むかし、をとこ、つのくにに、しる所ありけるに、あにおとと友だちひきゐて、なにはの方にいきけり。なぎさを見れば、ふねどものあるを見て、

В давние времена у кавалера было в провинции Цу поместье, и он, с собою взяв и братьев, и друзей, по направлению к Нанива отправился. На взморье глядя, он увидел, что там суда и —

なにはづを
けさこそみつの
うらごとに
これやこの世を
うみわたるふね
なにはづを
けさこそみつの
うらごとに
これやこのよを
うみわたるふね
Тебя, порт Нанива, сегодня
вижу я, и в каждой
из твоих трех бухт — ладьи...
Не те ль ладьи, что этот свет,
гнушаясь им, переплывают?

難波潟
みじかき芦の
ふしのまも
あはでこの世を
過ぐしてよとや
なにはがた
みじかきあしの
ふしのまも
あはでこのよを
すぐしてよとや
Что зазора короче
Меж коленцами тростника
В Нанива на мелководье?
Так ты велишь мне: живи,
Ни на миг с тобой
не встречаясь?!
Стихотворение взято из ант. «Синкокинсю», 1049 («Песни любви», книга первая).
わびぬれば
今はた同じ
難波なる
身をつくしても
逢はむとぞ思ふ
わびぬれば
いまはたおなじ
なにはなる
みをつくしても
あはむとぞおもふ
Мне всё едино теперь!
Я — словно бы в Нанива-море
Спасительный знак.
Пускай я в волнах погибну,
Но раньше встречусь с тобою!
Данное стихотворение, впервые отмеченное Фудзивара-но Тосинари, помещено в ант. «Госэнсю», 960 («Песни любви», книга пятая) с предисловием: «Послал государыне Кёгоку, когда всё открылось», т.е. когда обнаружилась его связь с одной из жен государя Уда.
難波江の
芦のかりねの
一夜ゆへ
身をつくしてや
恋わたるべき
なにはえの
あしのかりねの
ひとよゆゑ
みをつくしてや
こひわたるべき
В Нанива на берегу
Срезан тростник под корень.
Одна короткая ночь,
Но нет мне теперь спасенья,
Любовь уносит меня.
Данное стихотворение взято из ант. «Сэндзайсю», 807 («Песни любви», книга третья). Было сложено для поэтического состязания на тему «Любовная встреча на кратком ночлеге в пути».
六日、澪標のもとより出でて、難波につきて、川尻に入る。
六日、澪標みをつくしのもとよりでて、難波なにはきて、川尻かはじりる。
День 6-й. Отправившись от того места, где бакен, причаливаем к Нанива и входим в дельту реки.

いつしかと
いぶせかりつる
難波潟
葦漕ぎそけて
御舟来にけり
いつしかと
いぶせかりつる
なにはがた
あしこぎそけて
みふねきにけり
Унынием объятые,
Хотели мы скорей
В лагуну Нанива!
И вот, раздвинув веслами тростник,
Пришел в нее корабль.

竹取物語 > 蓬莱の玉の枝 (Жемчужная ветка с горы Xорай)
仕うまつるべき人々、皆難波まで御送しけり。皇子、「いと忍びて」と宣はせて、人も數多率ておはしまさず、

Челядинцы проводили его до гавани Нанива, а там принц сказал, что едет по тайному делу, лишних людей ему не надо.
25. …до гавани Нанива… – Осакский залив, где ныне расположен город Осака.
竹取物語 > 蓬莱の玉の枝 (Жемчужная ветка с горы Xорай)
おはしましぬと人には見え給ひて、三日許ありて漕ぎ歸り給ひぬ。

Но принц только для отвода глаз говорил, что едет в Цукуси, а сам через три дня тайно вернулся на корабле в гавань Нанива.

竹取物語 > 蓬莱の玉の枝 (Жемчужная ветка с горы Xорай)
難波に密に持て出でぬ。「船に乘りて歸り來にけり」と殿に告げやりて、いといたく苦しげなる樣して居給へり。

Через три года сделал он вид, будто возвратился в гавань Нанива из дальнего странствия, и прежде всего послал в свой собственный дворец извещение: «Я прибыл на корабле». Прикинулся, будто еле жив, так измучен трудной дорогой!

竹取物語 > 蓬莱の玉の枝 (Жемчужная ветка с горы Xорай)
一昨々年の二月の十日比に、難波より船に乘りて、

– Позапрошлый год в десятый день второго месяца отплыл я на корабле из гавани Нанива.

竹取物語 > 龍の首の珠 (Драгоценный камень дракона)
心許無がりて、いと忍びて、唯舍人二人召繼として、窶れ給ひて、難波の邊におはしまして、問ひ給ふことは、

Не в силах он был ждать дольше и в великой тайне отправился в сопровождении только двух приближенных к гавани Нанива. Там спросил он у одного встречного рыбака:

なにはづのうたは、みかどのおほむはじめなり。あさかやまのことばゝうねめのたはぶれよりよみて、このふたうたは歌のちゝはゝのやうにてぞ、(て)ならふ人のはじめにもしける。

Песня «Бухта Нанива» воспевает начало царствования Государя.
Песня о горе Асака[10] была сложена некой служанкой для увеселения.
Две эти песни считаются отцом и матерью поэзии, приводятся в начале всех пособий по обучению каллиграфии.
Когда император Осасаги, [8] будучи еще принцем, пребывал в Наниве, они вместе с тогдашним наследным принцем отказались от своего звания и три года не соглашались взойти на престол, отчего муж по имени Ванни [9] весьма опечалился и, сложив песню, преподнес ее Государю. Цветы, что упомянуты в той песне, — цветы сливы.
8. Император Осасаги (Нинтоку) — взошел на престол после смерти его младшего брата, наследного принца Удзи-но Вакиирацуко.
9. Ванни — ученый из корейского царства Кудара, прибывший в Японию в период правления императора Одзин (270–370) с классическими книгами. Стал одним из первых просветителей, распространявших китайскую грамоту и классические науки.
10. Песня из «Манъёсю» (№ 3807):
Когда принц Кадзураки послан был на Север, в край Митиноку, там устроили пир в его честь, но принц остался недоволен, сочтя, что наместник края принимает его без должных почестей. Тогда одна дама, прислуживавшая на пиру, предложила ему вина и сложила эту песню, отчего сердце принца ободрилось.
なにはづに
さくやこのはな
ふゆごもり
いまははるべと
さくやこのはな
なにはづに
さくやこのはな
ふゆごもり
いまははるべと
さくやこのはな
Распустились цветы
в бухте Нанива на побережье,
будто нам говоря,
что зима сменилась весною —
распустились цветы на деревьях!..

人をとく
あくた川てふ
津の国の
なにはたがはぬ
君にぞありける
ひとをとく
あくたがはてふ
つのくにの
なにはたがはぬ
きみにぞありける
Ничем ты не расходишься
С землёй Нанива
В стране Цу,
Где течет река Акутагава,
О которой говорят люди[362].
362. Танка содержит омонимы: аку – в слове Акутагава (название реки) и «пресыщаться». Нанива – название местности и «в имени», Цу-но куни (страна Цу) – дзё к слову Нанива. Смысл того, что хочет сказать поэтесса, составлен из топонимов, увязанных в единый сюжет: «наскучив всем, ты быстро пресыщаешься, и молва о тебе не расходится с твоим именем (т. е. характером)». Акутагава – река в провинции Осака уезда Мисима. Танка помещена в Сюисю, 15 [977], и в Мотоёсимикогосю.
津の国の難波のわたりに家してすむ人ありけり。

Был один человек, который построил себе дом в провинции Цу, в окрестностях Нанива.

なほいとあはれにおぼゆれば、男にいひけるやう、「津の国といふ所の、いとをかしかなるに、いかで難波に祓へしがてらまからむ」といひければ、「いとよきこと。われももろともに」といひければ、「そこにはなものし給ひそ。おのれひとりまからむ」といひて、いでたちていにけり。


Печалилась она и вот однажды говорит супругу: «В провинции Цу есть очень красивые места. Хотела бы я отправиться на побережье Нанива для свершения обряда очищения». – «Очень хорошо! И я поеду с тобой!» – ответил супруг, но она возразила: «Не делайте этого. Я поеду одна» – и отправилась в путь.

難波に祓へして、かへりなむとする時に、「このわたりに見るべきことなむある」とて、「いますこし、とやれ、かくやれ」といひつつ、この車をやらせつ。

Завершив обряды очищения в Нанива, когда уже надо было собираться в обратную дорогу, она сказала: «Мне надо еще кое-кого повидать в этих краях. Теперь несите паланкин в ту сторону, потом немного в эту».

君なくて
あしかりけりと
思ふにも
いとど難波の
浦ぞすみ憂き
きみなくて
あしかりけりと
おもふにも
いとどなにはの
うらぞすみうき
Тебя не стало,
И так тяжело
Было мне,
И все печальней в Нанива-
Заливе мне становилось жить[404], —
404. Танка помещена в Сюисю, 9 [540], Кокинрокутё, 3; в Кондзяку-моногатари, 30, третья строка: омофу ни ва. Асикари – какэкотоба, имеющее омофоны со значениями «плохо», «тяжело» и «резать тростник». Отсюда – иной смысл второй строки: «Я теперь стал резать тростник».
あしからじ
とてこそ人の
わかれけめ
なにか難波の
浦もすみ憂き
あしからじ
とてこそ人の
わかれけめ
なにかなにはの
うらもすみうき
«Не будет тяжело» —
Так говорил ты,
Расставаясь со мной.
Отчего же теперь в Нанива-
Заливе жить печально?[405]
405. По содержанию эта песня не соответствует смыслу рассказа. Видимо, в первоначальном тексте Ямато-моногатари ее не было и это позднейшая вставка. Однако она приводится в Сюисю, 9 [541], и в Кондзяку-моногатари, 30 (в разделе 5). При этом порядок следования стихотворений обратный: сначала танка жены, потом – мужа. Ввиду употребления тех же омонимов, что и в предыдущем стихотворении, первая строка имеет еще смысл: «Не буду резать тростник».
然已丑年稻目大臣薨已後、餘臣等共計、庚寅年燒切堂舎、佛像経教流於難波江也。
然して已丑つちのと・うしの年に稻目大臣すでに薨じて後に、餘臣等共に計らい、庚寅かのえ・とらの年に堂舎を燒き切り、佛像・経教を難波江なにはのえに流しき。
Однако после того как великий министр Инамэ скончался в 569 г. [16], [остальные] министры составили заговор и в 570 г. сожгли молельни, а изображения будд и сутры выкинули в канал Нанива.
16. «Нихон сёки» относит смерть Инамэ к 570 г.
TODO:LINK:SHOKI
日本霊異記 > 卷上 > 卷上 第五 信敬三寶得現報緣 (Слово о воздаянии в этой жизни за почитание Трех Сокровищ)
弓削大連公、放火燒道場、將佛像流難破堀江。

Однако Югэ-но О:мурадзи успел поджечь храм и спалил его, а статуи будд выбросил в канал Нанива.

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 第五 信敬三寶得現報緣 (Слово о воздаянии в этой жизни за почитание Трех Сокровищ)
卅三年乙酉冬十二月、八日、連公居住難破而忽卒之。

Восьмого дня двенадцатой луны тридцать третьего года, зимой, во второй год Курицы, Мурадзи неожиданно скончался в Нанива.

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 第七 贖龜命放生得現報龜所助 (Слово о немедленном воздаянии, полученном от черепах за то, что они были отпущены на волю)
諸寺道俗觀之、共為欽敬。禪師為造尊像上京。賣財既買得金丹等物。還到難破之津時、

Для того, чтобы приобрести досточтимые статуи, он отправился в столицу, продал там имущество, купил золото с красками и на обратном пути прибыл в гавань Нанива.

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 第九 嬰兒鷲所擒他國得逢父緣 (Слово о том, как дочь, унесенная орлом, встретилась со своим отцом в далекой стороне)
逕八箇年、以難破長柄豐前宮御宇天皇之世、孝德。

Минуло восемь лет. В то время, когда Поднебесной управлял государь из дворца Нагара-но Тоёсаки, что в Нанива,
長柄豐前宮-дворец Нагара-но Тоёсаки
日本霊異記 > 卷上 > 卷上 十三 女人好風聲之行食仙草以現身飛天緣 (Слово о женщине, которая творила праведное, ела травы горных отшельников и вознеслась на небо в своем нынешнем теле)
是難破長柄豐前宮時、孝德。甲寅年、其風流事、神仙感應、

Во времена [правления государя из] дворца Нагара-но Тоёсаки, что в Нанива, в первый год Тигра, божественные отшельники откликнулись.

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 十四 僧憶持心經得現報示奇事緣 (Слово о воздаянии в этой жизни и о чуде, случившемся с монахом, который сутру “Сингё:” усердно читал)
入我聖朝、住難破百濟寺矣。

он перебрался в нашу страну и поселился в храме Кудара, что в Нанива.

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 廿三 凶人不敬養嬭房母以現得惡死報緣 (Слово о злодее, который пренебрегал сыновним долгом по отношению к своей матери и навлек на себя наказание в этой жизни)
是難破宮御宇天皇之代、孝德朝。類學生之人也。

В те времена, когда государь из дворца Нанива управлял Поднебесной, он стал студентом.

日本霊異記 > 卷上 > 卷上 卅五 締知識為四恩作繪佛像有驗示奇表緣 (Слово о чуде чудном, случившемся с монахиней, что изобразила Будду в благодарность за четыре вида благодеяний)
行乎難破、徘徊市歸。

Вместе с другими отправилась она в Нанива, задумав отпускать животных на волю.

難波天皇之世辛亥正月五日、授塔露盤銘
難波天皇なにはのすめらみことみよ辛亥かのと・いの正月五日、塔の露盤の銘を授けたまふ。
Во времена правления императора Нанива[40], в 5-й день 1-й луны 651 г. на основании шпиля пагоды [Гангодзи] была сделана следующая надпись:
40. Император Котоку. Занимал престол с 645 по 654 г.
山代大兄王娶庶妹舂米王、生児、難波麻呂古王。
山代大兄王、庶妹、舂米王を娶して生みませる児は、難波麻呂古王なにはまろこのみこ


慶雲三年丙午幸于難波宮時
志貴皇子御作歌

Песня принца Сики, сложенная во время пребывания императора [Момму] во дворце Нанива в третьем году Кэйун
* Дворец Нанива — находился в селении Нанива, совр. г. Осака. Ямато — родина принца.
難波高津宮御宇天皇代
大鷦鷯天皇
謚曰仁徳天皇

磐姫皇后思天皇御作歌四首
なにはのたかつのみやにあめのしたしらしめししすめらみことのみよ
おおさざきのすめらみこと
いわのひめのおおきさきつくらすうた
Правление верховного владыки, ведающего Поднебесной во дворце Такацу, в Нанива
Охосадзаги
Четыре песни, сочинённые Иванохимэ
* “Правление императора Нинтоку”
* Иванохимэ (?—347) — жена императора Нинтоку. В М. — четыре ее песни.
* О Нинтоку и Иванохимэ имеются записи в “Нихонсёки” и “Кодзики”. (“Кодзики”—“Записи о делах древности”—историко-мифологический свод, составленный в 712 г. О-но Ясумаро. В мифологической части содержатся древние космогонические мифы, а также миф о богине солнца Аматэрасу и другие. Историческая часть начинается с легендарного императора Дзимму и кончается правлением императрицы Суйко, 593–628). Иванохимэ очень любила своего супруга, но, когда во время ее путешествия в провинцию Ки он изменил ей с принцессой Ята, она покинула его и жила отдельно.
* Песни 85–88 считаются самыми древними в М. Однако есть сомнение в авторстве Иванохимэ (МС).
難波方
塩干勿有曽祢
沈之
妹之光儀乎
見巻苦流思母
なにはがた
しほひなありそね
しづみにし
いもがすがたを
みまくくるしも
Не убегай, прилив в заливе Нанива!
О, слишком тяжко было видеть
Мне облик девы,
Что в волнах
Себя навеки погубила!

