霊剋
内限者
謂瞻州人<壽>一百二十年也
平氣久
安久母阿良牟遠
事母無
裳無母阿良牟遠
世間能
宇計久都良計久
伊等能伎提
痛伎瘡尓波
<鹹>塩遠
潅知布何其等久
益々母
重馬荷尓
表荷打等
伊布許等能其等
老尓弖阿留
我身上尓
病遠等
加弖阿礼婆
晝波母
歎加比久良志
夜波母
息豆伎阿可志
年長久
夜美志渡礼婆
月累
憂吟比
許等々々波
斯奈々等思騰
五月蝿奈周
佐和久兒等遠
宇都弖々波
死波不知
見乍阿礼婆
心波母延農
可尓<可>久尓
思和豆良比
祢能尾志奈可由
たまきはる
うちのかぎりは
たひらけく
やすくもあらむを
こともなく
もなくもあらむを
よのなかの
うけくつらけく
いとのきて
いたききずには
からしほを
そそくちふがごとく
ますますも
おもきうまにに
うはにうつと
いふことのごと
おいにてある
あがみのうへに
やまひをと
くはへてあれば
ひるはも
なげかひくらし
よるはも
いきづきあかし
としながく
やみしわたれば
つきかさね
うれへさまよひ
ことことは
しななとおもへど
さばへなす
さわくこどもを
うつてては
しにはしらず
みつつあれば
こころはもえぬ
かにかくに
おもひわづらひ
ねのみしなかゆ
Этой жизни краткий срок,
Что лишь яшмою блеснет,
Как хотелось бы прожить
Тихо и спокойно мне,
Как хотелось бы прожить
Мне без горя и беды.
Но в непрочном мире здесь
Горько и печально все,
А особенно тяжка
Наша доля, если вдруг,
Как в народе говорят,—
В рану, что и так болит,
Жгучую насыплют соль;
Или на тяжелый вьюк
Бедной лошади опять
И опять добавят груз.
Так в слабеющем моем теле
В старости еще
Вдруг добавился недуг.
Дни в страданьях я влачу
И вздыхаю по ночам.
Годы долгие подряд
Лишь в болезнях проводя,
Неустанно плачу я,
Проклиная жребий свой.
Думаю лишь об одном:
Как бы умереть скорей,
Но не знаю, как смогу
Я покинуть этот мир.
Разве брошу я детей,
Что вокруг меня шумят,
Будто мухи в майский день?
Стоит поглядеть на них —
И горит огнем душа.
В горьких думах и тоске
Только в голос плачу я!
* “В рану, что и так болит, жгучую насыпят соль, или на тяжелый вьюк бедной лошади опять и опять добавят груз” — здесь Окура использует народные поговорки — прием, характерный для его песен.
* В этой и сопутствующих ей шести песнях отражены характерные черты поэзии Окура: его думы о бедняках и сочувствие им, обращение к образам, взятым, с одной стороны, из народных песен, с другой, — навеянных буддизмом; здесь отражена его глубокая скорбь по поводу своей горькой участи и в то же время всегда присущий ему оптимизм, любовь к жизни, любовь к детям, желание долго, долго жить.
周弊母奈久
苦志久阿礼婆
出波之利
伊奈々等思騰
許良尓<佐>夜利奴
すべもなく
くるしくあれば
いではしり
いななとおもへど
こらにさやりぬ
Без надежды каждый день
Только в муках я живу
И хочу покинуть мир.
Но напрасны думы те:
Дети преграждают путь.

士也母
空應有
萬代尓
語續可
名者不立之而
をのこやも
むなしくあるべき
よろづよに
かたりつぐべき
なはたてずして
Отважным мужем ведь родился я.
Ужель конец короткого пути
Без славы,
Что могла из уст в уста,
Из года в год, из века в век идти?

