三諸乃
神名備山尓
五百枝刺
繁生有
都賀乃樹乃
弥継<嗣>尓
玉葛
絶事無
在管裳
不止将通
明日香能
舊京師者
山高三
河登保志呂之
春日者
山四見容之
秋夜者
河四清之
<旦>雲二
多頭羽乱
夕霧丹
河津者驟
毎見
哭耳所泣
古思者
みもろの
かむなびやまに
いほえさし
しじにおひたる
つがのきの
いやつぎつぎに
たまかづら
たゆることなく
ありつつも
やまずかよはむ
あすかの
ふるきみやこは
やまたかみ
かはとほしろし
はるのひは
やましみがほし
あきのよは
かはしさやけし
あさくもに
たづはみだれ
ゆふぎりに
かはづはさわく
みるごとに
ねのみしなかゆ
いにしへおもへば
Словно дерево цуга
Средь священных славных гор
Каминаби в Миморо,
Что растет из века в век,
Умножая сень ветвей,
Потерявших счет в веках,
Словно тот жемчужный плющ,
Что растет меж горных скал,
Простираясь без конца,
Вновь и вновь хочу сюда
Без конца я приходить,
Чтоб на Асука взглянуть,
На столицу прежних лет!
Там и горы высоки,
Там и реки хороши,
И в весенний яркий день
Все б смотрел на склоны гор!
И осенней ночью я
Слушал бы журчанье струй!
Утром в белых облаках
Пролетают журавли,
А в тумане ввечеру
Там кричит речной олень.
Каждый раз, когда приду
И любуюсь на нее,
В голос горько плачу я,
Вспоминая старину…
* Речной олень — так в песнях М. называют лягушку, кваканьем которой японцы наслаждаются наравне с пением соловья.
神奈備乃
伊波瀬乃社之
喚子鳥
痛莫鳴
吾戀益
かむなびの
いはせのもりの
よぶこどり
いたくななきそ
あがこひまさる
Птица ёбукодори,
В этой роще Ивасэ
На горах Каминаби
Ты не пой так печально,
Я от песен твоих еще больше тоскую…
* Ёбукодори (какко-дори, каодори) — “зовущая птица”. Японские комментаторы полагают, что это не название вида пернатых, а нарицательное обозначение ряда птиц, крики которых похожи на зов. Иногда под ёбукодори подразумевается кукушка.
神名火乃
磐瀬之<社>之
霍公鳥
毛無乃岳尓
何時来将鳴
かむなびの
いはせのもりの
ほととぎす
けなしのをかに
いつかきなかむ
Кукушка, что поешь в священной роще
В Ивасэ, в Камунаби, мне скажи:
К холмам Нараси,
Где живу я ныне,
Когда ты прилетишь и будешь петь?
* Камунаби — общее обозначение для священных рощ и гор, где, считалось, обитали боги, потом оно стало собственным названием. Здесь это местность в Тацута (совр. городок Тацута).
三諸之
神邊山尓
立向
三垣乃山尓
秋芽子之
妻巻六跡
朝月夜
明巻鴦視
足日木乃
山響令動
喚立鳴毛
みもろの
かむなびやまに
たちむかふ
みかきのやまに
あきはぎの
つまをまかむと
あさづくよ
あけまくをしみ
あしひきの
やまびことよめ
よびたてなくも
Среди гор Микаки,
Что поднялись ввысь
Против славных Каминаби гор,
Где богов могущественных чтят,
Средь осенних хаги, что цветут в горах,
Собираясь спать с любимою женой
И жалея, что в долинах ночь
Утру место уступить должна
И наступит скоро час зари,
Посреди осенних распростертых гор,
Заставляя эхо громыхать,
Все зовет к себе олень жену,
И все время горько плачет он!
* Хаги — один из семи цветов осени.
神南備
神依<板>尓
為杉乃
念母不過
戀之茂尓
かむなびの
かみよせいたに
するすぎの
おもひもすぎず
こひのしげきに
Вот дерево святое суги — “прохожу” в горах священных Каминаби,
Идущее порой на доски в храмах,
Стуча в которые, зовут богов…
Моя ж тоска все остается прежней,—
Ведь слишком велика моя любовь!
* Дерево суги — японская криптомерия. Суги по созвучию ассоциируется со словом сугу “проходить”.
* Горы Каминаби — общее название для священных гор. Доски в храмах (камиёсэита) — букв. “доски призывания богов”; стуча в них, как бы привлекают внимание богов к себе, к своей просьбе.
大夫<之>
出立向
故郷之
神名備山尓
明来者
柘之左枝尓
暮去者
小松之若末尓
里人之
聞戀麻田
山彦乃
答響萬田
霍公鳥
都麻戀為良思
左夜中尓鳴
ますらをの
いでたちむかふ
ふるさとの
かむなびやまに
あけくれば
つみのさえだに
ゆふされば
こまつがうれに
さとびとの
ききこふるまで
やまびこの
あひとよむまで
ほととぎす
つまごひすらし
さよなかになく
Выйдет рыцарь в путь —
И сразу перед ним
В Каминаби,
Средь священных гор,
У родного старого села,
Лишь придет рассвет,
На туте средь листвы,
А ночной порой —
На соснах в вышине
Раздается песня
Так,
Что каждый раз
Вторит сразу эхо —
Горный принц.
Так,
Что слышат
Жители села,
Умиляются ей
Всякий раз…
То кукушка, верно,
О жене грустит
И глубокой ночью
Плачет в тишине…
* Каминаби — общее название священных гор в провинции Ямато (см. п. 3223).
* “На туте средь листвы” — речь идет о горном тутовом дерево ямагува или цуми (Morus alba).
客尓為而
妻戀為良思
霍公鳥
神名備山尓
左夜深而鳴
たびにして
つまごひすらし
ほととぎす
かむなびやまに
さよふけてなく
Как видно, странствуя повсюду,
Тоскою о жене полна,
Как только ночь
Становится темна,
Кукушка в Каминаби плачет!