式部卿藤原宇合卿被使改造難波堵之時作歌一首

Песня министра церемоний Фудзивара Умакай, сложенная им, когда была заново отстроена столица в Нанива
* Строительство новой столицы в Нанива началось в 726 г. при императоре Сёму, закончилось в 732 г. Фудзивара Умакай следил за строительством столицы.
昔者社
難波居中跡
所言奚米
今者京引
都備仁鷄里
むかしこそ
なにはゐなかと
いはれけめ
いまはみやこひき
みやこびにけり
Наверно, в давние года
Здесь местность Нанива
Деревней называлась,
А ныне — сделалась столицею она
И вот какой изысканною стала!

門部王在難波見漁父燭光作歌一首
後賜姓大原真人氏也

Песня принца Кадобэ, сложенная им во время пребывания в Нанива при виде костров, зажженных рыбаками для приманки рыб

天雲之
向伏國
武士登
所云人者
皇祖
神之御門尓
外重尓
立候
内重尓
仕奉
玉葛
弥遠長
祖名文
継徃物与
母父尓
妻尓子等尓
語而
立西日従
帶乳根乃
母命者
齊忌戸乎
前坐置而
一手者
木綿取持
一手者
和細布奉
<平>
間幸座与
天地乃
神祇乞祷
何在
歳月日香
茵花
香君之
牛留鳥
名津匝来与
立居而
待監人者
王之
命恐
押光
難波國尓
荒玉之
年經左右二
白栲
衣不干
朝夕
在鶴公者
何方尓
念座可
欝蝉乃
惜此世乎
露霜
置而徃監
時尓不在之天
あまくもの
むかぶすくにの
ますらをと
いはれしひとは
すめろきの
かみのみかどに
とのへに
たちさもらひ
うちのへに
つかへまつりて
たまかづら
いやとほながく
おやのなも
つぎゆくものと
おもちちに
つまにこどもに
かたらひて
たちにしひより
たらちねの
ははのみことは
いはひへを
まへにすゑおきて
かたてには
ゆふとりもち
かたてには
にきたへまつり
たひらけく
まさきくいませと
あめつちの
かみをこひのみ
いかにあらむ
としつきひにか
つつじはな
にほへるきみが
にほとりの
なづさひこむと
たちてゐて
まちけむひとは
おほきみの
みことかしこみ
おしてる
なにはのくにに
あらたまの
としふるまでに
しろたへの
ころももほさず
あさよひに
ありつるきみは
いかさまに
おもひいませか
うつせみの
をしきこのよを
つゆしもの
おきていにけむ
ときにあらずして
В дальней, чуждой стороне
Там, где облака небес стелятся внизу,
Храбрым воином
Он слыл,
И родителям своим,
Детям и жене своей
Говорил он, уходя:
“При дворе богов земли,
Что правление вершат,
Стоя стражем
У дворца,
Службу во дворце неся,
Как жемчужный длинный плющ
Простирается меж скал,
Так же долго буду я
Славу предков продолжать
И хранить ее всегда!”
И со дня, когда ушел
От родных он в дальний путь,
Мать, вскормившая его,
Ставит пред собой всегда
Со святым вином сосуд,
И в одной руке она
Держит волокна пучки,
И в другой руке она
Ткани на алтарь несет.
“Пусть спокойно будет все,
И счастливым будет он!” —
С жаркою мольбой она
Обращается к богам
Неба и земли.
О, когда наступит год,
Месяц, тот желанный день,
И любимый ею сын,
Сын, сверкающий красой
Цуцудзи цветов,
Птицей ниодори вдруг
Из воды всплывет? —
— Думу думает она…
А ее любимый сын,
Тот, которого она,
И вставая, и ложась,
Тщетно ждет к себе домой,
Государя волю чтя
И приказу покорясь,
В дальней Нанива- стране,
Что сверкает блеском волн,
Годы целые провел
Новояшмовые он.
Белотканых рукавов
Он от слез не просушил,
Поутру и ввечеру
Занят службою он был.
Как же все случилось так,
Как задумал это он?
Бренный мир, что человек
Так жалеет оставлять,
Он оставил и исчез,
Словно иней иль роса,
Не дождавшись до конца срока своего…
* В песне поется о тяжелой жизни людей, которых в эпоху Нара в порядке трудовой повинности мобилизовывали и заставляли жить годы в разлуке с родными.
* Жемчужный длинный плющ… (тамакадзура) — постоянный образ в М. для выражения чего-нибудь долго длящегося или тянущегося.
* Со святым вином сосуд и т. д. — описание обычных жертвоприношений при совершении молитвенных обрядов, когда испрашивают у богов благополучия для близких, счастливого возвращения или встречи с любимым человеком.
* Цуцудзи — см. п. 185.
* “Птицей ниодори вдруг из воды всплывет”…— эти птицы глубоко ныряют, долго находятся под водой и внезапно всплывают на воде, отсюда “всплывать” стало постоянным эпитетом к ниодори, а птица ниодори — образ и сравнение для человека, неожиданно появившегося после долгого отсутствия.
* Новояшмовые (аратама-но) — “мк” к слову годы (яшма, исходя из содержания ряда песен М., — поэтический образ священного зерна риса. Представление о годе, связанное у японского земледельца с новым посевом, с новым урожаем, новым рисом, способствовало возникновению этого постоянного эпитета к годам).
難波天皇妹奉上在山跡皇兄御歌一首

Песня, поднесенная младшей сестрой императора Нинтоку своему возлюбленному брату, когда он находился в Ямато
* Император Нинтоку (313–399) — в тексте: “Верховный владыка Нанива” (см. п. 1).
* Нинтоку имел восемь младших сестер; которой из них принадлежит авторство песни, неизвестно. Эта песня и песни Иванохимэ (85–88), жены Нинтоку, считаются самыми древними песнями М. Под этой подписью в М. — одна песня.
難波方
塩干之名凝
飽左右二
人之見兒乎
吾四乏毛
なにはがた
しほひのなごり
あくまでに
ひとのみるこを
われしともしも
Как на следы прилива, что отхлынул
От берегов в заливе Нанива,
Так на тебя
Все любоваться будут,
И зависти душа моя полна!
* Речь идет о трудовой повинности при дворце, куда брали красавиц (унэмэ) для услужения царским особам (см. п. 51). Песня посвящена одной из красавиц, уходящей во дворец.
吾衣
人莫著曽
網引為
難波壮士乃
手尓者雖觸
あがころも
ひとになきせそ
あびきする
なにはをとこの
てにはふるとも
Мою одежду
Не давай носить другим,
Хотя ее касались руки
Простого рыбака из Нанива,
Что из воды вытаскивали сети…

押照
難波乃菅之
根毛許呂尓
君之聞四<手>
年深
長四云者
真十鏡
磨師情乎
縦手師
其日之極
浪之共
靡珠藻乃
云々
意者不持
大船乃
憑有時丹
千磐破
神哉将離
空蝉乃
人歟禁良武
通為
君毛不来座
玉梓之
使母不所見
成奴礼婆
痛毛為便無三
夜干玉乃
夜者須我良尓
赤羅引
日母至闇
雖嘆
知師乎無三
雖念
田付乎白二
幼婦常
言雲知久
手小童之
哭耳泣管
俳徊
君之使乎
待八兼手六
おしてる
なにはのすげの
ねもころに
きみがきこして
としふかく
ながくしいへば
まそかがみ
とぎしこころを
ゆるしてし
そのひのきはみ
なみのむた
なびくたまもの
かにかくに
こころはもたず
おほぶねの
たのめるときに
ちはやぶる
かみかさくらむ
うつせみの
ひとかさふらむ
かよはしし
きみもきまさず
たまづさの
つかひもみえず
なりぬれば
いたもすべなみ
ぬばたまの
よるはすがらに
あからひく
ひもくるるまで
なげけども
しるしをなみ
おもへども
たづきをしらに
たわやめと
いはくもしるく
たわらはの
ねのみなきつつ
たもとほり
きみがつかひを
まちやかねてむ
Словно корни камыша,
Что уходят глубоко
В землю в бухте Нанива,
Озаренной блеском волн,
Глубока твоя любовь,—
Говорил ты мне тогда.
Оттого, что клялся мне
Верным быть в своей любви
Ты на долгие года,—
Сердце чистое свое,
Словно чистый блеск зеркал,
Отдала тебе навек.
И был гранью этот день
Для моей любви к тебе…
Как жемчужная трава
Клонится у берегов
С набегающей волной,
В эту сторону и ту,—
В эту сторону и ту
Сердцем не металась я,—
Как большому кораблю,
Я доверилась тебе…
Сокрушающие мир
Боги ль разделили нас?
Или смертный человек
Нас с тобою разлучил?
Но тебя, что навещал
Каждой ночью,—
Нет теперь…
И гонца, что приходил
С веткой яшмовой,—
Все нет…
И от этого в душе
Нестерпима нынче боль!
Ягод тутовых черней —
Черной ночью напролет,
С ярко рдеющей зарей —
До конца весь долгий день —
Все горюю о тебе,
Но напрасна скорбь моя!
Все тоскую о тебе,
Но не знаю, как мне быть?
И недаром говорят
Все,
Что женщина слаба,
Словно малое дитя,
Только в голос плачу я
И брожу, блуждая, здесь.
Не дождаться, верно, мне
Твоего гонца…

大行天皇幸于難波宮時歌

Песни, сложенные во время пребывания императора [Момму] во дворце Нанива

難波津尓
美船泊農等
吉許延許婆
紐解佐氣弖
多知婆志利勢武
なにはつに
みふねはてぬと
きこえこば
ひもときさけて
たちばしりせむ
Если только я услышу, что причалил
В бухте Нанива
Корабль твой дорогой,
Я, не завязав шнуры у платья,
Побегу скорей тебя встречать!

忍照
難波乃國者
葦垣乃
古郷跡
人皆之
念息而
都礼母無
有之間尓
續麻成
長柄之宮尓
真木柱
太高敷而
食國乎
治賜者
奥鳥
味經乃原尓
物部乃
八十伴雄者
廬為而
都成有
旅者安礼十方
おしてる
なにはのくには
あしかきの
ふりにしさとと
ひとみなの
おもひやすみて
つれもなく
ありしあひだに
うみをなす
ながらのみやに
まきはしら
ふとたかしきて
をすくにを
をさめたまへば
おきつとり
あぢふのはらに
もののふの
やそとものをは
いほりして
みやこなしたり
たびにはあれども
Блеском озаренная Нанива-страна!
“Это старое село,
Где плетни из тростника”,—
Говорил о ней народ,
Думать бросили о ней.
Равнодушными с тех пор
Были люди к той стране.
А за это время там
Вбили крепкие столбы,
Вбили славные столбы
Из деревьев хиноки
И построили дворец,
Что назвали Нагара,
Длинный, словно волокно
В пряже конопли.
И когда страною ты
Начал править во дворце,
Множество придворных слуг
Славных воинских родов
Там раскинули шатры,
На долине Адзифу
(Адзи — птиц морских зовут),
И столицею теперь
Стало старое село,
Хоть и было это все
Остановкою в пути…
* Деревья хиноки “солнечные деревья”, японский кипарис, считался священным деревом, из него делали ритуальную утварь.
* “Хоть и было это все остановкою в пути” — в старину императоры, часто путешествуя по стране и останавливаясь в пути, строили временные постройки, которые назывались дворцами (кари-мия), потому что в них жил император, а местность, где он останавливался на долгое время, называлась столицей. В Нанива для путешествующего императора Сёму был построен дворец, который он сделал своей резиденцией.
冬十月幸于難波宮時笠朝臣金村作歌一首并短歌

Песня Каса Канамура, сложенная зимой второго года Дзинки, в десятом месяце, когда император [Сёму] пребывал во дворце Нанива

天地之
遠我如
日月之
長我如
臨照
難波乃宮尓
和期大王
國所知良之
御食都國
日之御調等
淡路乃
野嶋之海子乃
海底
奥津伊久利二
鰒珠
左盤尓潜出
船並而
仕奉之
貴見礼者
あめつちの
とほきがごとく
ひつきの
ながきがごとく
おしてる
なにはのみやに
わごおほきみ
くにしらすらし
みけつくに
ひのみつきと
あはぢの
のしまのあまの
わたのそこ
おきついくりに
あはびたま
さはにかづきで
ふねなめて
つかへまつるし
たふとしみれば
Как не ведают конца
Небо и земля
И как вечны в небесах
Солнце и луна,
Так в заливе Нанива,
Озаренном блеском волн,
Неизменно во дворце
Правит славною страной
Наш великий государь!
Как святую солнцу дань
Той страны, где в дар несут
Славный плод земли богам,
Из Нусима рыбаки,
Из Авадзи держат путь,
В ряд построивши челны,
На глубоком дне морском
Груды жемчуга собрав,
Государю в дар везут.
И почтенья полон я,
Видя, как везут дары!
* Песни Акахито сложены во время пребывания во дворце Нанива в свите императора Сёму зимой во 2-м г. Дзинки (725 г.), в 9-м месяце.
五年戊辰幸于難波宮時作歌四首

Четыре песни, сложенные во время пребывания императора [Сёму] во дворце Нанива в пятом году [Дзинки (728)]

難波方
潮干乃奈凝
委曲見
在家妹之
待将問多米
なにはがた
しほひのなごり
よくみてむ
いへなるいもが
まちとはむため
В бухте Нанива следы прилива —
Водоросли, ракушки —
Запомню хорошо,
Оттого что милая ожидает дома
И о них начнет расспрашивать меня!
* “Следы прилива” — говорится о виде берега с оставшимися после прилива раковинами, водорослями, галькой, которым было принято любоваться.
直超乃
此徑尓<弖師>
押照哉
難波乃<海>跡
名附家良思<蒙>
ただこえの
このみちにして
おしてるや
なにはのうみと
なづけけらしも
О, верно, по дороге этой
Прямой тропою проходя,
Назвали люди
“Озаренным”
Вид моря в бухте Нанива!