からくして
惜しみとめたる
命もて
あふことをさへ
やまむとやする
からくして
おしみとめたる
いのちもて
あふことをさへ
やまむとやする
Едва-едва
Милую
Жизнь удержать я сумел.
Неужели даже встречи со мной
Намерена ты прекратить?[318] —
318. В танка обыгрываются омонимы: яму – «болеть» и «рвать отношения», «прекратить встречи», отсюда – иной смысл: «Неужели из-за болезни я вас не увижу?» Помещено в Санэкисю.
沫雪之
可消物乎
至今<尓>
流經者
妹尓相曽
あわゆきの
けぬべきものを
いままでに
ながらへぬるは
いもにあはむとぞ
Как тает снег, напоминая пену,
Так таю я, влача удел земной,
И лишь мечта,
Что встречусь я с тобой,
Дала мне силы жить поныне!
* Некоторые комментаторы предполагают, что поэтесса сложила ее, когда была тяжело больна.
香細寸
花橘乎
玉貫
将送妹者
三礼而毛有香
かぐはしき
はなたちばなを
たまにぬき
おくらむいもは
みつれてもあるか
Болея, не ослабла ли она,
Любимая, что собиралась мне послать,
Душистые цветы татибана,
Как жемчуг, нанизав
Их лепестки на нить?
* Лепестки татибана (померанцев) нанизывают на нить и посылают в качестве подарка (см. п. 1465, 1490, 1502).
定めなき
昔語りを
かぞふれば
我が身も数に
入りぬべきかな
ささめなき
むかしかたりを
かぞふれば
わがみもかずに
いりぬべきかな
Помню, как часто
В этом мире суетном
Вел я беседы с теми,
Чей был уж близок час,
А ныне вот и сам я...

ながらへむ
としも思はぬ
露の身の
さすがに消えむ
ことをこそ思へ
ながらへむ
としもおもはぬ
つゆのみの
さすがにきえむ
ことをこそおもへ
Жить долго —
Не надеюсь:
Росинка — жизнь моя,
Наверно, вскоре уж растает.
Как жаль!

かくしつつ
夕べの雲と
なりもせば
あはれかけても
たれかしのばむ
かくしつつ
ゆふべのくもと
なりもせば
あはれかけても
たれかしのばむ
Вот так и жизнь моя
Придет к концу,
А вечером к небу потянется
Синее облако...
Ах, вспомнит ли хоть кто-то обо мне?

