукэми

おもひきや
古き都を
立ち離れ
この國人に
ならむものとは
おもひきや
ふるきみやこを
たちはなれ
このくにひとに
ならむものとは


五月雨の
空なつかしく
にほふかな
花橘に
かぜや吹くらむ
さみだれの
そらなつかしく
にほふかな
はなたちばなに
かぜやふくらむ


昔をば
花橘の
なかりせば
なにゝつけてか
おもひいでまし
むかしをば
はなたちばなの
なかりせば
なにゝつけてか
おもひいでまし


郭公
こよひ何處に
やどるらむ
花たちばなを
人にをられて
ほととぎす
こよひいづこに
やどるらむ
はなたちばなを
ひとにをられて


ほとゝぎす
はな橘の
宿かれて
空にや草の
まくらゆふらむ
ほととぎす
はなたちばなの
やどかれて
そらにやくさの
まくらゆふらむ


橘の
したふく風や
匂ふらむ
むかしながらの
さみだれの空
たちばなの
したふくかぜや
にほふらむ
むかしながらの
さみだれのそら


立ちはなれ
小萩が原に
鳴く鹿は
道踏みまどふ
友や戀しき
たちはなれ
こはぎがはらに
なくしかは
みちふみまどふ
ともやこひしき


いとゞしく
花橘の
かをる香に
そめし形見の
袖はぬれつゝ
いとどしく
はなたちばなの
かをるかに
そめしかたみの
そではぬれつつ


五月やみ
はな橘に
吹く風は
たがさとまでか
匂ひゆくらむ
さつきやみ
はなたちばなに
ふくかぜは
たがさとまでか
にほひゆくらむ
В летней тьме
Среди цветущих померанцев
Веет ветер.
До чьего же селения
Он донесёт аромат?

宿ちかく
はな橘は
ほり植ゑじ
昔をしのぶ
つまとなりけり
やどちかく
はなたちばなは
ほりうゑじ
むかしをしのぶ
つまとなりけり


またぬ夜も
まつ夜もきゝつ
子規
はな橘の
にほふあたりは
またぬよも
まつよもききつ
ほととぎす
はなたちばなの
にほふあたりは


更科日記 >  家居の四季 (Времена года дома)
五月ついたちごろ、つま近き花橘の、いと白く散りたるをながめて、

В первый день пятой луны, любуясь цветущим мандариновым деревом у нас во дворе, сыплющим белое крошево, я сложила:

枕草子 > 37. 木の花は (Цветы на ветках деревьев)
四月のつごもり、五月のついたちのころほひ、橘の葉の濃く青きに、花のいと白う咲きたるが、雨うち降りたるつとめてなどは、世になう心あるさまにをかし。

В конце четвёртой луны или в начале пятой среди тёмной зелени померанца ослепительно белеют цветы. С чем сравнить их живую прелесть на другое утро после дождя?

家の歌合に盧橘をよめる

中納言俊忠

Сложено на поэтическом состязании дома о мандарине

Тоситада

百首の歌の中に盧橘をよめる

春宮大夫公實

Среди ста песен, о мандарине

Киндзанэ

さ月やみ
はな橘の
ありかをば
風のつてにぞ
空に知りける
さつきやみ
はなたちばなの
ありかをば
かぜのつてにぞ
そらにしりける
В летней мгле
Прячутся цветы мандарина,
И где они,
Поведал небу
Ветер.

宿ごとに
はな橘ぞ
匂ひける
一木がすゑを
かぜはふけども
やどごとに
はなたちばなぞ
にほひける
ひときがすゑを
かぜはふけども
У каждого дома
Мандарин
Расцвёл,
Пусть даже в кронах их
Задует ветер...
??

check!
枕草子 > 40. 木の花ならぬは (Деревья, прославленные не за красоту своих цветов…)
山橘。

Горный померанец.

いつしかしたり顔にも聞こえたるに、卯の花、花橘などにやどりをして、はたかくれたるも、ねたげなる心ばへなり。

Неожиданно слышится ее торжествующий голос. Она поет посреди цветущих померанцев или в зарослях унохана̀[115], прячась в глубине ветвей, у нее обидчивый нрав.
115. Унохана̀ — Deutzia crenata. Кустарник, на котором ранним летом распускаются гроздья белых цветов.
我がやどに
はなたちばなを
うゑてこそ
山ほととぎす
まつべかりけれ
わがやどに
はなたちばなを
うゑてこそ
やまほととぎす
まつべかりけれ


ほととぎす
はなたちばなは
にほふとも
身をうの花の
かきねわすれな
ほととぎす
はなたちばなは
にほふとも
みをうのはなの
かきねわすれな
Пускай благовонием
Манит тебя померанец,
Но эту изгородь,
Где унохана цветут,
Не позабудь, кукушка!