春三月幸于難波宮之時歌六首

Шесть песен, сложенных во время путешествия императора [Сёму] во дворец Нанива весной [шестого года Тэмпё (734)] в третьем месяце

難波宮作歌一首并短歌

Песня, сложенная во дворце Нанива
* В “Сёку-Нихонги” есть запись о том, что в 16-м г. Тэмпё (744 г.) 2 февраля столица была перенесена в Нанива. Песня принадлежит к циклу песен, восхваляющих столицу.
安見知之
吾大王乃
在通
名庭乃宮者
不知魚取
海片就而
玉拾
濱邊乎近見
朝羽振
浪之聲鏌
夕薙丹
櫂合之聲所聆
暁之
寐覺尓聞者
海石之
塩干乃共
<汭>渚尓波
千鳥妻呼
葭部尓波
鶴鳴動
視人乃
語丹為者
聞人之
視巻欲為
御食向
味原宮者
雖見不飽香聞
やすみしし
わがおほきみの
ありがよふ
なにはのみやは
いさなとり
うみかたづきて
たまひりふ
はまへをきよみ
あさはふる
なみのおとさわく
ゆふなぎに
かぢのおときこゆ
あかときの
ねざめにきけば
いくりの
しほひのむた
うらすには
ちどりつまよび
あしへには
たづがねとよむ
みるひとの
かたりにすれば
きくひとの
みまくほりする
みけむかふ
あぢふのみやは
みれどあかぬかも
Нанива — дворец,
Что изволит посещать
Мирно правящий страной
Наш великий государь,—
Возле моря поднялся,
Там, где ловят разных рыб…
Близко он от берегов,
Где находят жемчуга,
Оттого в нем поутру
Слышен громкий шум волны,
Словно мощных крыльев взмах,
А в затишье ввечеру
Слышен громкий всплеск весла…
И в рассвета алый час,
Лишь откроешь ты глаза,
Станешь слушать в тишине:
У владыки вод морских,
Слышишь — схлынул вдаль прилив,
И на отмели зовут
Кулики далеких жен.
А в зеленых тростниках
Громко журавли кричат…
Все, кто видел тот дворец,
Без конца ведут рассказ,
Все, кто слышал сказ о нем,
Увидать его хотят,
О чудеснейший дворец
Адзифу,
Куда несут пищу, как святую дань,
Сколько ни любуйся им,
Не устанет жадный взор!

有通
難波乃宮者
海近見
<漁>童女等之
乗船所見
ありがよふ
なにはのみやは
うみちかみ
あまをとめらが
のれるふねみゆ
От покоев пышного дворца
В Нанива, где бывает государь,
Море близко,
И поэтому видна
Лодка, на которой юные рыбачки…

難波方
塩干丹立而
見渡者
淡路嶋尓
多豆渡所見
なにはがた
しほひにたちて
みわたせば
あはぢのしまに
たづわたるみゆ
Стоя в бухте Нанива на берегу,
В час, когда прилив уже отхлынул,
Я взглянул кругом:
Над морем журавли
Пролетают мимо, к острову Авадзи…

太上天皇幸于難波宮時歌

Песни, сложенные во время путешествия экс-императрицы [Дзито] во дворец Нанива

大伴宿祢娉巨勢郎女時歌一首
大伴宿祢諱曰安麻呂也難波朝右大臣大紫大伴長徳卿之第六子平城朝任大納言兼大将軍薨也

Песня Отомо [Ясумаро], сложенная им, когда он сватался к девице из дома Косэ
* Отомо Ясумаро — отец поэта Табито, поэтессы Отомо Саканоэ, а также Отомо Тануси и Сукунамаро, имел звание сукунэ. Достиг высокого положения. Был первым советником двора и главным полководцем. В М. — три его песни. Данная песня отнесена ко времени Тэндзи (662–671), но считается, что здесь ошибочная запись, так как Ясумаро получил звание сукунэ позже, при Тэмму (673–686).
* Девица из дома Косэ — см. п. 102.
庚寅年、焼滅佛殿佛像、流却於難波堀江。
庚寅かのえ・とらの年、佛殿・佛像を焼き滅ばし、難波の堀江に流してき。


難波長柄豊碕宮御宇天皇之世、任筑紫大宰帥也。
難波長柄豊碕宮なにはのながえのとよさきのみやあめのした御しめしし天皇の世、筑紫の大宰帥に任ず。


忍照
難波乎過而
打靡
草香乃山乎
暮晩尓
吾越来者
山毛世尓
咲有馬酔木乃
不悪
君乎何時
徃而早将見
おしてる
なにはをすぎて
うちなびく
くさかのやまを
ゆふぐれに
わがこえくれば
やまもせに
さけるあしびの
あしからぬ
きみをいつしか
ゆきてはやみむ
Блеском озаренную
Нанива я миновал,
И когда я проходил
В час вечерний
Горный склон Кусака,
Где плыл туман,
От асиби молодых,
Что повсюду расцвели,
Не видать было горы
Из-за белых лепестков.
Ядовиты те цветы,
Непохожа ты на них…
Ах, когда же я смогу
В путь отправиться к тебе,
На тебя скорей взглянуть?
* Асиби — вечнозеленое растение из семейства азалий (см. п. 166), цветы ядовитые. “Асиби” сокр. от “аси-сиби” “паралич ног” (СНмд.), кроме того аси значит “плохой”, “скверный”, здесь: “ядовитый”, поэтому название цветка используется для игры слов, непередаваемой в переводе.
難波邊尓
人之行礼波
後居而
春菜採兒乎
見之悲也
なにはへに
ひとのゆければ
おくれゐて
はるなつむこを
みるがかなしさ
Вот ты ушел
В край дальний Нанива,
И я, оставшись здесь совсем один,
С тоской смотрю теперь на юных дев,
Что собирают в поле вешнюю траву…

玉手次
不懸時無
氣緒尓
吾念公者
虚蝉之
<世人有者
大王之>
命恐
夕去者
鶴之妻喚
難波方
三津埼従
大舶尓
二梶繁貫
白浪乃
高荒海乎
嶋傳
伊別徃者
留有
吾者幣引
齊乍
公乎者将<待>
早還万世
たまたすき
かけぬときなく
いきのをに
あがおもふきみは
うつせみの
よのひとなれば
おほきみの
みことかしこみ
ゆふされば
たづがつまよぶ
なにはがた
みつのさきより
おほぶねに
まかぢしじぬき
しらなみの
たかきあるみを
しまづたひ
いわかれゆかば
とどまれる
われはぬさひき
いはひつつ
きみをばまたむ
はやかへりませ
Нету часа, чтобы снял
Перевязи жемчугов,
Нету часа, чтоб я был
И без дум, и без тревог
О тебе, кого люблю,
Не жалея жизни нить…
Бренно тело на земле!
Так как грозен был приказ,
Ты покинул в Мицу мыс
В бухте дивной Нанива,
Где вечернею порой
Жён сзывают журавли…
У большого корабля
Много весел закрепив,
Ты оставил нас и плыл
Мимо цепи островов
По бушующим морям,
Где высоко поднялась
Белопенная волна…
Я же, что остался здесь,
В руки я возьму дары
И, неся мольбу богам,
Буду ждать тебя, мой друг,
Возвращайся поскорей!
* “Нету часа, чтобы снял перевязи жемчугов” — т. е. не молился. Во время молитвы надевали на себя перевязи типа современных тасукэ, которые надеваются крест накрест поверх платья и поддерживают рукава, чтобы они не мешали во время работы.
* “Бренно тело на земле” — мотив бренности человеческого существования — влияние буддийских учений.
難波方
塩干尓出<而>
玉藻苅
海未通<女>等
汝名告左祢
なにはがた
しほひにいでて
たまもかる
あまをとめども
ながなのらさね
Схлынут волны — и в заливе Нанива
Собирают водоросли-жемчуга
Девушки-рыбачки…
Я хочу узнать,
Как по имени мне вас назвать?
* Это песни-диалоги — мондо, или “песни вопросов и ответов”. В них отражен древний обычай, когда сказать свое имя для девушки было равносильно согласию на брак или на близкие отношения (см. п. 1).
春三月諸卿大夫等下難波時歌二首
并短歌

Две песни, сложенные, когда придворные чиновники отправлялись в Нанива весной, в третьем месяце

難波經宿明日還来之時歌一首
并短歌

Песня, сложенная на следующий день, когда вернулись после ночлега в Нанива

天平五年癸酉遣唐使舶發難波入海之時親母贈子歌一首
并短歌

Песня матери, посланная сыну, когда в пятом году Тэмпё в страну Кара из бухты Нанива отчалил корабль посла
* По “Сёку-Нихонги”, в 8-м месяце 4 г. Тэмпё (732) было решено послать посольство в Китай и летом 4-го месяца 5-го г. Тэмпё (733) четыре корабля отправились из бухты Нанива в Китай. Послом был назначен Тадзихи Хиронари, его помощником — Накатоми Насиро, с ними ехали четыре стряпчих, четыре секретаря и др.
押照
難波穿江之
葦邊者
鴈宿有疑
霜乃零尓
おしてる
なにはほりえの
あしへには
かりねたるかも
しものふらくに
В Нанива, морской волною озаренной,
В бухте Хориэ,
Как видно, приютились
Гуси дикие меж тростников зеленых,
Несмотря на выпавший холодный иней…
* Нанива — одно из красивейших мест провинции Сэтцу. 588
つのくにの
なにはのあしの
めもはるに
しけきわかこひ
人しるらめや
つのくにの
なにはのあしの
めもはるに
しけきわかこひ
ひとしるらめや
Словно почки весной
на стволах тростника набухают
в бухте Нанива, в Цу, —
наполняет любовь мое сердце,
только как поведаю милой?..
248. Нанива — старое название города Осаки. Край Цу — позже провинция Сэцу, ныне часть префектуры Хёго.
君か名も
わかなもたてし
なにはなる
みつともいふな
あひきともいはし
きみかなも
わかなもたてし
なにはなる
みつともいふな
あひきともいはし
Люди в Нанива, в Цу,
о встрече ночной не узнают,
не осудят тебя —
только ты о нашем свиданье,
как и я, никому ни слова!..

つのくにの
なにはおもはす
山しろの
とはにあひ見む
ことをのみこそ
つのくにの
なにはおもはす
やましろの
とはにあひみむ
ことをのみこそ
Что же делать? Увы,
в Ямасиро, в округе Това,
от зари до зари
я томлюсь мечтами о милой —
той, что в Нанива, в Цу осталась…
272. Цу и Нанива — см. комм, к № 604. Провинция Ямасиро включала современный Киото.
おしてるや
なにはのみつに
やくしほの
からくも我は
おいにけるかな
おしてるや
なにはのみつに
やくしほの
からくもわれは
おいにけるかな
Словно горькая соль,
что из водорослей добывают
в бухте Нанива, в Цу, —
солоны, горьки мои слезы
оттого, что тягостна старость…

なにはかた
おふるたまもを
かりそめの
あまとそ我は
なりぬへらなる
なにはかた
おふるたまもを
かりそめの
あまとそわれは
なりぬへらなる
Мнится мне иногда,
что где-то у берега моря
в бухте Нанива, в Цу,
собираю морские травы
вместе с бедными рыбаками…

呉竹の
よよの古言
なかりせば
いかほの沼の
いかにして
思ふ心を
述ばへまし
あはれ昔へ
ありきてふ
人麿こそは
うれしけれ
身は下ながら
言の葉を
天つ空まで
聞えあげ
末の世までの
あととなし
今もおほせの
くだれるは
塵に繼げとや
塵の身に
積もれる言を
問はるらむ
これを思へば
いにしへに
藥けかせる
けだものの
雲にほえけむ
ここちして
ちぢの情も
おもほえず
ひとつ心ぞ
誇らしき
かくはあれども
照る光
近き衞りの
身なりしを
誰かは秋の
來る方に
欺きいでて
御垣より
外の重守る身の
御垣守
長々しくも
おもほえず
九重の
なかにては
嵐の風も
聞かざりき
今は野山し
近ければ
春は霞に
たなびかれ
夏は空蝉
なき暮らし
秋は時雨に
袖を貸し
冬は霜にぞ
責めらるる
かかるわびしき
身ながらに
積もれる年を
しるせれば
五つの六つに
なりにけり
これに添はれる
わたくしの
老いの數さへ
やよければ
身は卑しくて
年高き
ことの苦しさ
かくしつつ
長柄の橋の
ながらへて
難波の浦に
立つ波の
波の皺にや
おぼほれむ
さすがに命
惜しければ
越の國なる
白山の
頭は白く
なりぬとも
音羽の滝の
音にきく
老いず死なずの
薬もが
君が八千代を
若えつつ見む
くれたけの
よよのふること
なかりせは
いかほのぬまの
いかにして
おもふこころを
のはへまし
あはれむかしへ
ありきてふ
ひとまろこそは
うれしけれ
みはしもなから
ことのはを
あまつそらまて
きこえあけ
すゑのよよまて
あととなし
いまもおほせの
くたれるは
ちりにつげとや
ちりのみに
つもれることを
とはるらむ
これをおもへは
いにしへに
くすりけかせる
けたものの
くもにほえけむ
ここちして
ちちのなさけも
おもほえす
ひとつこころそ
ほこらしき
かくはあれとも
てるひかり
ちかきまもりの
みなりしを
たれかはあきの
くるかたに
あさむきいてて
みかきもり
とのへもるみの
みかきより
をさをさしくも
おもほえす
ここのかさねの
なかにては
あらしのかせも
きかさりき
いまはのやまし
ちかけれは
はるはかすみに
たなひかれ
なつはうつせみ
なきくらし
あきはしくれに
そてをかし
ふゆはしもにそ
せめらるる
かかるわひしき
みなからに
つもれるとしを
しるせれは
いつつのむつに
なりにけり
これにそはれる
わたくしの
をいのかすさへ
やよけれは
みはいやしくて
としたかき
ことのくるしさ
かくしつつ
なからのはしの
なからへて
なにはのうらに
たつなみの
なみのしわにや
おほほれむ
さすかにいのち
をしけれは
こしのくになる
しらやまの
かしらはしろく
なりぬとも
おとはのたきの
おとにきく
をいすしなすの
くすりかも
きみかやちよを
わかえつつみむ
Если б не было тех,
почивших в веках, поколений,
коим нет и числа,
как коленцам бамбука в роще, —
разве мы бы могли
свои сокровенные думы
донести до людей,
словами выразить сердце?
Немы были бы мы,
как безмолвная топь Икахо.
О, сколь счастлив наш рок,
что некогда, в давние годы,
славный Хитомаро
пребывал в пределах Ямато.
Хоть незнатен он был,
но искусство песни японской
он вознес до небес
и оставил потомкам память.
Мне велел Государь
собрать старинные песни —
недостойный слуга,
исполняю монаршую волю
и вослед мудрецу
стремлюсь дорогой неторной…
Лишь подумать о том —
и кажется, что в смятенье
закричать я готов,
как зверь из сказки китайской,
что, дурмана хлебнув,
вознесся к облачным высям.
Больше нет для меня
ни радостей, ни печалей,
всей душой предаюсь
одной-единственной цели.
Но забыть не могу,
что ранее при Государе
стражем я состоял
да сослан был по навету —
было велено мне
перебраться на запад столицы,
к тем далеким вратам,
откуда приходит осень.
Ах, не думалось мне,
что останусь на долгие годы
бедным стражем ворот
вдалеке от монарших покоев,
где в отрадных трудах
под девятиярусной кровлей
прожил я много лет,
избавлен от бурь и лишений.
Ныне к склону горы
примыкает мое жилище,
так что дымка весной
опускает над домом полог;
летом трели цикад
о юдоли бренной вещают;
осень слезным дождем
увлажняет рукав атласный;
донимает зима
жестокими холодами.
Так влачится мой век
в убогости и забвенье,
быстро годы летят,
все длиннее их вереница.
Тридцать лет пронеслось,
как постигла меня опала.
Отлучен от двора,
встречаю в изгнанье старость.
Втуне прожитых дней,
увы, не вернуть обратно.
Тяжко мне сознавать
свою печальную участь —
на ничтожном посту
служить в преклонные годы…
Но посмею ли я
обратиться с жалобой дерзкой!
Так и буду дряхлеть,
как ветшающий мост Нагара.
Уж морщины на лбу —
словно в бухте Нанива волны.
Остается скорбеть
о своей злополучной доле.
Уж давно голова
белее снежной вершины
Сира, «Белой горы»,
в отдаленных пределах Коси,
но лелею мечту
отыскать эликсир бессмертья,
о котором молва
летит, как шум водопада,
ниспадающего
с утесов горы Отова, —
чтобы тысячи лет
пребывать вблизи Государя!..
376. …как зверь из сказки китайской… — аллюзия на китайскую притчу о том, как пес и петух, выпив волшебного зелья, приготовленного Лю Анем, с воем и кукареканьем поднялись в облачное небо.
…стражем я состоял… — упоминание о том, что Тадаминэ одно время занимал должность начальника императорской гвардии. Затем он был переведен в гвардию Левого крыла, расквартированную в западной части столицы по поверьям, осень приходит с запада, и ему была поручена охрана дворцового комплекса «запретного города», но не покоев самого императора.
侘ぬれば
今將同じ
難波なる
みを盡しても
逢はむとぞ思ふ
わびぬれば
いまはたおなじ
なにはなる
みをつくしても
あはむとぞおもふ
Мне всё едино теперь!
Я — словно бы в Нанива-море
Спасительный знак.
Пускай я в волнах погибну,
Но раньше встречусь с тобою!
Взято в антологию Огура хякунин иссю, 20.