神名火之
山下動
去水丹
川津鳴成
秋登将云鳥屋
かむなびの
やましたとよみ
ゆくみづに
かはづなくなり
あきといはむとや
Внизу, у гор священных Камунаби,
В воде, что с грохотом бежит
С уступов скал,
Лягушки нынче квакать стали.
“Вот осень”,—хочется, быть может, им сказать.
* Камунаби — общее название священных гор. Полагают, что здесь речь идет о горах провинции Ямато (см. п. 3223).
神な月
時雨もいまた
ふらなくに
かねてうつろふ
神なひのもり
かみなつき
しくれもいまた
ふらなくに
かねてうつろふ
かみなひのもり
Хоть еще далеко
до ливней холодных, осенних,
до десятой луны,
но в лесу на горе Каминаби
уж листва желтеет и блекнет…
141. Каннаби-но мори — или просто «священный лес», или гора Каннаби Гора Богов у реки Тацуты в г. Икаруга, префектура Нара.]
ちはやふる
神なひ山の
もみちはに
思ひはかけし
うつろふものを
ちはやふる
かみなひやまの
もみちはに
おもひはかけし
うつろふものを
Что скорбеть о листве
на кленах по склонам Каинаби! —
И священной горе
все равно, я знаю, не минуть
дней осеннего увяданья…

神なひの山をすきて竜田河をわたりける時に、もみちのなかれけるをよめる

きよはらのふかやふ
神なひの山をすきて竜田河をわたりける時に、もみちのなかれけるをよめる

きよはらのふかやふ
Сложил, перевалив через гору Каннаби, при виде осенних листьев, плывущих по течению реки Тацуты

Киёхара-но Фукаябу

神なひの
山をすき行く
秋なれは
たつた河にそ
ぬさはたむくる
かみなひの
やまをすきゆく
あきなれは
たつたかはにそ
ぬさはたむくる
Вот и осень пришла,
перейдя через гору Каннаби,
и на водную гладь
в речке Тацута листья ложатся,
как листки со словами молений…

山さきより神なひのもりまておくりに人人まかりて、かへりかてにしてわかれをしみけるによめる

源さね
山さきより神なひのもりまておくりに人人まかりて、かへりかてにしてわかれをしみけるによめる

源さね
Сложил с посвящением друзьям, что пришли из Ямадзаки в рощу Каннаби на проводы и все медлили с возвращением