大王能
麻氣能麻尓々々
大夫之
情布里於許之
安思比奇能
山坂古延弖
安麻射加流
比奈尓久太理伎
伊伎太尓毛
伊麻太夜須米受
年月毛
伊久良母阿良奴尓
宇<都>世美能
代人奈礼婆
宇知奈妣吉
等許尓許伊布之
伊多家苦之
日異益
多良知祢乃
<波>々能美許等乃
大船乃
由久良々々々尓
思多呉非尓
伊都可聞許武等
麻多須良牟
情左夫之苦
波之吉与志
都麻能美許登母
安氣久礼婆
門尓餘里多知
己呂母泥乎
遠理加敝之都追
由布佐礼婆
登許宇知波良比
奴婆多麻能
黒髪之吉氐
伊都之加登
奈氣可須良牟曽
伊母毛勢母
和可伎兒等毛<波>
乎知許知尓
佐和吉奈久良牟
多麻保己能
美知乎多騰保弥
間使毛
夜流余之母奈之
於母保之伎
許登都氐夜良受
孤布流尓思
情波母要奴
多麻伎波流
伊乃知乎之家騰
世牟須辨能
多騰伎乎之良尓
加苦思氐也
安良志乎須良尓
奈氣枳布勢良武
おほきみの
まけのまにまに
ますらをの
こころふりおこし
あしひきの
やまさかこえて
あまざかる
ひなにくだりき
いきだにも
いまだやすめず
としつきも
いくらもあらぬに
うつせみの
よのひとなれば
うちなびき
とこにこいふし
いたけくし
ひにけにまさる
たらちねの
ははのみことの
おほぶねの
ゆくらゆくらに
したごひに
いつかもこむと
またすらむ
こころさぶしく
はしきよし
つまのみことも
あけくれば
かどによりたち
ころもでを
をりかへしつつ
ゆふされば
とこうちはらひ
ぬばたまの
くろかみしきて
いつしかと
なげかすらむぞ
いももせも
わかきこどもは
をちこちに
さわきなくらむ
たまほこの
みちをたどほみ
まつかひも
やるよしもなし
おもほしき
ことつてやらず
こふるにし
こころはもえぬ
たまきはる
いのちをしけど
せむすべの
たどきをしらに
かくしてや
あらしをすらに
なげきふせらむ
Наш великий государь
Приказал уехать мне.
И, приказу покорясь,
Как отважный смелый муж,
Полный бодрости и сил,
Много распростертых гор
И застав я перешел.
Наконец, пришел в село,
Дальнее, как свод небес.
И, совсем не отдохнув
И дыханье ни на миг
Не переводя в труде,
Столько месяцев и лет
Жил в селенье этом я!
Но в непрочном мире здесь
Бренен жалкий человек.
Надломился вскоре я,
Заболел и слег в постель,
И проходит день за днем —
Все сильнее мой недуг.
О божественная мать,
Мать, вскормившая меня!
Как большой корабль в пути
Беспокойно на волнах
Все качается, плывя,
Так в сердечной глубине
У тебя теперь живет
Беспокойная тоска.
Ожиданием томясь,
Верно, думаешь всегда:
“О, когда ж вернется он?”
И болеешь всей душой.
И красавица моя —
Божество — моя жена,
Верно, как начнет светать,
Все стоишь ты у ворот,
Прислонившись,
И зовешь,
Отгибая рукава…
А как вечер настает,
Оправляешь нам постель
И, вздыхая, распустив
Пряди длинные волос,
Ягод тутовых черней,
Вопрошаешь ты с тоской:
“О, когда ж вернется он?”
Дочь родная, милый сын,
Дети малые мои,
Верно, дома по углам
Горько плачут и шумят.
Как далек теперь к ним путь —
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Не могу послать гонца,
Не могу я дать им знать,
Как тоскую и люблю.
От тоски по ним давно
Сердце сожжено дотла.
И хотя до боли жаль
Эту жизнь на земле,
Что лишь жемчугом блеснет,
Но не знаю, как мне быть,
Выхода не видно мне…
О, ужели даже я,
Грозный, словно шторм морской,
Я, отважный, стойкий муж,
Обречен теперь лежать
Распластавшимся,
Без сил
И лишь молча горевать?
* “Отгибая рукава…” — по народным приметам, отогнутые рукава должны вернуть назад уехавшего или ушедшего из дома.
世間波
加受奈枳物能可
春花乃
知里能麻我比尓
思奴倍吉於母倍婆
よのなかは
かずなきものか
はるはなの
ちりのまがひに
しぬべきおもへば
Этот бренный жалкий мир!
Как в нем мало дней и лет суждено нам жить.
“Лишь цветы мои весной опадут,
За ними вслед мне придется умереть…” —
Думаю с тоской…

波流能波奈
伊麻波左加里尓
仁保布良牟
乎里氐加射佐武
多治可良毛我母
はるのはな
いまはさかりに
にほふらむ
をりてかざさむ
たぢからもがも
Весенние цветы в расцвете ныне,
И, верно, слышен всюду аромат.
О, если б силы мне,
Чтоб мог я их сорвать
И мог бы украшать себя цветами.

於保吉民能
麻氣乃麻尓々々
之奈射加流
故之乎袁佐米尓
伊泥氐許之
麻須良和礼須良
余能奈可乃
都祢之奈家礼婆
宇知奈妣伎
登許尓己伊布之
伊多家苦乃
日異麻世婆
可奈之家口
許己尓思出
伊良奈家久
曽許尓念出
奈氣久蘇良
夜須<家>奈久尓
於母布蘇良
久流之伎母能乎
安之比紀能
夜麻伎敝奈里氐
多麻保許乃
美知能等保家<婆>
間使毛
遣縁毛奈美
於母保之吉
許等毛可欲波受
多麻伎波流
伊能知乎之家登
勢牟須辨能
多騰吉乎之良尓
隠居而
念奈氣加比
奈具佐牟流
許己呂波奈之尓
春花<乃>
佐家流左加里尓
於毛敷度知
多乎里可射佐受
波流乃野能
之氣美<登>妣久々