Также есть в Сюисю, 766

(Перевод по книге «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.)
なにはかた
しほみちくらし
あま衣
たみのの島に
たつなき渡る
なにはかた
しほみちくらし
あまころも
たみののしまに
たつなきわたる
Набегают на брег
в бухте Нанива волны прилива,
и летят журавли,
в поднебесье перекликаясь,
на поля островка Тамино…
336. Нанива — см. коммент, к № 604.
Тамино Соломенный плащ — песчаный островок в осакской бухте Нанива у берега в районе Тэннодзи.
なにはにまかれりける時よめる

つらゆき
なにはにまかれりける時よめる

つらゆき
Сложено во время путешествия в Наниву

Ки-но Цураюки

なにはへまかりける時、たみののしまにて雨にあひてよめる

つらゆき
なにはへまかりける時、たみののしまにて雨にあひてよめる

つらゆき
Попав под дождь на острове Тамино во время путешествия в Наниву, Цураюки сложил эту песню:

Ки-но Цураюки

あめにより
たみのの島を
けふゆけと
名にはかくれぬ
物にそ有りける
あめにより
たみののしまを
けふゆけと
なにはかくれぬ
ものにそありける
Уж не знаю, зачем
этот остров назвали Тамино, —
ведь, застигнут дождем,
не нашел я себе накидки,
а до Нанивы путь не близок…

我を君
なにはの浦に
有りしかは
うきめをみつの
あまとなりにき
われをきみ
なにはのうらに
ありしかは
うきめをみつの
あまとなりにき
Ты отринул меня,
и в Наниве жить я не в силах,
оттого и ушла —
не с рыбачками к морю в Мицу,
а в монашескую обитель…

なにはかた
うらむへきまも
おもほえす
いつこをみつの
あまとかはなる
なにはかた
うらむへきまも
おもほえす
いつこをみつの
あまとかはなる
В чем увидела ты
неверность мою и коварство?
В славной Наниве дом
променяла ты понапрасну
на монашество в храме Мицу!..

なにはなる
なからのはしも
つくるなり
今はわか身を
なににたとへむ
なにはなる
なからのはしも
つくるなり
いまはわかみを
なににたとへむ
Вдруг отстроить решат
старый мост, под названьем Нагара,
тот, что в Наниве, в Цу! —
с чем тогда и сравнить поэту
одинокую свою старость?..

日本霊異記 > 卷中 > 卷中 第七 智者誹妒變化聖人而現至閻羅闕受地獄苦緣 (Слово о человеке ученом, который оскорблял скрытого под обличьем монаха святого, попал в этой жизни во дворец царя Эммы и был наказан в преисподней)
時行基菩薩、有難波、令渡椅堀江造船津。

Бодхисаттва Гё:ги пребывал тогда в Нанива, наводил мосты, рыл каналы и строил гавань.

日本霊異記 > 卷中 > 卷中 第八 贖蟹蝦命放生得現報緣 (Слово о воздаянии в этой жизни за освобождение краба и лягушки)
往於難波、偶得此蟹。

Был я в Нанива, и там мне по случаю достался краб.

夕月夜
しほ満ちくらし
難波江の
蘆の若葉に
こゆる白波
ゆふつきよ
しほみちくらし
なにはえの
あしのわかばに
こゆるしらなみ
Лунная ночь...
Похоже, начался прилив:
В заливе Нанива
По тростникам
Уж катится волна...
* Нанива — берег моря близ г. Осака. Место известно своими зарослями тростника. Просматривается намёк на танка неизвестного автора из «Кокинсю» (свиток «Разные песни» [913]):
В заливе Нанива,
Наверно, начался прилив:
На остров Тамино
С криком
Летят журавли.
忘れじな
難波の秋の
夜半の空
こと浦にすむ
月は見るとも
わすれじな
なにはのあきの
よはのそら
ことうらにすむ
つきはみるとも
О, как бы ни была прекрасна и чиста
Луна в других местах,
Полуночного неба
Залива Нанива —
Не забывай!
* Нанива — постоянный поэтический образ (см. коммент. 26, 57).
夏草の
かりそめにとて
来しかども
難波の浦に
秋ぞ暮れぬる
なつくさの
かりそめにとて
こしかども
なにはのうらに
あきぞくれぬる
Здесь, в Цу, я думал поселиться ненадолго,
Пока трава была густа,
И вот уж осени конец, а я
Всё не могу расстаться
С бухтой Нанива!
* Провинция Цу (позже называлась Сэтцу) — ныне территория префектуры Осака.
* Бухта Нанива — см. коммент. 26, 57.

津の国の
難波の春は夢
なれ
や蘆の枯れ葉に
風わたるなり
つのくにの
なにはのはるは
ゆめなれや
あしのかれはに
かぜわたるなり
Разве то был не сон —
Весна в стране прекрасной Цу,
В заливе Нанива?
Ведь ныне лишь гуляет ветер
Среди увядших тростников...
* ...в стране прекрасной Цу — в дальнейшем провинция Сэтцу, ныне — территория г. Осака (см. коммент. 289). Поэт следует песне-прототипу — танка Ноин-хоси из свитка «Песни весны» антологии «Госэнсю»:
Что, если человеку
С чуткою душою
Показать
Весну в стране прекрасной Цу,
В заливе Нанива?

Фудзивара Сюндзэй, арбитр поэтического турнира, отнёс песню к стилю югэн — сокровенной, «скрытой» красоты.
冬深く
なりにけらしな
難波江の
青葉まじらぬ
蘆のむら立ち
ふゆふかく
なりにけらしな
なにはえの
あをばまじらぬ
あしのむらたち
Глубокая зима...
Листья зеленые уж не мелькают на деревьях.
Лишь островки
Увядших тростников
На берегу залива Нанива...

あはれ人
けふの命を
知らませば
難波の蘆に
契らざらまし
あはれひと
けふのいのちを
しらませば
なにはのあしに
ちぎりらざらまし
Увы! Не знал покойный,
Что ждет его в далекой стороне.
Не обешал бы воротиться в Нанива,
Чтоб любоваться
Листвою нижнею осенних тростников!

難波人蘆
火たく屋に
宿かりて
すずろに袖の
しほたるるかな
なにはひとあし
ひたくやに
やどかりて
すずろにそでの
しほたるるかな
Нашел пристанище я
В хижине рыбацкой в Нанива,
Где жгут камыш для обогрева,
И слезы хлынули, словно прилив,
На рукава мои.

難波潟
短き蘆の
ふしのまも
あはでこの世を
すぐしてよとや
なにはかた
みぢかきあしの
ふしのまも
あはでこのよを
すぐしてよとや
Даже на миг,
Короткий, как коленце тростника
В заливе Нанива,
Со мною ты не встретился.
Как буду дальше жить?

我が恋は
いはぬばかりぞ
難波なる
蘆のしの屋の
下にこそ焚け
わがこひは
いはぬばかりぞ
なにはなる
あしのしのやの
したにこそたけ
Невысказанная моя любовь!
Огонь незримый
Горит в груди,
Подобно тростнику в жилише рыбака
В заливе Нанива.

難波人
いかなるえにか
朽ちはてむ
あふことなみに
身をつくしつつ
なにはひと
いかなるえにか
くちはてむ
あふことなみに
みをつくしつつ
Я — житель Нанива,
И, может, утонуть
Судьба мне в этой бухте. Мне все равно!
С тобою не встречаясь,
Я таю с каждым днем!

難波潟潮
干にあさる
蘆たづも
月かたぶけば
声の恨むる
なにはかたしほ
ひにあさる
あしたづも
つきかたぶけば
こゑのうらむる
В бухте Нанива схлынул прилив,
И бродит в поисках пищи
Журавль в тростниках.
Укором звучит его крик
На закате луны.

沖つ風
夜半に吹くらし
難波潟
あかつきかけて
波ぞ寄すなる
おきつかぜ
よはにふくらし
なにはかた
あかつきかけて
なみぞよすなる
Забрезжил рассвет,
В бухте Нанива волны
С шумом бились о берег:
Видно, на море в полночь
Ветер поднялся...

難波人
葦火燎屋之
酢<四>手雖有
己妻許増
常目頬次吉
なにはひと
あしひたくやの
すしてあれど
おのがつまこそ
つねめづらしき
Хоть стала ты стара, как те дома,
Что копотью покрылись в Нанива,
Где люди жгут тростник,
Но ты — моя жена,
И для меня прекрасной будешь вечно.
* “Где люди жгут тростник…” — т. е. дома бедных людей, топливом для которых вместо угля служит тростник.
臨照
難波菅笠
置古之
後者誰将著
笠有莫國
おしてる
なにはすがかさ
おきふるし
のちはたがきむ
かさならなくに
Шляпа, что ты сплел из камыша
В озаренной блеском бухте Нанива,
Брошена тобой уже давно,
Только шляпу эту, милый мой,
Никому другому не надеть.
* См. п. 2818.
* “Шляпу… никому другому не надеть…” — т. с. никогда не буду женой другого человека (см. п. 2809).
難波方
水手出船之
遥々
別来礼杼
忘金津毛
なにはがた
こぎづるふねの
はろはろに
わかれきぬれど
わすれかねつも
Подобно кораблю, что вдаль уплыл
Из знаменитой бухты Нанива,
Я от тебя далек,
С тобой расстались мы,
Но позабыть тебя я не имею сил…

忍照
難波乃埼尓
引登
赤曽朋舟
曽朋舟尓
綱取繋
引豆良比
有雙雖為
日豆良賓
有雙雖為
有雙不得叙
所言西我身
おしてる
なにはのさきに
ひきのぼる
あかのそほぶね
そほぶねに
あみとりかけ
ひこづらひ
ありなみすれど
いひづらひ
ありなみすれど
ありなみえずぞ
いはえにしあがみ
В озаренной блеском волн
В славной бухте Нанива
Огибают мыс, плывя,
Цвета красного челны,
И вот так же, как на тех
Цвета красного челнах,
Сеть закинув, ловят рыб —
Ловит злобная молва!
Споря и противясь ей,
Хоть и отрицала все,
Споря и противясь ей,
Хоть и отрицала я,
Но, однако, до конца
Не могла я отрицать,
И предметом пересуд
Стать мне нынче довелось!
* По-видимому, вариант старинной народной песни, одна из лучших песен кн. XIII.
* Цвета красного челны — для прочности челны обмазывались красной глиной (НКБТ), см. также п. 3299.
忍照八
難波乃小江尓
廬作
難麻理弖居
葦河尓乎
王召跡
何為牟尓
吾乎召良米夜
明久
<吾>知事乎
歌人跡
和乎召良米夜
笛吹跡
和乎召良米夜
琴引跡
和乎召良米夜
彼<此>毛
<命>受牟跡
今日々々跡
飛鳥尓到
雖<置>
<々>勿尓到雖不策
都久怒尓到