かさねては
こひえまほしき
うつりがを
はなたちばなに
けさたぐへつつ
かさねては
こひえまほしき
うつりがを
はなたちばなに
けさたぐへつつ


から衣
たちはなれにし
ままならば
かさねてものは
おもはざらまし
からころも
たちはなれにし
ままならば
かさねてものは
おもはざらまし


のきちかき
はなたちばなに
袖しめて
むかしをしのぶ
なみだつつまん
のきちかき
はなたちばなに
そでしめて
むかしをしのぶ
なみだつつまん


よのうさを
むかしがたりに
なしはてて
はなたちばなに
おもひいでめや
よのうさを
むかしがたりに
なしはてて
はなたちばなに
おもひいでめや


ことゝへよ
誰かしのばむ
郭公
なからむ跡の
宿のたちばな
こととへよ
たれかしのばむ
ほととぎす
なからむあとの
やどのたちばな


ほとゝぎす
聞けども飽かず
橘の
花散る里の
五月雨のころ
ほととぎす
きけどもあかず
たちばなの
はなちるさとの
さみだれのころ


昔思ふ
花たちばなに
音づれて
物忘れせぬ
ほとゝぎすかな
むかしおもふ
はなたちばなに
おとづれて
ものわすれせぬ
ほととぎすかな


五月まつ
おのが友とや
郭公
はなたちばなに
こと語るらむ
さつきまつ
おのがともとや
ほととぎす
はなたちばなに
ことかたるらむ


我れならで
昔を忍ぶ
人やあると
はな橘に
ことやとはまし
われならで
むかしをしのぶ
ひとやあると
はなたちばなに
ことやとはまし


橘に
あやめの枕
匂ふよぞ
むかしをしのぶ
かぎりなりける
たちばなに
あやめのまくら
にほふよぞ
むかしをしのぶ
かぎりなりける


と、御氣色あれば、内侍殿、たど〳〵しきほどの有明の光に書きて、花橘に附けられたり。


*御内意
* 〔文を書きて〕
* 〔書きし文を〕
ときしもあれ
御垣ににほふ
橘の
かぜにつけても
ひとの問へかし
ときしもあれ
みかきににほふ
たちばなの
かぜにつけても
ひとのとへかし


めづらしき
その言の葉も
身にしむは
あり明の空に
匂ふたちばな
めづらしき
そのことのはも
みにしむは
ありあけのそらに
にほふたちばな


いかならむ
世にか忘れむ
たちばなの
匂もふかき
今朝のなさけを
いかならむ
よにかわすれむ
たちばなの
にほひもふかき
けさのなさけを


たちばなの
にほひにたぐふ
なさけにも
事とふ今ぞ
思ひ知らるる
たちばなの
にほひにたぐふ
なさけにも
こととふいまぞ
おもひしらるる

〔伴ふ〕
かれがれに
殘るあやめも
なつかしく
花たちばなも
一つかをりて
かれがれに
のこるあやめも
なつかしく
はなたちばなも
ひとつかをりて


橘の
匂ふ五月の
ほとゝぎす
いかに忍ぶる
むかしなるらむ
たちばなの
にほふさつきの
ほととぎす
いかにしのぶる
むかしなるらむ
Кукушка,
В пору пятой луны, где
Цветут померанцы,
Как тоскует, наверное,
О прошлом?