音太尓伎加受
乎登賣良我
春菜都麻須等
久礼奈為能
赤裳乃須蘇能
波流佐米尓
々保比々豆知弖
加欲敷良牟
時盛乎
伊多豆良尓
須具之夜里都礼
思努波勢流
君之心乎
宇流波之美
此夜須我浪尓
伊母祢受尓
今日毛之賣良尓
孤悲都追曽乎流
おほきみの
まけのまにまに
しなざかる
こしををさめに
いでてこし
ますらわれすら
よのなかの
つねしなければ
うちなびき
とこにこいふし
いたけくの
ひにけにませば
かなしけく
ここにおもひで
いらなけく
そこにおもひで
なげくそら
やすけなくに
おもふそら
くるしきものを
あしひきの
やまきへなりて
たまほこの
みちのとほけば
まつかひも
やるよしもなみ
おもほしき
こともかよはず
たまきはる
いのちをしけど
せむすべの
たどきをしらに
こもりゐて
おもひなげかひ
なぐさむる
こころはなしに
はるはなの
さけるさかりに
おもふどち
たをりかざさず
はるののの
しげみとびくく
うぐひすの
こゑだにきかず
をとめらが
はるなつますと
くれなゐの
あかものすその
はるさめに
にほひひづちて
かよふらむ
ときのさかりを
いたづらに
すぐしやりつれ
しのはせる
きみがこころを
うるはしみ
このよすがらに
いもねずに
けふもしめらに
こひつつぞをる
Наш великий государь
Приказал уехать мне,
И, приказу покорясь,
Сразу тронулся я в путь.
И, придя, стал управлять
Я селением Коси,
Дальним, как небесный свод.
Хоть отважный был я муж,
Но в непрочном мире здесь
Бренен жалкий человек.
Надломился я в труде,
Слег в постель,
Страдаю я,
День за днем
Сильней недуг.
И поэтому с тоской
Разным думам предаюсь,
И горюю, и ропщу.
Вспоминаю я с тоской
Дни минувшие свои.
Небо горестей моих
Неспокойно у меня.
Небо горьких дум моих
Лишь страдания полно.
Распростертые вокруг
Горы разделяют нас,
И далек к тебе мой путь —
Путь, отмеченный давно
Яшмовым копьем.
Потому, любимый друг,
Не могу послать гонца,
Не могу я передать
О своей тоске тебе.
Жаль погубленную жизнь,
Что блеснула яшмой мне,
Но не знаю, как мне быть,
Выхода не вижу я…
Скрывшись ныне ото всех,
Я горюю и грущу,
И утешить сердце мне
Нечем, мой любимый друг.
Вижу, настает рассвет
И весенние цветы
Расцветают — но к чему?
Не сорву их с другом я,
Не сплету венка себе…
Густо травы зацвели
Всюду на полях весной,
Прилетели соловьи,
Но не слышу песен их.
Девы юные идут
Собирать плоды в полях
И волочат по земле
Алые подолы там
Платьев красных,
Что влажны
И сверкают вдалеке
От весеннего дождя…
Но расцвета время зря
Без тебя проходит здесь…
О, как дорог мне теперь
Сердца твоего привет,
Нежною заботой ты
Вечно полон обо мне.
Оттого вчера всю ночь
Я не мог забыться сном.
И сегодня целый день
Я тоскую о тебе.