中門由
参納来弖
命受例婆
馬尓己曽
布毛太志可久物
牛尓己曽
鼻縄波久例
足引乃
此片山乃
毛武尓礼乎
五百枝波伎垂
天光夜
日乃異尓干
佐比豆留夜
辛碓尓舂
庭立
<手>碓子尓舂
忍光八
難波乃小江乃
始垂乎
辛久垂来弖
陶人乃
所作龜乎
今日徃
明日取持来
吾目良尓
塩柒給
<腊>賞毛
<腊賞毛>
おしてるや
なにはのをえに
いほつくり
なまりてをる
あしがにを
おほきみめすと
なにせむに
わをめすらめや
あきらけく
わがしることを
うたひとと
わをめすらめや
ふえふきと
わをめすらめや
ことひきと
わをめすらめや
かもかくも
みことうけむと
けふけふと
あすかにいたり
おくとも
おくなにいたり
つかねども
つくのにいたり
ひむがしの
なかのみかどゆ
まゐりきて
みことうくれば
うまにこそ
ふもだしかくもの
うしにこそ
はなづなはくれ
あしひきの
このかたやまの
もむにれを
いほえはきたり
あまてるや
ひのけにほし
さひづるや
からうすにつき
にはにたつ
てうすにつき
おしてるや
なにはのをえの
はつたりを
からくたりきて
すゑひとの
つくれるかめを
けふゆきて
あすとりもちき
わがめらに
しほぬりたまひ
きたひはやすも
きたひはやすも
В бухте Нанива,
Озаренной блеском волн,
Выстроив шалаш,
Жил, скрываясь от людей,
В тростниках зеленых краб.
И когда призвал его
Наш великий государь,
То подумал он: “Зачем
Государь зовет меня?
Хорошо известно мне:
Ни на что не годен я.
Вряд ли он зовет меня,
Чтоб на флейте я играл,
Вряд ли он зовет меня,
Чтоб на кото я играл,
Как бы ни было, но все ж
Я его приказ приму.
Нынче, нынче — говорят,—
Смотришь: завтра настает…
В местность “Завтра” я пришел.
Отправляться будешь в путь —
Ничего не оставляй…
Я в “Не оставляй” пришел.
Хоть и к месту не прибыл,
До полей “Прибыл” дошел.
Выйдя из ворот дворца
Серединных,
Что стоят,
Повернувшись на восток,
Вновь приказ я получил
Государя моего.
Коли лошадь—
Так узду надевают на нее,
Коли бык —
Веревку вмиг возле носа закрепят,
А меня всего скрутив,
Целый день сушили там
На сверкавшем в небесах
Солнце
Рядышком с корой,
Что содрали в тот же миг
Слуги с множества ветвей
Диких вязов, что растут
Там средь распростертых гор.
И в ступе китайской вмиг
Растолкли потом меня,
А в ступе другой, большой,
Размололи в порошок.
И из бухты Нанива,
Озаренной блеском волн,
Свежую, что горше всех,
Соль морскую принесли.
После глиняный горшок,
Что гончар там мастерит,
Нынче выйдя поутру,
Притащили для меня.
И, глаза мои теперь
Горькой солью засолив,
Будут есть, меня хваля,
Будут есть, меня хваля…
[Песня краба]
* Кото — музыкальный инструмент, см. п. 3849.
虚見都
山跡乃國
青<丹>与之
平城京師由
忍照
難波尓久太里
住吉乃
三津尓<舶>能利
直渡
日入國尓
所遣
和我勢能君乎
懸麻久乃
由々志恐伎
墨吉乃
吾大御神
舶乃倍尓
宇之波伎座
船騰毛尓
御立座而
佐之与良牟
礒乃埼々
許藝波底牟
泊々尓
荒風
浪尓安波世受
平久
率而可敝理麻世
毛等能國家尓
そらみつ
やまとのくに
あをによし
ならのみやこゆ
おしてる
なにはにくだり
すみのえの
みつにふなのり
ただわたり
ひのいるくにに
まけらゆる
わがせのきみを
かけまくの
ゆゆしかしこき
すみのえの
わがおほみかみ
ふなのへに
うしはきいまし
ふなともに
みたたしまして
さしよらむ
いそのさきざき
こぎはてむ
とまりとまりに
あらきかぜ
なみにあはせず
たひらけく
ゐてかへりませ
もとのみかどに
О мой милый сердцу друг!
Из Ямато, из страны,
Что узрели в небесах
Боги в ясной высоте,
Дивной в зелени листвы,
Из столицы Нара ты
Прибываешь в Нанива,
Что сверкает блеском волн.
В Суминоэ, в Мицу вновь
Ты плывешь на корабле
По морю прямым путем,
Посланный в далекий край,
Где заходит в небесах солнце.
Страшно и сказать,
Страшно и произнести,
Как могуч наш грозный бог
В Суминоэ!
Пусть же он
Правит на носу судна,
Пусть же этот грозный бог
Станет кормчим корабля,
Каждый раз, когда корабль
Будет возле мысов плыть,
Каждый раз, когда корабль
У причалов должен стать!
С грозным ветром и волной,
С бурей не встречайся ты
И спокойно, без беды
Возвращайся к нам домой,
В старую страну свою…
Возвращайся в край родной!
Песню передал, исполнив ее, Такаясу Танэмаро
* Один из образцов песен-заклинаний, обычно исполняемых перед отъездом послов в Китай (см. п. 4243, 1784).
夜蘇久尓波
那尓波尓都度比
布奈可射里
安我世武比呂乎
美毛比等母我<毛>
やそくには
なにはにつどひ
ふなかざり
あがせむひろを
みもひともがも
Вот из многих из далеких стран
Собрались толпой мы
В бухте Нанива.
Если б в день, когда украшу свой корабль,
Близкие мои взглянули на него!
* В песне говорится об обычае празднично украшать корабль, совершая молебствие перед отплытием.
奈尓波都尓
余曽比余曽比弖
氣布能<比>夜
伊田弖麻可良武
美流波々奈之尓
なにはつに
よそひよそひて
けふのひや
いでてまからむ
みるははなしに
В гавани прекрасной Нанива
Снаряжали, украшали корабли.
Неужели нынче в этот день
Мы отправимся в далекий путь
И не сможет мать на это все взглянуть?..

天皇乃
等保能朝<廷>等
之良奴日
筑紫國波
安多麻毛流
於佐倍乃城曽等
聞食
四方國尓波
比等佐波尓
美知弖波安礼杼
登利我奈久
安豆麻乎能故波
伊田牟可比
加敝里見世受弖
伊佐美多流
多家吉軍卒等
祢疑多麻比
麻氣乃麻尓々々
多良知祢乃
波々我目可礼弖
若草能
都麻乎母麻可受
安良多麻能
月日餘美都々
安之我知流
難波能美津尓
大船尓
末加伊之自奴伎
安佐奈藝尓
可故等登能倍
由布思保尓
可知比伎乎里
安騰母比弖
許藝由久伎美波
奈美乃間乎
伊由伎佐具久美
麻佐吉久母
波夜久伊多里弖
大王乃
美許等能麻尓末
麻須良男乃
許己呂乎母知弖
安里米具<理>
事之乎波良<婆>
都々麻波受
可敝理伎麻勢登
伊波比倍乎
等許敝尓須恵弖
之路多倍能
蘇田遠利加敝之
奴婆多麻乃
久路加美之伎弖
奈我伎氣遠
麻知可母戀牟
波之伎都麻良波
おほきみの
とほのみかどと
しらぬひ
つくしのくには
あたまもる
おさへのきぞと
きこしをす
よものくにには
ひとさはに
みちてはあれど
とりがなく
あづまをのこは
いでむかひ
かへりみせずて
いさみたる
たけきいくさと
ねぎたまひ
まけのまにまに
たらちねの
ははがめかれて
わかくさの
つまをもまかず
あらたまの
つきひよみつつ
あしがちる
なにはのみつに
おほぶねに
まかいしじぬき
あさなぎに
かこととのへ
ゆふしほに
かぢひきをり
あどもひて
こぎゆくきみは
なみのまを
いゆきさぐくみ
まさきくも
はやくいたりて
おほきみの
みことのまにま
ますらをの
こころをもちて
ありめぐり
ことしをはらば
つつまはず
かへりきませと
いはひへを
とこへにすゑて
しろたへの
そでをりかへし
ぬばたまの
くろかみしきて
ながきけを
まちかもこひむ
はしきつまらは
Службою далекою
Сына славного небес
Называется она —
Эта дальняя страна,
Что Цукуси мы зовем,
Там, где яркие огни
Зажигают на полях,
И считается давно
Верной крепостью она,
Что хранит нас от врагов.
И хотя в твоей стране,
В четырех концах земли,
Управляемой тобой,
Много всюду есть людей,
Но в Цукуси шлют сынов
Из восточной стороны,
Где так много певчих птиц.
Собирают там отряд
Храбрый,
Тех, кто смел на вид
И назад не повернет,
Назначенью подчинясь.
Мать родимую свою
Покидает милый сын,
И как вешняя трава,
Им любимая жена
С ним не спит уже теперь.
Новояшмовым годам,
Дням и месяцам ведет
Он все время горький счет.
И в заливе Мину там,
В Нанива,
Где в тростниках
Осыпаются цветы,
К кораблю большому он,
Много весел прикрепив,
В час затишья поутру
Моряков к себе позвав,
В час прилива ввечеру
С силой веслами взмахнув,
Покидает берега.
О ушедшие друзья!
Средь морских далеких волн
Проплывая путь с трудом
И добравшись без беды
До далеких мест своих,
Волю славную верша
Государя своего,
С чувством рыцарей в душе
Храбро все несут дозор!
Дома ж молятся о них,
Вопрошая: “О, когда
Кончатся дела твои?
Без беды скорей домой
Возвращайся ты назад” —
И святой сосуд с вином
Возле ложа своего
Ставят с жаркою мольбой,
Белотканые свои
Загибают рукава,
Ягод тутовых черней
Пряди черные волос
Распуская по плечам,
О, как будут, верно, ждать,
Проводя одни в тоске
Долгие разлуки дни,
Жены милые без вас…
Отомо Якамоти
* Эту песню сложил Отомо Якамоти, сочувствуя пограничным стражам, прибывающим из далеких восточных провинций на о-в Кюсю, оставив на родине родителей, жен и детей. В песне говорится об обрядах, сопутствующих молитвам: ставят сосуд со святым вином у постели в дар богам. Согласно народным магическим обрядам, загибают (выворачивают наизнанку) рукава, чтобы увидеть мужа во сне.
余曽尓能美
々弖夜和多良毛
奈尓波我多
久毛為尓美由流
志麻奈良奈久尓
よそにのみ
みてやわたらも
なにはがた
くもゐにみゆる
しまならなくに
Ужели, как чужой,
Один я буду жить,
Отплыв в далекий край от бухты Нанива,—
Ты станешь далека, подобно островам,
Что средь колодца облаков видны вдали…

天皇乃
等保伎美与尓毛
於之弖流
難波乃久尓々
阿米能之多
之良志賣之伎等
伊麻能乎尓
多要受伊比都々
可氣麻久毛
安夜尓可之古志
可武奈我良
和其大王乃
宇知奈妣久
春初波
夜知久佐尓
波奈佐伎尓保比
夜麻美礼婆
見能等母之久
可波美礼婆
見乃佐夜氣久
母能其等尓
佐可由流等伎登
賣之多麻比
安伎良米多麻比
之伎麻世流
難波宮者
伎己之乎須
四方乃久尓欲里
多弖麻都流
美都奇能船者
保理江欲里
美乎妣伎之都々
安佐奈藝尓
可治比伎能保理
由布之保尓
佐乎佐之久太理
安治牟良能
佐和伎々保比弖
波麻尓伊泥弖
海原見礼婆
之良奈美乃
夜敝乎流我宇倍尓
安麻乎夫祢
波良々尓宇伎弖
於保美氣尓
都加倍麻都流等
乎知許知尓
伊射里都利家理
曽伎太久毛
於藝呂奈伎可毛
己伎婆久母
由多氣伎可母
許己見礼婆
宇倍之神代由
波自米家良思母
すめろきの
とほきみよにも
おしてる
なにはのくにに
あめのした
しらしめしきと
いまのをに
たえずいひつつ
かけまくも
あやにかしこし
かむながら
わごおほきみの
うちなびく
はるのはじめは
やちくさに
はなさきにほひ
やまみれば
みのともしく
かはみれば
みのさやけく
ものごとに
さかゆるときと
めしたまひ
あきらめたまひ
しきませる
なにはのみやは
きこしをす
よものくにより
たてまつる
みつきのふねは
ほりえより
みをびきしつつ
あさなぎに
かぢひきのぼり
ゆふしほに
さをさしくだり
あぢむらの
さわききほひて
はまにいでて
うなはらみれば
しらなみの
やへをるがうへに
あまをぶね
はららにうきて
おほみけに
つかへまつると
をちこちに
いざりつりけり
そきだくも
おぎろなきかも
こきばくも
ゆたけきかも
ここみれば
うべしかむよゆ
はじめけらしも
Ах, в далекие века
Внуков солнечных небес
В дивной Нанива- стране,
Озаренной блеском волн,
Поднебесной управлял
Предок славный —
Внук небес.
И об этом до сих пор
Без конца передают…
Ох, и страшно мне сказать,
Трепета исполнен я.
Ныне держит эту власть,
Воплощая божество,
Государыня моя.
Лишь придет сюда весна
С легкой дымкой над землей,
Сколько разных трав, цветов
Расцветают на полях!
Коль на горы посмотреть —
Высотой ласкают взор,
Коль на реки посмотреть —
Чистотой ласкают взор,
Все, что видишь ты вокруг,
Блеска яркого полно!
И когда на ту красу
Ты изволишь посмотреть,
Не устанет жадный взор
Любоваться на нее!
О, прекраснейший дворец
У залива Нанива,
Где правленье ты вершишь!
С четырех концов страны,
Управляемой тобой,
Корабли везут тебе
Отовсюду дань свою:
Там, из бухты Хориэ,
По теченью вверх плывут,
Как затишье поутру —
Веслами на них гребут,
Ввечеру, в прилива час,
Воду меряют шестом.
И как стаи адзи- птиц,
Так шумит на них народ,
Приплывая к берегам…
На равнину моря там
Взглянешь — и перед тобой
Волны белые кругом
В множество рядов встают,
И качается вдали
На волнах рыбачий челн.
Чтобы яства во дворец
Государыне принесть,
Там и тут, куда ни глянь,
Ловят рыбу для нее
И повсюду жгут костры
Для приманки рыб морских.
Ах, безбрежно море здесь
И границы нет ему!
Необъятна эта ширь!
И когда перед собой
Видишь эту красоту,
Кажется, что было так
С незапамятных времен!
13-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
* Песня Якамоти, в которой он, наблюдая на Кюсю приезжающих из далеких стран стражей и сочувствуя их разлуке с родными, рассказал об их тоске на далекой чужбине от лица такого стража.
櫻花
伊麻佐可里奈里
難波乃海
於之弖流宮尓
伎許之賣須奈倍
さくらばな
いまさかりなり
なにはのうみ
おしてるみやに
きこしめすなへ
Сегодня вишня
Пышно расцвела,
Как и правленье, что вершишь ты ныне
В дворце сверкающем
У моря в Нанива!
* Песня была сложена 13 февраля, поэтому считают, что Якамоти описывает действительно расцветшую вишню. Приведенное сравнение встречается и в других песнях (см. кн. III, песню Оно Ою).
海原乃
由多氣伎見都々
安之我知流
奈尓波尓等之波
倍<奴>倍久於毛保由
うなはらの
ゆたけきみつつ
あしがちる
なにはにとしは
へぬべくおもほゆ
Любуясь, как спокойна гладь
Морской равнины,
Я мечтаю —
Здесь годы проводить в заливе Нанива,
Где с тростников цветы на землю опадают…

奈尓波都尓
美布祢於呂須恵
夜蘇加奴伎
伊麻波許伎奴等
伊母尓都氣許曽
なにはつに
みふねおろすゑ
やそかぬき
いまはこぎぬと
いもにつげこそ
В заливе Нанива,
Спустив корабль в море
И много весел прикрепив к бортам,
Я ныне в путь отплыл —
Об этом дома моей жене любимой передай!
Песня Вакатонэрибэ Хиротари
* Песня обращена к человеку, едущему в восточные провинции.
於之弖流夜
奈尓波能<都由>利
布奈与曽比
阿例波許藝奴等
伊母尓都岐許曽
おしてるや
なにはのつゆり
ふなよそひ
あれはこぎぬと
いもにつぎこそ
Из гавани далекой Нанива,
Чудесно озаренной блеском волн,
Корабль свой снарядив,
Отправился я в путь —
Жене моей об этом передай!
Песня Мононобэ Мититари
奈尓波刀乎
己岐埿弖美例婆
可美佐夫流
伊古麻多可祢尓
久毛曽多奈妣久
なにはとを
こぎでてみれば
かみさぶる
いこまたかねに
くもぞたなびく
И когда оставил позади
Я залив знакомый Нанива
И взглянул с тоскою вдаль перед собой,
Над высоким древним пиком Икома
Только облака тянулись вдалеке.