Минамото-но Санэ
196. Каннаби — местность неподалеку от Ямадзаки на реке Ёдо.
神南備の
御室の山の
葛かづら
浦吹きかへす
秋は来にけり
かむなびの
みむろのやまの
くずかづら
うらふきかへす
あきはきにけり
На священной Мимуро-горе
Ветер гуляет,
Листья плюща
Изнанкою вверх повернув.
Осень настала...
* Мимуро — слово не является собственным названием конкретной горы, имеет значение «обитель богов». Синтоистские святыни находились также на горе Мива в провинции Ямато, горе Тацута (уезд И кома) и др.
神南備の
御室の梢
いかならむ
なべての山も
しぐれするころ
かむなびの
みむろのこずゑ
いかならむ
なべてのやまも
しぐれするころ
Как красивы, наверное, алые листья
На вершине Мимуро
В Каннаби:
Целыми днями моросят там
Осенние дожди.
* На вершине Мимуро... — см. коммент. 285. Гора Мимуро в Наре особенно славилась красотой осенних листьев и была постоянным местом любования ими. В песне — постоянный мотив: осенние дожди окрасили листья в алый цвет. Намёк на танка Хитомаро из свитка «Песни зимы» антологии «Сюисю»:
Плывут по Тацута-реке
Багряные листья:
Наверно, на горе Мимуро
В Каннаби
Моросят осенние дожди...

神南備能
淺小竹原乃

妾思公之
聲之知家口
かむなびの
あさぢのはらの
うるはしみ
あがおもふきみが
こゑのしるけく
Хороша равнина с мелким бамбуком
В Камунаби,
И хорош собой
Ты, кого всем сердцем полюбила.
Я узнала нынче голос твой.
* Камунаби — в данном случае имеются в виду священные горы в Асука провинции Ямато (см. п. 3223).
霹靂之
日香天之
九月乃
<鍾>礼乃落者
鴈音文
未来鳴
甘南備乃
清三田屋乃
垣津田乃
池之堤<之>
百不足
<五十>槻枝丹
水枝指
秋赤葉
真割持
小鈴<文>由良尓
手弱女尓
吾者有友
引攀而
峯文十遠仁
捄手折
吾者持而徃
公之頭刺荷
かむとけの
**そらの
ながつきの
しぐれのふれば
かりがねも
いまだきなかぬ
かむなびの
きよきみたやの
かきつたの
いけのつつみの
ももたらず
いつきのえだに
みづえさす
あきのもみちば
まきもてる
をすずもゆらに
たわやめに
われはあれども
ひきよぢて
えだもとををに
ふさたをり
わはもちてゆく
きみがかざしに
Когда мелкий дождь идет,
Моросящий в сентябре
С дальних облачных небес,
Где царит гремящий бог,
Гуси дикие еще
Не кричат средь облаков.
Но у Каминаби гор
Возле насыпи пруда,
Где священные поля
За оградою лежат,
Где сторожка, чтоб хранить
Поле чистое богов,
Средь разросшейся листвы
Дерева святого цуки
Лист осенний —
Алый лист —
Виден в зелени ветвей.
И запястий бубенцы
На протянутых руках
К алой, рдеющей листве
В тишине слегка звенят…
Пусть я слабая жена,
Но к себе я притяну
Эти ветви и сорву
И с собою унесу
Кленов алую листву
На венок тебе, мой друг.
* В песне говорится о старинном народном японском обычае украшать голову венками из ветвей дерева, из листьев или цветов священных деревьев. Возможно, в данном случае этот обряд был; связан с возделыванием риса, так как в песне упоминается о священных рисовых полях богов, но память об этом не сохранилась и в комментариях ничего не сказано по этому поводу.
* Камунаби — священные деревья, священные рощи, места, где пребывает божество, — “каму, ками” — “бог”, “наби” от “наму” (кор.) “деревья” (НКБТ). Места, именуемые Камунаби, были в разных провинциях. Часто Камунаби или Каминаби встречается как название местностей, которые считаются священными. В провинции Ямато таких мест было четыре: Мива, Унатэ, Кацураги, Асука. В провинции Идзумо многие горы называются Камунаби. Так обозначались, по-видимому, все священные горы. В данной песне полагают, что речь идет о горе Каминариока в Асука провинции Ямато.
* Поле чистое богов — священное поле. В японской земледельческой обрядности до сих пор в некоторых деревнях сохранился обычай выделять участок земли под священное поле (мита), где производятся обрядовые действия, способствующие якобы урожаю, первые колосья риса подносятся богам, а зерна, освященные в храме, выдаются крестьянам в качестве талисмана, приносящего хороший урожай.
* Сторожка (карио) — обычно шалаш из камыша или тростника для охраны поля от птиц и животных.
* Цуки — японское каменное дерево — священное дерево, из которого в старину делались луки (МС).
* Бубенчики запястий — имеются в виду старинные японские запястья, браслеты (кусиро) с бубенчиками вокруг (обычно пять бубенчиков).
春霞たつたの山にはつ花をしのぶより、夏はつまごひする神南備の郭公、秋は風に散る葛城のもみぢ、冬はしろたへの富士の高嶺に雪つもる年の暮れまで、みな折にふれたる情なるべし。