いにしへを
忍ぶとなしに
古郷の
ゆふべの雨に
匂ふたち花
いにしへを
しのぶとなしに
ふるさとの
ゆふべのあめに
にほふたちはな


橘は
たが袖の香と
わかねども
老のねざめぞ
むかし戀しき
たちばなは
たがそでのかと
わかねども
おいのねざめぞ
むかしこひしき


橘の
かげふむ道は
むかしにて
袖の香のこる
世々のふる郷
たちばなの
かげふむみちは
むかしにて
そでのかのこる
よよのふるさと


百敷や
庭のたちばな
思ひ出でゝ
更にむかしの
忍ばるゝ哉
ももしきや
にはのたちばな
おもひいでて
さらにむかしの
しのばるるかな


ほとゝぎす
去年宿かりし
古里の
花たちばなに
皐月忘るな
ほととぎす
こぞやどかりし
ふるさとの
はなたちばなに
さつきわするな


たれかまた
花橘に
思ひ出でむ
我も昔の
人となりなば
たれかまた
はなたちばなに
おもひいでむ
われもむかしの
ひととなりなば
Кому-то вновь
Цветущий мандарин
Воспоминания навеет,
И я, быть может, для кого-то
Любовью прежней окажусь.
* Цветущие мандарины (померанцы) — традиционный образ воспоминаний (обычно о прежней любви).
世をそむかせ給ひて後花橘を御覽じてよませ給ひける