大王乃
美己等可之古美
都麻和可礼
可奈之久波安礼特
大夫
情布里於許之
等里与曽比
門出乎須礼婆
多良知祢乃
波々可伎奈埿
若草乃
都麻波等里都吉
平久
和礼波伊波々牟
好去而
早還来等
麻蘇埿毛知
奈美太乎能其比
牟世比都々
言語須礼婆
群鳥乃
伊埿多知加弖尓
等騰己保里
可<弊>里美之都々
伊也等保尓
國乎伎波奈例
伊夜多可尓
山乎故要須疑
安之我知流
難波尓伎為弖
由布之保尓
船乎宇氣須恵
安佐奈藝尓
倍牟氣許我牟等
佐毛良布等
和我乎流等伎尓
春霞
之麻<未>尓多知弖
多頭我祢乃
悲鳴婆
波呂<婆>呂尓
伊弊乎於毛比埿
於比曽箭乃
曽与等奈流麻埿
奈氣吉都流香母
おほきみの
みことかしこみ
つまわかれ
かなしくはあれど
ますらをの
こころふりおこし
とりよそひ
かどでをすれば
たらちねの
ははかきなで
わかくさの
つまはとりつき
たひらけく
われはいははむ
まさきくて
はやかへりこと
まそでもち
なみだをのごひ
むせひつつ
ことどひすれば
むらとりの
いでたちかてに
とどこほり
かへりみしつつ
いやとほに
くにをきはなれ
いやたかに
やまをこえすぎ
あしがちる
なにはにきゐて
ゆふしほに
ふねをうけすゑ
あさなぎに
へむけこがむと
さもらふと
わがをるときに
はるかすみ
しまみにたちて
たづがねの
かなしくなけば
はろはろに
いへをおもひで
おひそやの
そよとなるまで
なげきつるかも
Императора приказу
С трепетом внимаю я,
Расстаюсь с женой своей,
Тяжела разлука мне.
Но отважный дух бойца
Я спешу поднять в себе,
Снаряжаюсь в дальний путь,
За ворота выхожу.
И родная мать моя
Гладит ласково меня,
И, как вешняя трава,
Юная моя жена
Держит за руки меня.
Чтобы был спокоен путь,—
Приношу мольбу богам.
“Счастлив будь в своем пути,
Возвращайся поскорей!” —
Говорят жена и мать
И, одежды рукавом
Слезы смахивая с глаз,
Причитают надо мной,
Мне напутствия твердят.
Как взлетает стая птиц,—
Трогаюсь в дорогу я,
Но все мешкаю в пути,
Все оглядываюсь я.
И все дальше ухожу,
Расстаюсь с родной землей,
Высоко взбираюсь я,
Через горы перейдя,
Прибываю в Нанива,
Где в зеленых тростниках
Осыпаются цветы…
Ввечеру, когда прилив,
Выплываю на ладье,
Поутру, в затишья час,
Ветра жду, спеша ладью
Повернуть в обратный путь,
А пока передо мной
Дымкой вешнею туман
Закрывает острова,
Крики дальних журавлей
Так печально здесь звучат,
И, когда их слышу я,
Вспоминаю дом родной,
Что далеко от меня,
И горюю я о нем
Так, что стрелы за спиной
Стонут жалобно со мной!
19-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
奈尓波治乎
由伎弖久麻弖等
和藝毛古賀
都氣之非毛我乎
多延尓氣流可母
なにはぢを
ゆきてくまでと
わぎもこが
つけしひもがを
たえにけるかも
Тот шнур, что завязала мне жена
И говорила: пусть таким он будет
До той поры, как путь пройду я в Нанива
И возвращусь домой обратно,—
Тот шнур теперь порвался у меня!
* “Тот шнур, что завязала мне жена…” — Речь идет о старинном обете верности (см. п. 2558).
* Шнур порвался — в данном случае указывается на очень долгое время, что он пробыл в разлуке с женой.

大王乃
麻氣乃麻尓々々
嶋守尓
和我多知久礼婆
波々蘇婆能
波々能美許等波
美母乃須蘇
都美安氣可伎奈埿
知々能未乃
知々能美許等波
多久頭<努>能
之良比氣乃宇倍由
奈美太多利
奈氣伎乃多婆久
可胡自母乃
多太比等里之氐
安佐刀埿乃
可奈之伎吾子
安良多麻乃
等之能乎奈我久
安比美受波
古非之久安流倍之
今日太<尓>母
許等騰比勢武等
乎之美都々
可奈之備麻勢婆
若草之
都麻母古騰母毛
乎知己知尓
左波尓可久美為
春鳥乃
己恵乃佐麻欲比
之路多倍乃
蘇埿奈伎奴良之
多豆佐波里
和可礼加弖尓等
比伎等騰米
之多比之毛能乎
天皇乃
美許等可之古美
多麻保己乃
美知尓出立
乎可<乃>佐伎
伊多牟流其等尓
与呂頭多妣
可弊里見之都追
波呂々々尓
和可礼之久礼婆
於毛布蘇良
夜須久母安良受
古布流蘇良
久流之伎毛乃乎
宇都世美乃
与能比等奈礼婆
多麻伎波流
伊能知母之良受
海原乃
可之古伎美知乎
之麻豆多比
伊己藝和多利弖
安里米具利
和我久流麻埿尓
多比良氣久
於夜波伊麻佐祢
都々美奈久
都麻波麻多世等
須美乃延能
安我須賣可未尓
奴佐麻都利
伊能里麻乎之弖
奈尓波都尓
船乎宇氣須恵
夜蘇加奴伎
可古<等登>能倍弖
安佐婢良伎
和波己藝埿奴等
伊弊尓都氣己曽
おほきみの
まけのまにまに
しまもりに
わがたちくれば
ははそばの
ははのみことは
みものすそ
つみあげかきなで
ちちのみの
ちちのみことは
たくづのの
しらひげのうへゆ
なみだたり
なげきのたばく
かこじもの
ただひとりして
あさとでの
かなしきあがこ
あらたまの
としのをながく
あひみずは
こひしくあるべし
けふだにも
ことどひせむと
をしみつつ
かなしびませば
わかくさの
つまもこどもも
をちこちに
さはにかくみゐ
はるとりの
こゑのさまよひ
しろたへの
そでなきぬらし
たづさはり
わかれかてにと
ひきとどめ
したひしものを
おほきみの
みことかしこみ
たまほこの
みちにいでたち
をかのさき
いたむるごとに
よろづたび
かへりみしつつ
はろはろに
わかれしくれば
おもふそら
やすくもあらず
こふるそら
くるしきものを
うつせみの
よのひとなれば
たまきはる
いのちもしらず
うなはらの
かしこきみちを
しまづたひ
いこぎわたりて
ありめぐり
わがくるまでに
たひらけく
おやはいまさね
つつみなく
つまはまたせと
すみのえの
あがすめかみに
ぬさまつり
いのりまをして
なにはつに
ふねをうけすゑ
やそかぬき
かこととのへて
あさびらき
わはこぎでぬと
いへにつげこそ
Воле грозной подчинись
Государя своего,
В стражи из дому я шел,
Чтоб границы охранять.
Божество — родная мать,
Воспитавшая меня,
Уцепившись за подол,
Нежно гладила меня,
Божество — родной отец,
Что вскормил, вспоил меня,
Расставаяся со мной,
Слезы горестные лил
На усы, на седину
Длинной бороды своей,
Белой, как из волокон таку
Связанный канат.
И, горюя, говорил:
“Как единое дитя
У оленей —
Ты один
У меня,
Мое дитя,
Дорогой, любимый сын,
Что уходишь поутру…
Если длинной будет нить
Новояшмовых годов —
Не увижу я тебя,
Буду сильно тосковать
Я в разлуке о тебе.
О, хотя бы нынче здесь,
Нам поговорить с тобой!” —
Говорил, жалея он
И печалясь обо мне.
Словно вешняя трава,
Милая моя жена
И детишки там и тут
Окружили все меня,
Как весенних звонких птиц
Их звучали голоса,
В белотканых рукавах,
Верно, прятали слезу,
Взявшись за руки, они
Не давали мне уйти.
“Не отпустим”,— говоря,
Шли они за мною вслед…
Но, приказу подчинись
Государя моего,
Вышел на дорогу я,
Что отмечена давно
Яшмовым копьем,
И в дороге каждый раз,
Огибая там холмы,
Много раз, несчетно раз
Все оглядывался я.
И когда я отошел
Далеко от милых мест,
Стало небо горьких дум
Неспокойно у меня,
Сердце, полное тоски,
Больно сжалось у меня,
Раз ты смертный человек —
Мира бренного жилец,—
Жизнь, что жемчугом блеснет,
Вечно тайна для тебя.
Средь морских пустых равнин,
Страшный путь проплыв в волнах,
Цепь минуя островов,
Буду в мире я кружить,
До тех пор пока домой
Не вернусь опять назад.
Поднеся дары богам —
Покровителям моим
В Суминоэ,
Буду я их об этом умолять,
Чтоб спокойно жить могли
И отец, и мать мои
И без бед меня ждала
Милая моя жена.
Нынче в бухте Нанива
Мой качается корабль,
Много весел закрепив,
Моряков созвав сюда,
Рано утром на заре
Мы отплыли нынче в путь —
И об этом я прошу
Передать моим родным.
23-й день 2-й луны
Отомо Якамоти
おのおのえらび奉れるところ、夏引きの糸のひとすぢならず、夕べの雲の思ひさだめがたきゆゑに、みどりのほら花かうばしきあした、たまのみぎり風すずしき夕べ、難波津の流れをくみてすみにごれるを定め、安積山のあとをたづねて、深き浅きをわかてり。

И каждый выбирал, сообразуясь со своими вкусами и пристрастиями, и потому не были те песни похожими одна на другую, как нити летней пряжи[13], и порой нелегко было решить, какая песня лучше, а которая хуже, как невозможно разделить облака в вечернем небе. И собирали они эти песни, не считаясь со временем, — и утром весенним, когда благоухают цветы возле дворца государя, и по вечерам, когда веет прохладой ветер в его дивном саду. Обращаясь к чистому источнику — песне о бухте Нанива[14], судили они о том, какие песни лучше, а какие хуже, а сообразуясь с песнею о горе Асака — «Мелкой»[15], отделяли они песни глубокой души от мелких.
13. Летняя пряжа — имеется в виду шелковая или конопляная пряжа (прядением, в том числе и разведением шелковичных червей, занимались летом).
14. Песни о бухте Нанива и о горе Асака считались «отцом и матерью» поэзии вака и часто приводились в качестве образца.
Первая из них приписывается корейскому ученому и просветителю Ванни:
В бухте Нанива
На деревьях расцвели цветы.
Скрывавшаяся за зимою, весна пришла,
И на деревьях
Расцвели цветы.
Автор адресует песню наследному принцу Осасаги-но микото (будущий император Нинтоку), который долго не решался занять престол, будучи готов уступить его своему младшему брату, и лишь после смерти последнего стал императором. Песня аллегорична: в
иносказательной форме она сообщает приниу Осасаги, что пришло его время занять престол. Залив (бухта) Нанива - находится на территории современного города Осака.
15. Вторая песня, по преданию, сложена девой-прислужницей (унэмэ) принца Кацураги - с целью развеселить принца, пребывавшего не в духе:
Даже тень горы Асака,
«Мелкой» прозванной, и та
Отражается на дне горного колодца,
Но что мелок сердцем ты,
Вовсе я не думала.
Асака - гора в префектуре Фукусима. Песня строится на игре слов Асака — название горы и асай — «мелкий». Колодцы в горах также были мелкими, и потому на дне их отражались горы и другие окружающие предметы.
難波潟
霞まぬ波も
かすみけり
うつるも曇る
おぼろ月夜に
なにはかた
かすまぬなみも
かすみけり
うつるもくもる
おぼろつきよに
В заливе Нанива
Волны — и те
Окутаны туманом.
В них отражается луна,
Весеннею подёрнутая дымкой.
* Нанива — известное побережье неподалеку от г. Осака, место, связанное с древними историческими событиями, неоднократно воспето в поэзии (см. коммент. 26).
すみなれし
難波の浦を
たちいでて
都へいそぐ
わが心かな
すみなれし
なにはのうらを
たちいでて
みやこへいそぐ
わがこころかな
Спокойно жилось мне,
Но вот из Нанива на лодке
Плыву по волнам я:
В столицу прекрасную нашу
Торопится сердце моё.

中頃の事なるに、津の國難波の里に、おうぢとうば老翁と老媼とと侍り。

Случилось это не теперь. В деревне Нанива в провинции Сэтцу жили старик и старуха.

姫君あさましき事に思しめして、かくていづかたへも行くべきならねど、難波の浦へ行かばやとて、鳥羽の津より舟にのり給ふ。



斯様に打詠じ急がせ給ふに、信濃の伏屋に著き給ひて、翁宣ふやう、「此の程君が恋ひ悲しみ、遥々尋ね給ふ人は此の伏屋に坐し候ぞ、此の翁をば如何なる者と思ふぞ、我はこれ日本の弓矢の守護神、住吉の明神なり、我昔凡夫なりし時恋をして身を焦したる故に、神と現はれ、津の国難波の浦に跡を垂れ、恋する人をば斯く憐みを運ぶ故に、是れまで具して来りたり、汝独りに限るべからず、汝が尋ぬる人はあの棟高き内にましますぞ。」と宣へば、其方見遣る間に掻消す様に失せ給ふ。



宮木ひく
あつさの杣を
かきわけて
なにはのうらを
とほさかりぬる
みやきひく
あつさのそまを
かきわけて
なにはのうらを
とほさかりぬる


しきしまや
大和のうたの
つたはりを
きけははるかに
久かたの
あまつ神世に
はしまりて
みそもしあまり
ひともしは
いつもの宮の
や雲より
おこりけるとそ
しるすなる
それより後は
もも草の
ことのはしけく
ちりちりに
風につけつつ
きこゆれと
ちかきためしに
ほりかはの
なかれをくみて
ささ浪の
よりくる人に
あつらへて
つたなきことは
はまちとり
あとをすゑまて
ととめしと
おもひなからも
つのくにの
なにはのうらの
なにとなく
ふねのさすかに
此ことを
しのひならひし
なこりにて
よの人ききは
はつかしの
もりもやせんと
おもへとも
こころにもあらす
かきつらねつる
しきしまや
やまとのうたの
つたはりを
きけははるかに
ひさかたの
あまつかみよに
はしまりて
みそもしあまり
ひともしは
いつものみやの
やくもより
おこりけるとそ
しるすなる
それよりのちは
ももくさの
ことのはしけく
ちりちりに
かせにつけつつ
きこゆれと
ちかきためしに
ほりかはの
なかれをくみて
ささなみの
よりくるひとに
あつらへて
つたなきことは
はまちとり
あとをすゑまて
ととめしと
おもひなからも
つのくにの
なにはのうらの
なにとなく
ふねのさすかに
このことを
しのひならひし
なこりにて
よのひとききは
はつかしの
もりもやせむと
おもへとも
こころにもあらす
かきつらねつる


花ならぬ
人に心の
うつろひて
なにはの蘆の
ほのめかすらむ
はなならぬ
ひとにこころの
うつろひて
なにはのあしの
ほのめかすらむ


毎至玄圃花芳之朝、璅砌風涼之夕、斟難波津之遺流、尋浅香山之芳躅、或吟或詠、抜犀象之牙角、無党無偏、採翡翠之羽毛。
玄圃花芳しき朝、璅砌風涼しき夕に至る毎に、難波津の遺流を斟み、浅香山の芳躅を尋ね、或いは吟じ或いは詠じて、犀象の牙角を抜き、党無く偏無くして、翡翠の羽毛を採れり。
Собирали эти песни неустанно - и утром весенним, когда благоухают цветы возле дворца государя, и вечером, когда дует прохладный ветер в его саду. Сказано было в том указе, чтобы обращались собиратели к чистому источнику наших песен - песне о бухте Нанива и песне о горе Асака — и с ними сверяли бы свой выбор[25]. Собирая песни, составители оценивали их беспристрастно. Это были, действительно, прекрасные песни, по красоте сравнимые с ветвистыми рогами оленя или по ценности - с бивнями слона. Словно изделия, выделанные рукой искусного резчика. Блестящие, как перья зимородка.