Среди собранных песен есть те, в которых певцы сожалеют, что весенняя дымка скрывает первые цветы вишен на горе Тацута[17], и те, в которых поется о кукушке, тоскующей о милом на горе Каннаби[18], или о том, как разбрасывает осенний ветер листья кленов на горе Кацураги[19], а также и песни, в которых любуются снегом, белым покровом одевшим вершину Фудзи в конце года[20].
17. Далее автор перечисляет основные темы поэзии вака (весна, лето, осень, зима, любовь, разлука, странствие и т.д.) и наиболее типичные мотивы и образы, в которых они выражаются. Данный образ взят из танка Отомо Якамоти, помешенной в антологии под № 85.
18. Образ из танка неизвестного автора (см. № 194).
19. Образ из танка Хитомаро (см. № 541).
20. Образ из танка Ямабэ Акахито (см. № 675).
おのが妻恋
ひつつ鳴くや
五月闇
神南備山の
やまほととぎす
おのがつまこひ
ひつつなくや
さつきやみ
かむなびやまの
やまほととぎす
С Горы богов —
Каннаби
Послышался кукушки плач.
Быть может, тоскует о милом
В эту туманную ночь?

獨耳
見者戀染
神名火乃
山黄葉
手折来君
ひとりのみ
みればこほしみ
かむなびの
やまのもみちば
たをりけりきみ
Одной мне грустно было любоваться
Осенних кленов алою листвой,
И со священных склонов Каминаби
Её я сорвала —
Любуйся, милый мой!
* Любование осенними алыми кленами (цветами сливы, вишни) — старинный народный обычай. Отсюда желание показать любимому (любимой) алые листья клена (иногда цветы, красивый пейзаж и т. д.) — очень распространенный мотив в песнях М.

帛𠮧
楢従出而
水蓼
穂積至
鳥網張
坂手乎過
石走
甘南備山丹
朝宮
仕奉而
吉野部登
入座見者
古所念
みてぐらを
ならよりいでて
みづたで
ほづみにいたり
となみはる
さかてをすぎ
いはばしる
かむなびやまに
あさみやに
つかへまつりて
よしのへと
いりますみれば
いにしへおもほゆ
С даром для богов — нуса.
Мы из Нара держим путь,
Мидзутадэ — камыши
Пышным колосом цветут…
Прибываем в Ходзуми
И заставу Сакатэ,
Где расставлены силки
Для поимки мелких птиц,
Мы минуем,
И затем
В Каминаби
Среди гор,
Где стремительно бежит
Вниз со скал
Поток воды,
Утром, службу во дворце
Завершив,
Вступаем мы
В Ёсину,
Глядим кругом
И, любуясь, как туда
Наш въезжает государь,
Вспоминаем старину…
* Песня о путешествии императора из Нара в Ёсину — старинное место отдыха императорского дома, славящееся своей красотой.
* Нуса — см. п. 3229.
* Мидзутадэ — совр. каватадэ или янагитадэ (Polygonum Hyd-ropiper) — перец водяной, однолетнее растение, листья которого похожи на ивовые, растет главным образом в воде, встречается и в полях; цветет осенью белыми цветами, образующими по виду колосья.

春去者
花咲乎呼里
秋付者
丹之穂尓黄色
味酒乎
神名火山之
帶丹為留
明日香之河乃
速瀬尓
生玉藻之
打靡
情者因而
朝露之
消者可消
戀久毛
知久毛相
隠都麻鴨
はるされば
はなさきををり
あきづけば
にのほにもみつ
うまさけを
かむなびやまの
おびにせる
あすかのかはの
はやきせに
おふるたまもの
うちなびき
こころはよりて
あさつゆの
けなばけぬべく
こひしくも
しるくもあへる
こもりづまかも
Как жемчужная трава
Наклоняется к земле
От теченья быстрых вод
Светлой Асука-реки,
Что, как пояс, обвила
Горы Каминаби там,
Где подносят на алтарь
В жертву сладкое вино,
Где, когда придет весна,
Зацветут кругом цветы,
А как осень настает,
Цветом киновари вмиг
Заалеет вся листва,
Словно водоросли те,
Сердце сразу поддалось,
Покорилось вмиг тебе.
И пускай теперь в тоске
Жизнь растает, как роса
Рано поутру,
Лишь бы встретиться с тобой,
Тайная моя жена.