花山院御製

Император Кадзан

忘れめや
使のをさを
さきだてゝ
渡るみはしに
匂ふたち花
わすれめや
つかひのをさを
さきだてて
わたるみはしに
にほふたちはな


今もまた
五月まちける
たちばなに
昔忘れぬ
程は志らなむ
いまもまた
さつきまちける
たちばなに
むかしわすれぬ
ほどはしらなむ


まぢかくも
花橘の
にほふかな
むかしはとほき
宿の軒端に
まぢかくも
はなたちばなの
にほふかな
むかしはとほき
やどののきはに


ふる里に
いかに昔を
忍べとて
花たちばなの
風に散るらむ
ふるさとに
いかにむかしを
しのべとて
はなたちばなの
かぜにちるらむ


袖ふれし
むかしの人ぞ
忍ばるゝ
花たちばなの
かをる夕は
そでふれし
むかしのひとぞ
しのばるる
はなたちばなの
かをるゆふべは


風かよふ
夜はの寐覺の
手枕に
袖の香そへて
匂ふたちばな
かぜかよふ
よはのねざめの
たまくらに
そでのかそへて
にほふたちばな


たちばなの
影ふむ道を
過ぎやらで
暫し待たるゝ
時鳥かな
たちばなの
かげふむみちを
すぎやらで
しばしまたるる
ほととぎすかな


ほとゝぎす
心して鳴け
たちばなの
花ちる里の
夕ぐれの空
ほととぎす
こころしてなけ
たちばなの
はなちるさとの
ゆふぐれのそら


ほとゝぎす
花たちばなに
聞ゆなり
昔忘れぬ
よゝのふる聲
ほととぎす
はなたちばなに
きこゆなり
むかしわすれぬ
よよのふるこゑ


たちばなの
花もにほはぬ
宿ならば
何に昔を
思ひ出でまし
たちばなの
はなもにほはぬ
やどならば
なににむかしを
おもひいでまし


我宿の
花橘や
にほふらむ
やまほとゝぎす
すぎがてに鳴く
わがやどの
はなたちばなや
にほふらむ
やまほととぎす
すぎがてになく


時わかぬ
君が春とや
たち花の
影もさくらに
猶うつるらむ
ときわかぬ
きみがはるとや
たちはなの
かげもさくらに
なほうつるらむ


橘の
かをり凉しく
風立ちて
のきばにはるゝ
ゆふぐれの雨
たちばなの
かをりすずしく
かぜたちて
のきばにはるる
ゆふぐれのあめ


忍ぶるも
遠からぬ身の
昔かな
花たち花の
ちかきまもりは
しのぶるも
とほからぬみの
むかしかな
はなたちばなの
ちかきまもりは


心には
ちかき守りの
橘の
立ちなれし世ぞ
とほざかり行く
こころには
ちかきもりりの
たちばなの
たちなれしよぞ
とほざかりゆく


橘の
袖の香ばかり
むかしにて
うつりにけりな
古き宮古は
たちばなの
そでのかばかり
むかしにて
うつりにけりな
ふるきみやこは


吹く風に
昔をのみや
忍ぶらむ
くにのみやこに
殘るたち花
ふくかぜに
むかしをのみや
しのぶらむ
くにのみやこに
のこるたちはな


村雨の
名殘のつゆや
こぼるらむ
風に玉散る
軒のたちばな
むらさめの
なごりのつゆや
こぼるらむ
かぜにたまちる
のきのたちばな


匂ひ來る
花たちばなの
夕風は
誰がむかしをか
驚かすらむ
にほひくる
はなたちばなの
ゆふかぜは
たがむかしをか
おどろかすらむ


我が宿の
花たちばなに
郭公
夜ふかく鳴けば
戀まさりけり
わがやどの
はなたちばなに
ほととぎす
よふかくなけば
こひまさりけり


古郷の
花たち花に
むかし誰
そでの香ながら
移し植ゑけむ
ふるさとの
はなたちはなに
むかしたれ
そでのかながら
うつしうゑけむ


後はみな
忍ぶならひの
橘に
いまそへ置かむ
袖の香もがな
のちはみな
しのぶならひの
たちばなに
いまそへおかむ
そでのかもがな


たち花の
影ふむ道は
あれにけり
昔のあとを
誰に問はまし
たちはなの
かげふむみちは
あれにけり
むかしのあとを
たれにとはまし


立ちなれし
はなたち花の
移り香も
今は殘らぬ
墨ぞめの袖
たちなれし
はなたちはなの
うつりかも
いまはのこらぬ
すみぞめのそで


尋ね見よ
和歌の浦路の
友千鳥
立ち離れ行く
跡はいかにと
たづねみよ
わかのうらぢの
ともちとり
たちはなれゆく
あとはいかにと


にほひくる
はな橘の
袖の香に
この里人も
むかし變ふらし
にほひくる
はなたちばなの
そでのかに
このさとひとも
むかしこふらし


風に散る
花立花を
袖に受けて
君がためにと
思ひけるかな
かぜにちる
はなたちはなを
そでにうけて
きみがためにと
おもひけるかな


郭公
花橘の
香を留めて
鳴くは昔の
人や戀しき
ほととぎす
はなたちばなの
かをとめて
なくはむかしの
ひとやこひしき


盧橘子低山雨重
栟櫚葉戰水風涼



花橘詩



皐月待つ
花橘の
香を嗅げば
昔人の
袖の香ぞする
さつきまつ
はなたちばなの
かをかげば
むかしのひとの
そでのかぞする


誰が袖の
名殘をとめて
立花の
むかし變らぬ
香に匂ふらむ
たがそでの
なごりをとめて
たちばなの
むかしかはらぬ
かににほふらむ


袖觸れて
御階に近く
立花の
にほひも今は
むかしなりけり
そでふれて
みはしにちかく
たちばなの
にほひもいまは
むかしなりけり


いつまでか
我れも忍ばむ
立花の
下吹く風に
殘るむかしを
いつまでか
われもしのばむ
たちばなの
したふくかぜに
のこるむかしを


袖觸れし
むかし覺えて
たちばなの
小島にかをる
山吹の花
そでふれし
むかしおぼえて
たちばなの
こじまにかをる
やまぶきのはな


たちばなの
小戸の潮瀬に
あらはれて
昔舊りにし
神ぞ此神
たちばなの
をとのしほせに
あらはれて
むかしふりにし
かみぞこのかみ


あやめふく
軒ににほへる
橘に
ほととぎす鳴く
さみだれの空
あやめふく
のきににほへる
たちばなに
ほととぎすなく
さみだれのそら


ふかみどり
人にしられぬ
あしひきの
山たちばなに
しげるわが戀
ふかみどり
ひとにしられぬ
あしひきの
やまたちばなに
しげるわがこひ


卯の花を
垣根に植ゑて
たちばなの
花まつものを
山ほととぎす
うのはなを
かきねにうゑて
たちばなの
はなまつものを
やまほととぎす


たちばなの
さかり知らなむ
時鳥
ちりなむのちに
聲はかるとも
たちばなの
さかりしらなむ
ほととぎす
ちりなむのちに
こゑはかるとも


よそに聞くは
おぼつかなきに
ほととぎす
わが軒にさく
橘に鳴け
よそにきくは
おぼつかなきに
ほととぎす
わがのきにさく
たちばなになけ


たちばなの
にほふ梢に
さみだれて
山時鳥
こゑかをるなり
たちばなの
にほふこずゑに
さみだれて
やまほととぎす
こゑかをるなり


あやめ葺く
軒ににほへる
たちばなに
來て聲ぐせよ
山ほととぎす
あやめふく
のきににほへる
たちばなに
きてこゑぐせよ
やまほととぎす


昔たれ
花たちばなに
忍べとて
袖の香ながら
うつしうへ釼
むかしたれ
はなたちばなに
しのべとて
そでのかながら
うつしうへけん


巡り会ふ
こともやあると
唐車
つみ余るまで
なれる橘
めぐりあふ
こともやあると
からくるま
つみあまるまで
なれるたちばな