なにはえの
あしのかりねの
一よゆゑ
みをつくしてや
恋ひわたるへき
なにはえの
あしのかりねの
ひとよゆゑ
みをつくしてや
こひわたるへき
В Нанива на берегу
Срезан тростник под корень.
Одна короткая ночь,
Но нет мне теперь спасенья,
Любовь уносит меня.
Включено в антологию Огура хякунин иссю, 88.

(Перевод по книге «Сто стихотворений ста поэтов»: Старинный изборник японской поэзии VII—XIII вв./ Предисл., перевод со старояп., коммент. В. С. Сановича; Под ред. В. Н. Марковой. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.-СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1998. — 288 с.)
心なき
わか身なれとも
津の国の
なにはの春に
たへすも有るかな
こころなき
わかみなれとも
つのくにの
なにはのはるに
たへすもあるかな


君なくて
あしかりけりと
思ふにも
いととなにはの
浦そすみうき
きみなくて
あしかりけりと
おもふにも
いととなにはの
うらそすみうき
Тебя не стало,
И так тяжело
Было мне,
И все печальней в Нанива-
Заливе мне становилось жить.
Танка включена в Ямато-моногатари, 148, в Кокинрокутё, 3; в Кондзяку-моногатари, 30

Перевод: Ермакова Л. М. 1982 г. (Ямато-моногатари)
あしからし
よからむとてそ
わかれけん
なにかなにはの
浦はすみうき
あしからし
よからむとてそ
わかれけむ
なにかなにはの
うらはすみうき
«Не будет тяжело» —
Так говорил ты,
Расставаясь со мной.
Отчего же теперь в Нанива-
Заливе жить печально?
Помещено в Ямато-моногатари, 148

Перевод: Ермакова Л. М. 1982 г. (Ямато-моногатари)
わひぬれは
今はたおなし
なにはなる
身をつくしても
あはむとそ思ふ
わひぬれは
いまはたおなし
なにはなる
みをつくしても
あはむとそおもふ

Также есть в Госэнсю, 960
浦分かず
みるめかるてふ
蜑の身は
何か難波の
方へしもゆく
うらわかず
みるめかるてふ
あまのみは
なにかなにはの
かたへしもゆく


津の國の
難波たゝまく
惜み社
すく藻焚く火の
下に焦るれ
つのくにの
なにはたたまく
をしみこそ
すくもたくひの
したにこかるれ


難波女に
みつとはなしに
芦のねの
よの短くて
明る侘しさ
なにはめに
みつとはなしに
あしのねの
よのみぢかくて
あくるわびしさ


あさりする
時ぞ侘しき
人志れず
難波の浦に
住まふ我身は
あさりする
ときぞわびしき
ひとしれず
なにはのうらに
すまふわれみは


人ごとの
頼み難さは
難波なる
芦の裏葉の
うらみつべしな
ひとごとの
たのみかたさは
なにはなる
あしのうらばの
うらみつべしな


われならぬ
人住の江の
岸に出でゝ
難波の方を
恨みつる哉
われならぬ
ひとすみのえの
きしにいでて
なにはのかたを
うらみつるかな


人並に
あらぬ我身は
難波なる
芦のねのみぞ
下に泣るゝ
ひとなみに
あらぬわがみは
なにはなる
あしのねのみぞ
したになかるる


難波潟
何にもあらず
みをつくし
深き心の
志るしばかりぞ
なにはかた
なににもあらず
みをつくし
ふかきこころの
しるしばかりぞ


難波がた
汀のあしの
老がよに
恨みてぞふる
人のこゝろを
なにはがた
みぎはのあしの
おいがよに
うらみてぞふる
ひとのこころを


難波津を
けふこそみつの
浦毎に
是や此の世を
うみ渡る舟
なにはづを
けふこそみつの
うらごとに
これやこのよを
うみわたるふね


人をとく
あくた河てふ
つのくにの
名にはたかはぬ
物にそ有りける
ひとをとく
あくたかはてふ
つのくにの
なにはたかはぬ
ものにそありける
Ничем ты не расходишься
С землёй Нанива
В стране Цу,
Где течет река Акутагава,
О которой говорят люди.
Танка помещена в Ямато-моногатари, 977

Перевод: Ермакова Л. М. 1982 г. (Ямато-моногатари)
なにはにはらへしにある女まかりたりけるに、もとしたしく侍りけるをとこのあしをかりて、あやしきさまになりて、みちにあひて侍りけるに、さりけなくてとしころはえあはさりつる事なといひつかはしたりけれは、をとこのよみ侍りける

よみ人しらす
なにはにはらへしにある女まかりたりけるに、もとしたしく侍りけるをとこのあしをかりて、あやしきさまになりて、みちにあひて侍りけるに、さりけなくてとしころはえあはさりつる事なといひつかはしたりけれは、をとこのよみ侍りける

よみ人しらす
Автор неизвестен

難波女の
衣干すとて
刈りて焚く
蘆火のけぶり
立たぬ日ぞなき
なにはめの
ころもほすとて
かりてたく
あしひのけぶり
たたぬひぞなき
В бухте Нанива
Горят костры из тростника,
Рыбачки сушат платье,
И не проходит дня,
Чтобы над берегом не поднимался дым.

難波潟
朝満つ潮の
早く来ね
淀まば水の泡
たへず消ぬべし
なにはがた
あさみつしほの
はやくこね
よどまばみのあは
たへずけぬべし


干る潮の
満ちかへる間に
消ぬべくは
何か難波の
かたをだに見ん
ほるしほの
みちかへるまに
けぬべくは
なにかなにはの
かたをだにみん


かくて、ありわたるに、逍遥せまほしかりければ、難波の方へぞ行きける。
かくて、ありわたるに、逍遥せまほしかりければ、難波の方へぞ行きける。


難波潟
おきても行かむ
葦田鶴の
声ふり出でて
なきも留めよ
なにはがた
おきてもゆかむ
あしたづの
こゑふりいでて
なきもとどめよ


難波江の
潮満つまでに
なく田鶴を
また行かなれば
おきて行くらむ
なにはえの
しほみつまでに
なくたづを
またゆかなれば
おきてゆくらむ


勅従四位上高麗朝臣福信遣於難波賜酒肴入唐使藤原朝臣清河等御歌一首并短歌

Песня, сложенная императрицей Кокэн и пожалованная вместе с угощением Фудзивара Киёкава, послу в страну Кара, гонцом императрицы Кома Фукусини, посланным ею в Нанива.

<久>尓<具尓>乃
佐岐毛利都度比
布奈能里弖
和可流乎美礼婆
伊刀母須敝奈之
くにぐにの
さきもりつどひ
ふなのりて
わかるをみれば
いともすべなし
Ах, со всех краев собрались здесь
Стражи пограничные толпой.
И когда смотрю, как, на корабль взойдя,
Все прощаются,—
О, как же тяжко мне!
* В песне говорится о бухте Нанива, где собираются из разных провинций пограничные стражи, чтобы ехать на о-в Кюсю (см. п. 4321).

のがるれど
おなじ難波の
潟なれば
いづれも何か
住吉の里
のがるれど
おなじなにはの
かたなれば
いづれもいづか
すみよしのさと


世の中を
いとふなにはの
春とてや
...
...
よのなかを
いとふなにはの
はるとてや
...
...

* Целиком не сохранилось
大江嘉言、対馬守になりて下るとて、「難波堀江の蘆のうら葉に」とよみて下り侍りにけるほどに、国にてなくなりにけりと聞きて

能因法師
大江嘉言、対馬守になりて下るとて、「難波堀江の蘆のうら葉に」とよみて下り侍りにけるほどに、国にてなくなりにけりと聞きて

能因法師
Сложил, когда узнал, что Оэ-но Ёситоки, назначенный губернатором Цусимы, тот, что сложил песню о «нижних листьях тростников в заливе Нанива», умер в той стороне

Ноин-хоси
* Цусима находится в префектуре Нагасаки. Разделяет остров Ики и Цусимский пролив. Речь идет о песне из антологии «Госюисю»:
Коль жив я буду,
Вновь ворочусь на землю Цу,
Чтоб в бухте Нанива полюбоваться
Листвою нижнею
Осенних тростников.

(Нижние листья раньше других покрываются осенним багрянцем.)
難波の御津寺にて、蘆の葉のそよぐを聞きて

行基菩薩
難波の御津寺にて、蘆の葉のそよぐを聞きて

行基菩薩
Сложил в храме Мицудэра в Нанива, прислушиваясь к шелесту листьев тростника

Гёки Босацу

自山崎乘江赴讚岐,在難波江口,述懷,贈野二郎



思遣る哀
れ難波の
うらさびて
芦の浮根は
さぞ泣かれけむ
おもやるあはれ
れなにはの
うらさびて
あしのうきねは
さぞなかれけむ


同じみゆきに難波の浦にてよみ侍りける

太宰權帥公頼



難波にみゆき侍りける時よめる

置始東人

Песни, сложенные во время путешествия экс-императрицы [Дзито] во дворец Нанива

Окисомэ Адзумахито

心あらむ
人にみせばや
津の國の
難波わたりの
春の景色を
こころあらむ
ひとにみせばや
つのくにの
なにはわたりの
はるのけしきを


五月雨は
なには堀江の
澪標
見えぬや水の
まさるなるらむ
さみだれは
なにはほりえの
みをつくし
みえぬやみづの
まさるなるらむ
С летним дождём
В бухте Хориэ в Нанива
Знак навигационный
Не виден уж, —
Так много воды стало.

難波なる
長柄の橋も
つくるなり
今は我が身を
何にたとへむ
なにはなる
ながらのはしも
つくるなり
いまはわがみを
なににたとへむ
В Нанива
В Нагара старый мост
Ныне, говорят, перестроили.
С кем теперь могу
Я себя сравнить?
* В Нанива... - Песня из "Кокинвакасю" (№ 1051). Автор — известная поэтесса средневековой Японии Исэ. Упоминая старый мост в Нагара в провинции Цу (Нанива), поэтесса намекает на свой возраст. Название бухты и местности Нанива выступает в качестве утамакура, зачина песни, вводящего в текст слово Нагара — название места, находящегося в этой местности.
春難波といふ所にて綱引くを見て詠み侍りける

藤原節信

Находясь весной в Нанива, увидел, как тянут верёвку

Фудзивара Токинобу

仄なる
難波の芦火
いかなれば
たき初むるより
身を焦す覽
ほのかなる
なにはのあしび
いかなれば
たきそむるより
みをこがすらん


秋なにはの方にまかりて月のあかゝりければよめる

參議師頼

Отправился осенью в Нанива, сложил, когда свет луны был ярок

Мороёри

いにしへの
難波の事を
思出でゝ
高津の宮に
月のすむらむ
いにしへの
なにはのことを
おもいでて
たかつのみやに
つきのすむらむ
Вспомнил разное,
Что было в древности
В Нанива,
И, может, в храме Такацу
Живёт луна?

あれにける
たか津の宮の
時鳥
たれとなにはの
事語るらむ
あれにける
たかつのみやの
ほととぎす
たれとなにはの
ことかたるらむ
Кукушка
В заброшенном
Храме Такацу
Кому ты рассказываешь
О Нанива?..

わればかり
長柄の橋は
朽にけり
難波の事も
ふるゝ悲しさ
わればかり
ながらのはしは
くちにけり
なにはのことも
ふるるかなしさ


天の下
のどけかるべし
難波がた
田蓑の島に
御祓志つれば
あめのした
のどけかるべし
なにはがた
たみののしまに
みそぎしつれば


いつしかと
はるきにけりと
津のくにの
難波のうらを
霞こめたり
いつしかと
はるきにけりと
つのくにの
なにはのうらを
かすみこめたり


つゆのちる
あしのわか葉に
月さえて
あきをあらそふ
なにはえのうら
つゆのちる
あしのわかはに
つきさえて
あきをあらそふ
なにはえのうら


しもかれの
なにはのあしの
ほのほのと
あくる湊に
千とり鳴くなり
しもかれの
なにはのあしの
ほのほのと
あくるみなとに
ちとりなくなり


命あらば
今歸りこむ
津の國の
難波ほり江の
芦のうらわに
いのちあらば
いまかへりこむ
つのくにの
なにはほりえの
あしのうらわに


難波潟
月の出しほの
夕なぎに
春のかすみの
限りをぞ知る
なにはがた
つきのいでしほの
ゆふなぎに
はるのかすみの
かぎりをぞしる


難波潟
かりふく芦の
八重がすみ
ひまこそなけれ
はるの曙
なにはかた
かりふくあしの
やへがすみ
ひまこそなけれ
はるのあけぼの


いか樣に
身を盡してか
難波江に
深き思の
しるしみすべき
いかさまに
みをつくしてか
なにはえに
ふかきおもひの
しるしみすべき


戀しきに
難波のことも
思ほえず
たれ住吉の
松といひけむ
こひしきに
なにはのことも
おもほえず
たれすみよしの
まつといひけむ


難波潟
朝みつ汐に
たつ千鳥
うらづたひする
聲ぞきこゆる
なにはかた
あさみつしほに
たつちとり
うらづたひする
こゑぞきこゆる


津の國の
難波のことか
法ならぬ
遊び戯ぶれ
までと社きけ
つのくにの
なにはのことか
のりならぬ
あそびたはぶれ
までとこそきけ


五月まつ
なにはの浦の
時鳥
海士のたくなは
くり返し鳴け
さつきまつ
なにはのうらの
ほととぎす
あまのたくなは
くりかへしなけ


浦風や
なほさむからし
難波人
あし火たく屋に
衣うつなり
うらかぜや
なほさむからし
なにはひと
あしひたくやに
ころもうつなり


難波がた
むれたる鳥の
諸共に
立ちゐる物と
思はましかば
なにはがた
むれたるとりの
もろともに
たちゐるものと
おもはましかば


風ふけば
難波のうらの
濱千鳥
あしまに浪の
立居こそなけ
かぜふけば
なにはのうらの
はまちとり
あしまになみの
たちゐこそなけ
Лишь подует ветер,
И в бухте Нанива
Прибрежные кулики
Плачут оттого,
Что волны меж камышей идут!