伊泥多々武
知加良乎奈美等
許母里為弖
伎弥尓故布流尓
許己呂度母奈思
いでたたむ
ちからをなみと
こもりゐて
きみにこふるに
こころどもなし
Из дома выйти
Не хватает сил,
И я сижу, уединившись, дома,
Одной тоскою полон о тебе,
И в сердце нынче нет покоя…
* Перевод двух китайских стихотворений, помещенных вне общей нумерации после песен 3972 и 3975 опускается, как и в кн. IX (см. пред.)
絕頂華嚴寺
雲深溪路遙
道心登靜境
真性隔塵囂
閱藹禪庭禪
觀空法界蕉
天花硫邃澗
香氣度烟霄
風竹時明合
聲鐘曉動搖
轉經山月下
羸病轉寥寥



病中秋欲暮
策杖到雲居
古徑人來遠
霜林鳥道疏
飛雲心不定
身世是浮虛
月色孤猿絕
岑聲一夜初
吹螺山寺曉
鳴磬谷風餘
蘭若遲迴久
寥寥臥草廬



聞公蹔病臥山房
空報鐘聲不上堂
道性如思幽客問
須療身是真藥王



高僧幾歲養清閑
病裡天花映暮山
野客時來通幽問
疏鐘獨返白雲間



支公臥病遣居諸
古寺莓苔人訪疏
山客尋來若相問
自言身世浮雲虛



小笹原
風待つ露の
消えやらで
このひとふしを
思ひおくかな
をささはら
かぜまつつゆの
きえやらで
このひとふしを
おもひおくかな
Я — лишь росинка на листьях бамбука,
Ветер подул — и её уже нет,
Вот и прошу тебя:
Уж позаботься
О маленьком бамбуковом коленце!

大和物語 > #102 今日の別れ (Сегодняшнее расставание)
ゆく人は
そのかみ来むと
いふものを
心細しや
今日のわかれは
ゆくひとは
そのかみこむと
いふものを
こころぼそしや
けふのわかれは
Человек, собираясь в путь,
Всегда обещает:
«Вернусь!»
Как же горько мне
Сегодняшнее расставание![267]
267. Автор танка хочет сказать, что не может быть уверен в своем возвращении домой, ибо болезнь подтачивает его силы. Танка помещена в Кокинрокутёсюи.
とりへ山
たににけふりの
もえたたは
はかなく見えし
我としらなん
とりへやま
たににけふりの
もえたたは
はかなくみえし
われとしらなむ
Гора Торибэ!
Из расселин к небу
Курится погребальный дым,
И вид его мне говорит
Уже не долго…
Включена в дневник Сарасина никки, глава "Смерть кормилицы и дочери Советника".

Перевод: И. В. Мельникова ("Дневник одинокой луны из Сарасина")
更科日記 >  乳母、侍従大納言の娘の死 (Смерть кормилицы и дочери Советника)
とりべ山
たにに煙の
もえ立たば
はかなく見えし
われと知らなむ
とりべやま
たににけぶりの
もえたたば
はかなくみえし
われとしらなむ
Гора Торибэ!
Из расселин к небу
Курится погребальный дым,
И вид его мне говорит
Уже не долго… [43]
[43] Гора Торибэ… — Стихотворение неизвестного автора, представленное в антологии «Сюи вакасю» (начало XI в.) [1324]. Гора Торибэ находится в районе Хигасияма города Киото, в IX–XII вв. была местом кремации.
続日本紀 > 卷第一 (Свиток 1)
丁夘。越後國言疫。給醫藥救之。

7-й день. Провинция Этиго сообщила о разразившихся болезнях. Для оказания помощи туда направлены врачи и лекарства.

続日本紀 > 卷第一 (Свиток 1)
夏四月壬辰。近江紀伊二國疫。給醫藥療之。

Лето, 4-я луна, 3-й день. В двух провинциях, Ооми и Кии, разразились болезни. Для излечения людей туда направлены врачи и лекарства.

続日本紀 > 卷第一 (Свиток 1)
十二月、朔庚午、大倭國疫。賜醫、藥救之。

12-я луна, 26-й день. В провинции Ямато разразились болезни. Для оказания помощи отправлены лекари, посланы лекарства.

延喜八年九月、みかどおほんやまひおもくならせ給ひて、御くらひさらせたまはんとしける時よみ給へりける


くらゐ