三諸之
神奈備山従
登能陰
雨者落来奴
雨霧相
風左倍吹奴
大口乃
真神之原従
思管
還尓之人
家尓到伎也
みもろの
かむなびやまゆ
とのぐもり
あめはふりきぬ
あまぎらひ
かぜさへふきぬ
おほくちの
まかみのはらゆ
おもひつつ
かへりにしひと
いへにいたりきや
Там, где склоны Миморо
В Каминаби, на пути
Все заволокло кругом,
Дождик начал лить,
Встал туман среди небес,
Даже ветер начал дуть,
Как зияющая пасть,
Там долина Маками,
Тон долиной проходя,
Ты, что шел в обратный путь,
Укрываясь от людей,
О, добрался ль ты домой?
* Песня перекликается с п. 3266, которая говорит о прощании возлюбленного с тайной женой. Данная песня похожа на ответную песню тайной жены.
ときはなる
神なひ山の
さかきはを
さしてそいのる
よろつよのため
ときはなる
かみなひやまの
さかきはを
さしてそいのる
よろつよのため


みしまゆふ
かたにとりかけ
神なひの
山のさかきを
かさしにそする
みしまゆふ
かたにとりかけ
かみなひの
やまのさかきを
かさしにそする


葦原笶
水穂之國丹
手向為跡
天降座兼
五百万
千万神之
神代従
云續来在
甘南備乃
三諸山者
春去者
春霞立
秋徃者
紅丹穂經
<甘>甞備乃
三諸乃神之
帶為
明日香之河之
水尾速
生多米難
石枕
蘿生左右二
新夜乃
好去通牟
事計
夢尓令見社
劔刀
齊祭
神二師座者
あしはらの
みづほのくにに
たむけすと
あもりましけむ
いほよろづ
ちよろづかみの
かむよより
いひつぎきたる
かむなびの
みもろのやまは
はるされば
はるかすみたつ
あきゆけば
くれなゐにほふ
かむなびの
みもろのかみの
おばせる
あすかのかはの
みをはやみ
むしためかたき
いしまくら
こけむすまでに
あらたよの
さきくかよはむ
ことはかり
いめにみせこそ
つるぎたち
いはひまつれる
かみにしませば
Здесь, на склонах Миморо
В Каминаби,
Говорят
Со времен еще богов,
Говорят из века в век
О мириадах из мириад
Множестве богов,
Что спускались здесь с небес,
О дарах, что им несли
В нашей славной стороне,
Где колосья счастья есть,
Где поля из тростника.
Ах, на склонах Миморо
Лишь появится весна,
Дымка легкая встает,
А лишь осень настает,
В алом блеске вся листва…
В Каминаби
У вершин
Миморо,
Где люди чтят
Божество священных гор,
Опоясанных кругом
Быстрой Асука-рекой,
Бег стремительный воды
Не дает расти траве
На скалистых берегах.
Так пускай до той поры,
До тех пор, пока кругом
Дикий мох не зацветет
У подножья горных скал,
Пусть спокойно буду я
Каждой ночью проходить
Путь среди священных гор.
Научи, чтоб было так,
В сновидении открой
Ты — мой бог, кого я чту
И кому я в дар принес
Мой заветный
Бранный меч!
* Песня воина, отправляющегося в путь, обращенная к божеству в храме Асука-дзиндзя. Здесь отражен древнейший обычай, воспевающийся во многих песнях М., а именно приношение даров богам перед отправлением в путь, обычно для умиротворения богов дороги с мольбой о благополучном пути и возвращении. Приносить в дар богам оружие — как в данной песне — старинный обычай (МС). О нем упоминается еще в древней летописи Суйнин-ки (“Записи об императоре Суйнин”, 29–70 гг.).
* Миморо, Каминаби — см. п. 3222 и п. 3223, здесь имеется в виду гора Каминариока в Асука (CH).
* “Множестве богов, что спускались здесь с небес…” — но древним народным представлениям, с небесной равнины Такамагахара на землю Японии спустились боги, которые обитали на священных горах и в священных рощах.
* “Где колосья счастья есть, где поля из тростника…” — постоянная характеристика страны Ямато (см. п. 167).
神名備能
三諸之山丹
隠蔵杉
思将過哉
蘿生左右
かむなびの
みもろのやまに
いはふすぎ
おもひすぎめや
こけむすまでに
В Каминаби,
Там, где горы Миморо,
Криптомерия священная стоит,
И пока на ней не станет мох цвести,
Не пройдет вовек моя любовь!
* Суги — японская криптомерия (Cryptomeria japonica). “Суги” ассоциируется с “сугу” “проходить”, “пройдет”, отсюда игра слов.
* Последние строки песни передают одну из народных клятв верности. “Не пройдет моя любовь так же, как никогда не зацветет мох на священном дереве суги”.
里人之
吾丹告樂
<汝>戀
愛妻者
黄葉之
散乱有
神名火之
此山邊柄
(或本云
彼山邊)
烏玉之
黒馬尓乗而
河瀬乎
七湍渡而
裏觸而
妻者會登
人曽告鶴
さとびとの
あれにつぐらく
ながこふる
うつくしづまは
もみちばの
ちりまがひたる
かむなびの
このやまへから
(そのやまへ)
ぬばたまの
くろまにのりて
かはのせを
ななせわたりて
うらぶれて
つまはあひきと
ひとぞつげつる
Люди из села
Мне передавали так:
“Милый твой супруг,
О котором ты грустишь,
Ехал на своём коне,
Ягод тутовых черней,
Из ущелий горных скал
Каминаби,
Где лежит
В беспорядке на земле
Клёна алая листва…
Много отмелей речных,
Дальних отмелей речных
Перейти ему пришлось,
Был в печали он большой,
Встретясь с нами на пути”, —
Вот что люди из села
Передали мне.
* Плач жены об умершем муже (К. Маб.). Песня рассказывает о погребальной процессии.
かきくらし
しくるるそらを
なかめつつ
思ひこそやれ
神なひのもり
かきくらし
しくるるそらを
なかめつつ
おもひこそやれ
かみなひのもり