なには江や
霞の志たの
澪標
春の志るしや
みえて朽ちなむ
なにはえや
かすみのしたの
みをつくし
はるのしるしや
みえてくちなむ
В бухте Нанива
Под дымкой туманной
Весны ли
Знак навигационный
Виднеется, подгнивший?

螢飛ぶ
難波のこやの
更くる夜に
たかぬ芦火の
影も見え鳬
ほたるとぶ
なにはのこやの
ふくるよに
たかぬあしひの
かげもみえけり


難波潟
志ほ滿つ濱の
夕暮は
つまなきたづの
聲のみぞする
なにはかた
しほみつはまの
ゆふぐれは
つまなきたづの
こゑのみぞする
В заливе Нанива,
На берегу, что залило приливом,
Вечером
Лишь журавль без подруги
В голос плачет!


難波潟
あしまの氷
けぬがうへに
雪ふりかさぬ
面白の身や
なにはかた
あしまのこほり
けぬがうへに
ゆきふりかさぬ
おもしらのみや


難波潟
浦ふく風に
浪たてば
つのぐむ芦の
みえみ見えずみ
なにはかた
うらふくかぜに
なみたてば
つのぐむあしの
みえみみえずみ


難波潟
かりつむ葦の
あしづゝの
ひとへも君を
我や隔つる
なにはかた
かりつむあしの
あしづゝの
ひとへもきみを
われやへだつる


難波なる
同じ入江の
芦のねも
浮身のかたや
沈み果てなむ
なにはなる
おなじいりえの
あしのねも
うきみのかたや
しずみはてなむ


西を思ふ
心ありてぞ
津の國の
難波方りは
見るべかりける
にしをおもふ
こころありてぞ
つのくにの
なにはかたりは
みるべかりける

???
難波江の
志げき蘆間を
こぐ舟は
棹の音にぞ
ゆく方を志る
なにはえの
しげきあしまを
こぐふねは
さをのおとにぞ
ゆくかたをしる
В заливе Нанива
Меж густо разросшихся камышей
Ладьи плывущей
По звуку шеста лишь
Я знаю, куда она идёт.

浦とほき
難波の春の
夕なぎに
入り日かすめる
あはぢ島山
うらとほき
なにはのはるの
ゆふなぎに
いりひかすめる
あはぢしまやま
Далека бухта
Нанива, и в весеннем
Вечернем штиле
Затянуло дымкой туманной
Заходящее за гору острова Авадзи солнце.

難波がた
入江に立てる
みをつくし
霞むぞ春の
しるしなりける
なにはがた
いりえにたてる
みをつくし
かすむぞはるの
しるしなりける


埋れぬ
これや難波の
玉がしは
藻にあらはれて
飛ぶ螢かな
うづもれぬ
これやなにはの
たまがしは
もにあらはれて
とぶほたるかな


難波江や
冬ごもりせし
梅が香の
四方にみちくる
春の汐風
なにはえや
ふゆごもりせし
うめがかの
よもにみちくる
はるのしほかぜ


夏ふかく
茂る難波の
芦間にも
さはらで行くは
螢なりけり
なつふかく
しげるなにはの
あしまにも
さはらでゆくは
ほたるなりけり


故郷と
おもふばかりぞ
難波がた
昔にかはる
月のかげかは
ふるさとと
おもふばかりぞ
なにはがた
むかしにかはる
つきのかげかは


難波がた
浦よりをちの
月かげに
浪もへだてぬ
淡路島やま
なにはがた
うらよりをちの
つきかげに
なみもへだてぬ
あはじしまやま


難波がた
ゆふ浪たかく
風立ちて
浦わの千鳥
あとも定めず
なにはがた
ゆふなみたかく
かぜたちて
うらわのちとり
あともさだめず


難波がた
汀の千鳥
さゆる夜は
芦間のしもに
恨みてぞ鳴く
なにはがた
みぎはのちとり
さゆるよは
あしまのしもに
うらみてぞなく


難波江の
芦のうきねの
長き夜に
あかつき遠く
鳴く千鳥哉
なにはえの
あしのうきねの
ながきよに
あかつきとほく
なくちとりかな


難波人
あしのわか葉や
ほさでたく
緑にかすむ
ゆふ烟かな
なにはひと
あしのわかはや
ほさでたく
みどりにかすむ
ゆふけぶりかな


難波潟
漕ぎ出づる舟の
遙々と
別れ來れども
忘れかねつも
なにはかた
こぎいづるふねの
はるばると
わかれくれども
わすれかねつも


難波潟
同じ入江に
船とめて
いく夜あし間の
月を見つらむ
なにはかた
おなじいりえに
ふねとめて
いくよあしまの
つきをみつらむ


難波江や
おなじ芦間を
こぐ舟も
思はぬ方や
猶さはるらむ
なにはえや
おなじあしまを
こぐふねも
おもはぬかたや
なほさはるらむ


咲き殘る
老木の梅に
忍ぶかな
難波の春の
むかしがたりを
さきのこる
おいこのうめに
しのぶかな
なにはのはるの
むかしがたりを


芦火たく
難波のこやに
立つ烟
月待つよひの
空なへだてそ
あしひたく
なにはのこやに
たつけぶり
つきまつよひの
そらなへだてそ


難波潟
葦ふく小屋の
軒端にも
今日や菖蒲の
隙なかるらむ
なにはかた
あしふく小やの
のきはにも
けふやあやめの
ひまなかるらむ


夢をだに
みつとは言はじ
難波なる
芦の篠屋の
夜半の秋風
ゆめをだに
みつとはいはじ
なにはなる
あしのしのやの
よはのあきかぜ


さぞとだに
仄めかさばや
難波人
折焚くこやの
芦のしのびに
さぞとだに
ほのめかさばや
なにはひと
をりたくこやの
あしのしのびに


難波津の君にそへし歌は天の下の風をかけ、淺香山の采女の戯ぶれは四方の民の心を和ぐ。



難波の芦のあしよし別け難く、片糸の引き〴〵にのみ爭ひ合ひて亂りがはしくなりにけり。



昨日まで
霞みし物を
津の國の
難波わたりの
夏のあけぼの
きのふまで
かすみしものを
つのくにの
なにはわたりの
なつのあけぼの


芦の葉に
隱れて住めば
難波なる
こやの夏こそ
凉しかりけれ
あしのはに
かくれてすめば
なにはなる
こやのなつこそ
すずしかりけれ


難波潟
浦さびしさは
秋霧の
たえ間に見ゆる
あまのつり舟
なにはかた
うらさびしさは
あききりの
たえまにみゆる
あまのつりふね


難波潟
入江にさむき
夕日影
殘るもさびし
あしのむらだち
なにはかた
いりえにさむき
ゆふひかげ
のこるもさびし
あしのむらだち


津の國の
難波よりぞと
云はず共
芦でを見ても
其と知らなむ
つのくにの
なにはよりぞと
いはずとも
あしでをみても
それとしらなむ


津の國の
難波の里の
浦ちかみ
まがきを出づる
あまの釣舟
つのくにの
なにはのさとの
うらちかみ
まがきをいづる
あまのつりぶね


難波津之什者天子之徳也。



押し照るや
難波の浦の
夕なぎに
あしの末葉を
出づる月影
おしてるや
なにはのうらの
ゆふなぎに
あしのすゑはを
いづるつきかげ


難波潟
芦間を分けて
漕ぐ舟の
おとさへ澄める
秋の夜の月
なにはかた
あしまをわけて
こぐふねの
おとさへすめる
あきのよのつき


難波に月見に罷りて五首の歌詠み侍りけるに、海上曉月といふ事を

前大納言爲世



難波潟
いり潮近く
かたぶきて
月より寄する
沖つしらなみ
なにはかた
いりしほちかく
かたぶきて
つきよりよする
おきつしらなみ


難波潟
みぎはの芦に
霜さえて
浦風さむき
あさぼらけかな
なにはかた
みぎはのあしに
しもさえて
うらかぜさむき
あさぼらけかな


漕ぎ歸る
棚なし小舟
跡もなし
難波のあしの
ゆきの下をれ
こぎかへる
たななしをぶね
あともなし
なにはのあしの
ゆきのしたをれ


人々を誘ひて難波に月見に罷りて曉上りけるに前中納言實任など潮湯浴みて彼の所に侍りけるが名殘を慕ひける時頓阿、波の上の月を殘して難波江の芦分小舟漕ぎや別れむと申しければ返しに

前大納言爲世



亭子院難波に御幸せさせ給うける時詠み侍りける

貞數親王



行暮れぬ
こやに一夜の
宿訪ひて
難波の芦の
假寐をやせむ
ゆきくれぬ
こやにひとよの
やどとひて
なにはのあしの
かりねをやせむ


蘆間より
難波の浦を
引く舟の
綱手ながくも
戀ひ渡るかな
あしまより
なにはのうらを
ひくふねの
つなてながくも
こひわたるかな


難波江や
霜に朽ぬる
芦の葉は
そよぐともなく
浦風ぞ吹く
なにはえや
しもにくちぬる
あしのはは
そよぐともなく
うらかぜぞふく


難波がた
月のでしほの
浦風に
よるべ定めず
なく千鳥かな
なにはがた
つきのでしほの
うらかぜに
よるべさだめず
なくちとりかな


難波がた
まさごぢ遠く
ひく潮の
流れ干る間に
つもる白雪
なにはがた
まさごぢとほく
ひくしほの
ながれひるまに
つもるしらゆき


難波潟
浪路はれゆく
夕なぎに
入日まぢかき
淡路しまやま
なにはかた
なみぢはれゆく
ゆふなぎに
いりひまぢかき
あはぢしまやま


難波潟
群れたる鳥の
もろともに
たちゐるものと
思はましかば
なにはがた
むれたるとりの
もろともに
たちゐるものと
おもはましかば


難波潟
あしべ遙に
晴るゝ日は
聲も長閑に
たづぞ鳴くなる
なにはかた
あしべはるかに
はるるひは
こゑものどかに
たづぞなくなる


難波江や
芦間隱れの
みをつくし
逢ふ夜障らぬ
印ともがな
なにはえや
あしまかくれの
みをつくし
あふよさはらぬ
しるしともがな


難波女の
芦のしのやの
しの薄
一夜のふしも
忘れやはする
なにはめの
あしのしのやの
しのすすき
ひとよのふしも
わすれやはする


難波江や
朝おく霜に
折れふして
殘るともなき
よゝの葦原
なにはえや
あさおくしもに
をれふして
のこるともなき
よよのあしはら


津の國の
難波のあしの
世の中を
長閑にと思ふ
わが心かな
つのくにの
なにはのあしの
よのなかを
のどかにとおもふ
わがこころかな


葦間行く
船もさはらず
漕ぎてぬと
聞けば難波の
恨めしきかな
あしまゆく
ふねもさはらず
こぎてぬと
きけばなにはの
うらめしきかな


うらみては
あしと言ふなる
難波潟
涙ぞ袖は
包みわびぬる
うらみては
あしといふなる
なにはかた
なみだぞそでは
つつみわびぬる


難波津之什
難波津之什なにはづのうた


難波津に
咲くや此花
冬籠り
今は春べと
咲くや此花
なにはづに
さくやこのはな
ふゆごもり
いまははるべと
さくやこのはな


あり通ふ
難波の宮は
海近み
海士少女子が
乘れるふね見ゆ
ありかよふ
なにはのみやは
うみちかみ
あまをとめねが
のれるふねみゆ


心ありて
見るとしもなき
難波江の
春の景色は
惜くも有る哉
こころありて
みるとしもなき
なにはえの
はるのけしきは
をしくもあるかな


難波潟
みぎはの雪は
跡もなし
溜ればがてに
浪やかくらむ
なにはかた
みぎはのゆきは
あともなし
たまればがてに
なみやかくらむ


難波江に
夕汐遠く
滿ちぬらし
見らくすくなき
あしの村立
なにはえに
ゆふしほとほく
みちぬらし
みらくすくなき
あしのむらたち


波の上の
月殘らずば
難波江の
芦わけ小舟
なほやさはらむ
なみのうへの
つきのこらずば
なにはえの
あしわけをぶね
なほやさはらむ


難波がた
汐干も月は
やどりけり
葦の末葉に
露をのこして
なにはがた
しおほしもつきは
やどりけり
あしのすゑはに
つゆをのこして


見しかども
誰とも知らず
難波潟
波の夜にて
歸りにしかば
みしかども
たれともしらず
なにはかた
なみのよるにて
かへりにしかば


千はやぶる
神の御代より
木綿だすき
萬代かけて
いひいだす
千々の言の葉
なかりせば
天つそらなる
志らくもの
知らずも空に
たゞよひて
花にまがひし
いろ〳〵は
木々の紅葉と
うつろひて
よるの錦に
ことならず
物思ふやとの
ことぐさを
何によそへて
なぐさめむ
これを思へば
いにしへの
さかしき人も
なには江に
いひ傳へたる
ふることは
長柄のはしの
ながらへて
人をわたさむ
かまへをも
たくみいでけむ
ひだだくみ
よろこぼしくは
おもへども
くれ竹のよの
すゑの世に
絶えなむ事は
さゝがにの
いと恨めしき
はまちどり
空しきあとを
かりがねの
かき連ねたる
たまづさは
こゝろの如く
あらねども
常なきわざと
こりにしを
後の世までの
くるしみを
思ひも知らず
なりぬべみ
露のなさけの
なかりせば
人のちぎりも
いかゞせむ
谷のうもれ木
朽ちはてゝ
鳥のこゑせぬ
おくやまの
深きこゝろも
なくやあらまし
ちはやぶる
かみのみよより
ゆふだすき
よろづよかけて
いひいだす
ちちのことのは
なかりせば
あまつそらなる
しらくもの
しらずもそらに
ただよひて
はなにまがひし
いろいろは
き々のもみぢと
うつろひて
よるのにしきに
ことならず
ものおもふやとの
ことぐさを
なにによそへて
なぐさめむ
これをおもへば
いにしへの
さかしきひとも
なにはえに
いひつたへたる
ふることは
ながらのはしの
ながらへて
ひとをわたさむ
かまへをも
たくみいでけむ
ひだだくみ
よろこぼしくは
おもへども
くれたけのよの
すゑのよに
たえなむことは
ささがにの
いとうらめしき
はまちどり
むなしきあとを
かりがねの
かきつらねたる
たまづさは
こころのごとく
あらねども
つねなきわざと
こりにしを
のちのよまでの
くるしみを
おもひもしらず
なりぬべみ
つゆのなさけの
なかりせば
ひとのちぎりも
いかがせむ
たにのうもれき
くちはてて
とりのこゑせぬ
おくやまの
ふかきこころも
なくやあらまし