寿永元年大嘗会主基方歌よみてたてまつりける時、神楽歌、丹波国神南備山をよめる

権中納言兼光
寿永元年大嘗会主基方歌よみてたてまつりける時、神楽歌、丹波国神南備山をよめる

権中納言兼光
Канэмицу

千早ぶる
神なび山の
ならの葉を
雪ふりさけて
手折る山人
ちはやぶる
かみなびやまの
ならのはを
ゆきふりさけて
てをるやまひと


下葉まで
心のまゝに
そめてけり
時雨にあまる
神なびの森
したはまで
こころのままに
そめてけり
しぐれにあまる
かみなびのもり


くれなゐに
見えし梢も
雪ふれば
白木綿かくる
神なびの森
くれなゐに
みえしこずゑも
ゆきふれば
しらゆふかくる
かみなびのもり


冬のくる
神なび山の
村時雨
ふらばともにと
散る木葉かな
ふゆのくる
かみなびやまの
むらしぐれ
ふらばともにと
ちるこのはかな


兼てだに
移ろふと見し
神南備の
杜の木の葉に
時雨降るなり
かねてだに
うつろふとみし
かむなびの
もりのこのはに
しぐれふるなり


千早振
神南備山の
むら時雨
紅葉をぬさと
染めぬ日はなし
ちはやふる
かむなびやまの
むらしぐれ
もみぢをぬさと
そめぬひはなし


神南備の
岩瀬の杜の
いはずとも
袖の時雨を
しる人もがな
かむなびの
いはせのもりの
いはずとも
そでのしぐれを
しるひともがな


夕かけて
いづち行くらむ
郭公
神なびやまに
今ぞ鳴くなる
ゆふかけて
いづちゆくらむ
ほととぎす
かみなびやまに
いまぞなくなる


神南備の
山下風の
寒けくに
ちりかひ曇る
四方のもみぢ葉
かむなびの
やましたかぜの
さむけくに
ちりかひくもる
よものもみぢは


兼ねてより
移ろふ秋の
色もなほ
しぐれて増る
神南備の森
かねてより
うつろふあきの
いろもなほ
しぐれてまさる
かむなびのもり


千早振
神なひ山の
もみちはゝ
思ひはかけじ
うつろふ物を
ちはやぶる
かみなびやまの
もみぢはは
おもひはかけじ
うつろふものを
Обитель богов,
Сокрушающих тысячи скал,
Каннаби-гора!
Краса твоих листьев осенних
Так ненадежна!